eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Зиновьев Александр Александрович

Зиновьев А.А.

Выдающийся русский мыслитель 2-й половины ХХ века; философ, методолог, логик, социолог, социальный психолог, политолог, писатель, поэт, художник-график; доктор философских наук, профессор, получивший прижизненное признание всемирно известный ученый, публицист; предтеча ММК.

Из руководимого А.А. Зиновьевым логико-методологического семинара вышла плеяда выдающихся  российских философов-методологов (Н.Г. Алексеев, В.А. Грушин, М.К. Мамардашвили, Г.П. Щедровицкий), он был учителем, соратником и другом основателей ММК в первый период его зарождения в виде кружка содержательно-генетической логики в 1950-е гг. Затем радикально разошелся с этими методологически и содержательно ориентированными учениками, создав с другими, математически и формально ориентированными логиками (А.А. Ивин и др.) оригинальную научную школу современной математической (модальной, многозначной, комплексной) логики. Влияние разработанного и эксплицированного Зиновьевым из трудов К.Маркса метода восхождения от абстрактного к конкретному  прослеживается в трудах содержательно-генетических логиков рубежа 1950-60-х гг. – Г.П. Щедровицкого, Н.Г. Алексеева, В.С. Швырева, Э.Г. Юдина и др., а аксиоматический подход и его операционализация средствами многозначной, комплексной матлогики – в трудах членов того же кружка И.С. Ладенко, В.А. Лефевра, В.Н. Садовского и др.

Неразрывно связанные в жизнедеятельности Зиновьева жизненный путь и научно-художественное творчество разделяются на три радикально различные этапа его развития: советский (1922-77), европейский (1978-90), российский (1991-2006). Поскольку такие этапы присущи любому эмигранту, вернувшемуся на родину после 1991-93 гг., то для характеристики творческой индивидуальности Зиновьева целесообразно дифференцировать эволюцию его жизнедеятельности на ряд этапов формирования и развития творческой личности, вклад которой в российскую культуру сопоставим со вкладами таких выдающихся деятелей науки и искусства, как В.С. Высоцкий, М.К. Мамардашвили, Б.Ш. Окуджава, А.Д. Сахаров, Г.П. Щедровицкий А.И. Солженицын, Э.А. Радзинский и других властителей дум россиян на изломе революционной эпохи 80-90-х гг. ХХ.

Первый этап – период предвоенного становления оппозиционно настроенной к сталинизму личности, затем поднявшейся из низов народной гущи до высот мирового признания). Зиновьев родился в 1922 г. на исходе гражданской войны в бедной многодетной крестьянской семье в деревне под Чухломой. Вопреки насаждавшейся в эпоху «великого перелома» (т.е. становления сталинской диктатуры на рубеже 1920-30-х гг.) официальной большевистской идеологии, он рано социально самоопределился, уже в 16 лет встав в своем бунтующем сознании в духовную оппозицию к сталинизму. Будучи взят для дознания по «дружескому» доносу, был арестован, но сумел бежать из-под стражи и год, скрываясь, бродяжил, обретая экзистенциально-психологический опыт советского коммунального бытия и осваивая новоязовскую лексику и смачный народный говор (мастерски потом использованный в художественно-публицистических произведениях), активно рефлектируя окружавшую его жизнь и выстраивая собственное оригинальное мировидение. Волевой и смышленый сельский паренек сумел вырваться из бродяжничества и, поднаторев в социальной рефлексии городской жизни пролетариата, поступил в Москве ни много ни мало в ИФЛИ (Институт философии и литературы), да еще на философский факультет.

Второй этап – период духовно-нравственной закалки самостоятельно мыслящей и ответственной перед боевыми товарищами личности (танкист, затем летчик) в горниле фронтовой деятельности.

Жизненный опыт и его социально-экзистенциальная рефлексия позволили дифференцировать психологические характеры и типологизировать социологические детерминанты их ролевой реализации в советской действительности, что потом было использовано в философской рефлексии и художественной публицистике.

Третий этап (послевоенный период) завершение начатого еще в ИФЛИ и прерванного войной социально-гуманитарного образования Зиновьева-студента, затем аспиранта философского факультета МГУ. Здесь он специализировался в самой абстрактной и максимально удаленной от социальной действительности области – в формальной, а затем математической логике. В результате сформировался ученый-логик со строгим рациональным мышлением, благодаря мощи которого им была успешно защищена новаторская кандидатская диссертация («Метод восхождения от абстрактного к конкретному в Капитале К.Маркса», МГУ, 1954), посвященная по сути логико-диалектическому анализу  марксистской методологии и ее реализации на историко-экономическом материале. Тем самым Зиновьев осуществил концептуальную экспликацию и методологическую рефлексию Марксова метода восхождения от абстрактного к конкретному, что составило эпоху в советской послевоенной философской мысли середины 1950-х гг.

