eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Методологические замечания к проблеме существования термина

[1]

С точки зрения здравого смысла термины и понятия существуют в научных системах, создаваемых учеными предметниками. Терминологист-исследователь имеет их перед собой в качестве объектов изучения, он выявляет законы их жизни и создает о них соответствующие представления и знания. Это ¾ типичная позиция натурализма, отражение которой в философии критиковал К. Маркс[2]. Постулируя квазивещественное существование терминов и понятий в научных системах, создаваемых учеными-предметниками, мы забываем о том, что и понятия, и термины являются предметами практической, инженерно-конструктивной или проектировочной деятельности терминологиста.

Когда мы имеем дело с уже устоявшимися областями инженерии или науки, то в их конструкциях предметов и объектов совершенно перестаем замечать качество созданности. Нам кажется, что все это ¾ естественно существующие объекты, независимые от инженерной и познавательной деятельности человека, противостоящие ей. Но когда какая-либо новая область или сфера деятельности только еще складывается, только оформляется, когда ее функции и ее назначение определены еще неявно ¾ через разрывы в других деятельностях и необходимость преодолеть их, когда еще неясно, какой именно будет эта деятельность и как она будет социально организована, когда нет еще культурной традиции, получаемой по наследству от предшествующих поколений, тогда нет и иллюзии естественного существования соответствующих этой деятельности предметов и объектов, ибо их приходится создавать, конструировать, с тем, чтобы организовать и оформить саму деятельность.

Именно в такой ситуации встает обычно методологическая проблема существования предметов и объектов данной деятельности (ср. с проблемой существования треугольника у Евклида, пустоты ¾ у Аристотеля и Галилея, бесконечно-малой ¾ у Ньютона и Карно, эфира у Максвелла и т.п.); в такой же ситуации и примерно на таком же этапе развития встает проблема существования термина в терминологической работе. И решение ее мы ищем на тех же путях, какими шли исследователи в других науках, хотя со значительно большим сознанием и пониманием процедур своей собственной работы, ибо средства для такого понимания уже были даны нам в сочинениях Фихте, Шеллинга, Гегеля и Маркса. Они поставили конструкции предметов и объектов знания в зависимость от теоретической и практической деятельности (сейчас мы могли бы добавить: в зависимость от социальных форм ее дифференциации и организации) и таким образом сделали специальное изучение деятельности условием предпосылкой решения собственно предметных и объектно-онтологических проблем.

В отличие от «объектов природы» предметы деятельности имеют множественное существование: внутри него должно быть выделено прежде всего существование в виде образца или нормы (т.е. в рамках системы культуры) и существование в виде реализации этого образца или нормы в ином материале (т.е. в рамках социетальной системы). Точнее, нужно даже сказать, что всякий предмет деятельности существует всегда по меньшей мере в виде связки образца (нормы) и его реализации.

Главным тогда становится вопрос: кто, собственно, создает нормы, которые по сути дела порождают понятие или термин, делают их особыми и самостоятельными предметами деятельности. Если такие нормы создаются учеными-предметниками, то терминологист, действительно, может иметь понятия или термины как бы пред собой, но не в виде предметов своей практической деятельности, а в виде материала, на который он еще должен наложить свою деятельность и посредством ее как бы вырезать в понятиях и терминах какие-то новые, свои, специфические предметы деятельности.

Если же нормы, впервые выделяющие и создающие понятия и термины, вырабатываются самими терминологистами, тогда в научных системах, созданных учеными-предметниками независимо от деятельности терминологиста и ее продуктов, нет и не может быть ни понятий, ни терминов в собственном смысле этого слова. И те, и другие впервые создаются на материале научных текстов, благодаря тому, что терминологисты делают определенные элементы и части этих текстов предметами своей деятельности и создают в ходе этого определенные нормы, как бы вырезывающие эти элементы и части из научного текста.

Изложенные соображения порождают ряд весьма сложных теоретических и методологических проблем и существенно влияют на цели и задачи практической работы терминологов.


[1] Актуальные проблемы лексикологии. Тезисы докладов третьей лингвистической коконференции 3-7 мая 1971 г. Ч. 1. Новосибирск: НГУ, 1971.

[2] К. Маркс, Ф. Энгельс. Сочинения. Т. 3. М., 1955, с.1.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17