eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Аросьев Дмитрий Александрович

Аросьев Д.А.

Судьба Д.А. Аросьева неординарна. Воспитывался в военной музыкальной школе, окончил какую-то особую кафедру Лесотехнического института. Именно тогда он впервые услышал – «ритм лечит сердце», которая изменила что-то в его мировосприятии, и он ринулся в спорт. В нем Дмитрий Александрович быстро достиг успехов, стал тренером по гребле и сразу же начал сопротивлялся традиционной методике спортивной подготовки: длинный основной период, где человек накапливает «физику», подготовительный период, где быстро и коротко настраивается, и, наконец, соревновательный, где реализуются ранее развитые навыки; восстановительный период, после которого все повторяется заново. Аросьев начал все планировать иначе – с конца, исходя из той деятельности, которую спортсмену предстояло осуществить в соревнованиях. Проектный подход к спортивной подготовке был построен Д.А. Аросьевым в результате его сотрудничества с Г.П. Щедровицким.

Видимо, необычная судьба наложила на Дмитрия Александровича отпечаток: он тянулся ко всему новому, необычному, неординарному. Именно поэтому, прослышав о Щедровицком, он пришел к нему на лекцию, а позже уже ГП привел Аросьева в Московский областной институт физкультуры читать лекции о планировании спортивной подготовки. Это было действительно необычно и удивительно: чувствовалось, что его метод, основанный на стремлении синтезировать разные предметные знания для конструирования и проектирования системы подготовки спортсменов, действительно может помочь в тренерской работе. В свою очередь, и Георгий Петрович стремился осмыслить то, что делал Аросьев, придав этому какой-либо статус. Он рассматривал это, во-первых, как опыт проектирования в социальной сфере, что было достаточно ново для того времени, поскольку в соцсфере всегда все происходило как бы само собой: проектировали дома, а не системы работы с людьми. Во-вторых, ГП видел в этом опыт конфигурации знаний из разных наук.

То есть у ГП и ДА, помимо теплых дружеских отношений, был и взаимный интерес по содержательным вопросам. Нельзя сказать, что Аросьев продвигал методологические идеи, скорее он помогал в этом ГП; с легкостью вошел в методологическое движение и с такой же легкостью спустя какое-то время из него вышел.

С.И. Котельников говорил, что ближайшими сподвижниками ГП были Олег Генисаретский, Виталий Дубровский, Вадим Розин, Борис Сазонов, а вот пятым с ними, хотя как-то немного «сбоку», был Аросьев, который сотрудничал и дружил с названными людьми. Тогда он действительно был активным участником ММК, участвовал в семинарах, привлекал ГП к работе со спортивными командами (в частности, со сборными профсоюзов по разным видам спорта). Благодаря ему Щедровицкий заключал договора на научную работу с рядом команд – по стрельбе, гребле, легкой атлетике, горным лыжам.

После Московской Олимпиады (1980) государственный интерес к спорту поутих. Дмитрий Александрович из спорткомитета перешел в НИИ общей и педагогической психологии (директором его тогда был В.В. Давыдов) в лабораторию психологии спорта, начал увлекаться психотерапией и разработками в области содержания образования, участвовал в первых играх Ю.В. Громыко и В.А. Жегалина, впоследствии стремясь наработанное в них реализовать в частных школах, где работал как психолог.

То, что его трудовая книжка лежала в том или ином отделе кадров, для него никогда не было значимо – он всегда занимался только тем, что считал интересным и нужным, включаясь в ту работу, в которой хотел участвовать. Например, ему многое не нравилось в советской системе образования, и как только появилась возможность хоть что-то в ней изменить, формально числясь в спортивной лаборатории, он находил единомышленников и начинал действовать.

Аросьев участвовал во многих ОД играх, даже пытался проводить их сам, например, с людьми, которые занимались детскими домами и начальным профессиональным образованием. По его инициативе совместно с Жегалиным была проведена ОДИ, связанная с выборами депутатов от каких-то подмосковных районов и городов. Он многое успел, но, кроме книги «Система спортивной подготовки», у него нет ни одной завершенной работы. Он собирался описать то, над чем трудился в образовании, всю жизнь мечтал написать книгу о своем отце…

Не считая методологию делом своей жизни, Дмитрий Александрович никогда не отказывался от методологии. Не занимаясь ею глубоко, использовал ее в той мере, в какой считал полезным: когда занимался спортом – для спорта, когда занимался психологией – для психологии, когда занимался образованием – для образования.

Могу сказать, что главным интересом для Д.А. Аросьева был человек сам по себе, но не скажу, что у него была какая-то идея человека. Скорее всего, он как раз метался и двигался в ее поисках, постоянно хватаясь за разные теории. С этой точки зрения среди его увлечений представления Г.П. Щедровицкого и СМД подход были «одним из». А основное, связанное с его участием в методологическом движении, им было сделано в спорте.

Дмитрий Александрович был человеком чувствительным и талантливым, с легкостью и быстротой включался в различные профессиональные области, схватывал разные подходы, понимал разные теории, хотя никогда не заставлял себя освоить что-нибудь полностью. Его можно назвать эклектиком. Иногда его эклектика, как в спорте, превращалась в реализуемый проект, а иногда, как в образовании, так и оставалась эклектикой.

По воспоминаниям И. Назаровой записала А. Петрушова

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 13, стр. 1., +7 (495) 902-02-17, +7 (965) 359-61-44