Четвертый этап связан с созданием вместе с аспирантами и студентами философского факультета МГУ (Б.А. Грушиным, М.К. Мамардашвили, Г.П. Щедровицким, а затем Н.Г. Алексеевым, В.А. Костеловским, В.Н. Садовским, В.И. Столяровым, В.С. Швыревым и др.) философско-логического кружка, где в оппозиции к традиционной формальной и ортодоксальной диалектической логике обсуждались логико-методологические проблемы строения и развития научного знания. В этот период Зиновьев публикует научно-логические и философско-методологические труды: «Логическое строение знаний о связях» (1959), «Философские проблемы многозначной логики»(1960) и др. В силу обнаружившихся принципиальных противоречий содержательного и личного характера, он (вместе со своими сторонниками В.К. Финном и Д.А. Лахути) расходится с первым кругом учеников и последователей (во главе с Г.П. Щедровицким), углубляясь в логико-эпистемологическую проблематику строения научного знания («Дедуктивный метод в исследовании высказываний о связи», 1960) – в отличие от недавних соратников, сосредоточившихся на логико-методологических проблемах развития научного познания и сорганизовавшихся для их изучения в инновационную научно-деятельностную структуру – Кружок содержательно-генетической логики (затем ММК).

На пятом этапе – с конца 50-х до середины 70-х гг. – Зиновьев разрабатывает оригинальную логико-математическую концепцию строения научного знания («Логика высказываний и теория вывода», 1962) и создает на философском факультете МГУ, а затем в Институте философии АН СССР реализующую ее научную школу многозначной логики («Двузначная и многозначная логика», 1963). Научные достижения Зиновьева («О применении модальной логики в методологии науки», 1964; «Об основных понятиях и принципах логики науки», 1964) и его школы получают внутрисоюзную («Логическое исследование», 1968; «Очерк многозначной логики», 1968) и международную («Комплексная логика», 1970) известность.

Однако он лишен возможности презентовать оригинальность предложенного им научного подхода и конструктивность достижений своей научной школы на международных философско-логических форумах, поскольку в силу обстоятельств жизненного пути его, выдающегося ученого-логика, не выпускают в зарубежные командировки (термин времен СССР – «невыездной»).

Шестой этап (1970-е гг.) связан с экзистенциально-творческой рефлексией противоречий научно-профессиональной и духовно-нравственной деятельности, что привело к идейному отчуждению Зиновьевым ценностей советской действительности, а затем к радикальной критике социального бытия, что нашло выражение в едкой философско-художественной сатире – самом известном его социологическом романе «Зияющие высоты». Публикация романа за рубежом (1976), естественно, привела к официальному остракизму. Спустя два года Зиновьев был лишен боевых наград, ученых степеней, звания профессора, советского гражданства и выслан с женой за границу.

Седьмой этап жизнетворчества Зиновьева, поселившегося в ФРГ, – развитие на рубеже 1970-80-х гг. литературного мастерства в жанре сатирической поэзии (сборник «Мой дом – моя чужбина») и, в особенности, публицистической прозы («В преддверии рая», 1977; «Желтый дом», 1978; «Без иллюзий», 1979; «Мы и Запад», 1981; «Ни свободы, ни равенства, ни братства», 1983»), посвященной научно-сатирической критике советской системы.

Основное содержание восьмого этапа (1980-е гг.) – социо-культурная рефлексия структуры советского общества как социалистической системы, реализованной в превращенных формах коммунистических идеалов: Зиновьев строит философско-социологическую концепцию «коммунального общества» – «Коммунизм и реальность» (1981), «Сила неверия» (1986), «Горбачевизм» (1987), эссе (1988) и затем роман (1990) «Катастройка», «Гомо советикус» и др. Критический потенциал этих концептуально-социологических произведений и их едкая, сатирико-публицистическая форма оказали большое влияние на формирование оппозиционных представлений научной интеллигенции и широких народных масс. На рубеже 1980-90-х гг. романы Зиновьева, так же, как публицистика А. Солженицына, А. Сахарова и др. аналогичных социальных мыслителей, способствовали образованию революционной ситуации в стране (см. его изданные во Франции мемуары «Исповедь лишнего человека», 1990). На волне углублявшейся перестройки, демократизации и гласности Указом Президента СССР М.С. Горбачева Зиновьеву было возвращено советское гражданство (1990), а также все награды и звания.

Девятый этап связан с культурно-исторической рефлексией революционной драмы 1991-93 гг., приведшей к распаду СССР как мировой державы. В результате, вернувшись в новую Россию, Зиновьев из яростного критика советской системы превращается чуть ли не в апологета ее самодостаточности как неизбежного этапа развития социалистической идеи в «коммунальных» условиях российского общества. Эта трансформация отразилась в философско-публицистических произведениях и хроникально-социологических очерках рубежа 1990-2000-х гг. – «Кризис коммунизма», «Перестройка в Партграде», «Революция в Партграде» и др.

В целом творческой личности Зиновьева – социального мыслителя, логика, писателя-публициста и поэта-сатирика – присущи смелость и острота мысли, оригинальность и системность идей, эссеизм и художественность форм, логичность и аксиоматичность конструкций, целеустремленность и идейность деятельности, самоотверженность и патриотизм социального бытия. Его яркий уникальный жизненный путь являет удивительное по своей цельности, мощи и продуктивности рефлексивно-экзистенциальное воплощение эксплицированных им еще в кандидатской диссертации социально-методологических ценностей восхождения от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному. В самом деле, жизнетворчество Зиновьева эволюционировало от социально-оппозиционного самоопределения в противоречивой довоенной конкретике набиравшего силу сталинизма через мыслительное отчуждение от него в послевоенные годы посредством рефлексивно-методологической концентрации на абстрактно-логической научной деятельности до экзистенциально-публицистического погружения в художественно-социологическую критику деструктивных противоречий социального бытия в застойные годы.

Именно методологический старт развития мыслителя Зиновьева в 1950-е гг. оказался и системообразующим периодом его собственной жизнедеятельности как логика и художника-публициста, и стратовым эпицентром философско-методологических инноваций и личностно-коммуникативных противоречий, которые были конструктивно сняты Г.П. Щедровицким и другими выше поименованными членами Логического кружка, на рубеже 1950-60-х гг. трансформированного в Московский методологический кружок.

Отношение Зиновьева – как предтечи ММК к создателям, идеям и наследию школы Щедровицкого было противоречивым и менялось на различных этапах от определенного интереса и ревнивого отчуждения через принципиальную критику до глухого признания самостоятельности и фундаментальности наработок ММК. В 2003 г. мне довелось слушать двухчасовой доклад Александра Александровича в многочисленной аудитории Российской академии госслужбы при Президенте РФ, в котором он развернул и обосновал свою широко известную по работам (М., 1990, 1994, 2003) философско-социологическую трактовку развития России советского и современного периода. Итожа и обобщая свои научные достижения, Зиновьев, в частности, подчеркнул создание им социологической теории развития коммунального общества и научной школы многозначной логики, а также отметил существенный вклад своих учеников в мировую методологию. Когда перешли к вопросам, я (для начала сказав, что сам «происхожу» из философской и психологической страты, многих философов и методологов знаю лично, так как участвовал в системно-методологических семинарах 1960-70-х гг.) спросил Александра Александровича, в чем он видит этот вклад и кого из учеников может назвать, на что он ответил, что это широко известно научно-философской общественности.

В последние годы жизни Зиновьев, как всегда, интенсивно работал и нередко публично выступал с докладами в институтах, учреждениях, в печати и на телевидении, продолжая свои философско-социологические исследования и обобщая их результаты в современном социально-экономическом контексте динамики российского общества и мировой культуры, внося весомый вклад в ее цивилизационное развитие.

Библиография:

Зиновьев А.А. Дедуктивный метод в исследовании высказываний о связях. М., 1960.

Зиновьев А.А. Логика высказываний и теория вывода. М., 1962.

Зиновьев А.А. О применении модальной логики в методологии науки. М., 1964.

Зиновьев А.А. Основы логической теории научных знаний. М., Наука, 1967.

Зиновьев А.А. Зияющие высоты. Тт. 1, 2. М.: ПИК, 1990.

Зиновьев А.А. Гомосоветикус. Мой дом – моя чужбина. М.: Лепта, 1991.

Зиновьев А.А. Коммунизм как реальность. Кризис коммунизма. М.: Центрополиграф, 1994.

Зиновьев А.А. Катастройка. М.: Эксмо, 2003.

Семенов И.Н. Типология, периодизация и организация рефлексивного подхода в психологии и социально-гуманитарных науках // Рефлексивный подход к психологическому обеспечению образования. М., 2004.

Щедровицкий Г.П. Я всегда был идеалистом. М., 2001.

И.Н. Семенов

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 13, стр. 1., +7 (495) 902-02-17, +7 (965) 359-61-44