eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Щедровицкий Лев Петрович

Щедровицкий Л.П.

ГП утверждал, что Мышление паразитирует на человеках. Если это действительно так, то со мной ему (этому Мышлению), видимо, не повезло: я не стал методологом.

Я много раз слышал, что для того, чтобы стать методологом, нужно лет пять, как минимум, работать (вкалывать!) в ММК. Правда, я-то думаю, что это – лишь необходимое, но явно недостаточное условие. Некоторые члены ММК, имеющие «необходимый» стаж, на мой взгляд, методологами так и не стали. Видимо, это самое Мышление не на всех «садится». Они, безусловно, очень продвинутые, эрудированные люди и сильно отличаются от тех, кто не работал на семинарах ММК, но, как говорится, «многознание ума (в данном случае – Мышления) не прибавляет». Короче, для меня «методолог» – это очень высокая планка.

Я не был членом ММК, хотя на некоторых семинарах присутствовал – в качестве ротозея. Это может показаться странным, но и с моим братом-методологом я познакомился довольно-таки поздно: в 1966 году на симпозиуме «Метод моделирования в естествознании» в г. Тарту, где «маршировала» блистательная команда ММК тех лет. Я наблюдал за их работой, в особенности за работой ГП, с открытым ртом и, вернувшись домой, сказал маме: «Капитолина! А ведь твой старший сын – гений». Она не поверила…

В методологической среде (или в методологическом движении) я оказался следующим образом (если не считать, конечно, что все было заранее спланировано и организовано самим ГП). Закончив в 1958 г. физфак МГУ и проработав некоторое время по распределению в п/я, я попал в 1962 г. (благодаря связям ГП) на Отделение психологии МГУ (возглавляемое А.Н. Леонтьевым) – в лабораторию инженерной психологии Ю.Б. Гиппенрейтер, где сначала занимался исследованиями движений глаз (с помощью присосок, устанавливаемых на роговицу), а затем (с 1965 г.) инженерно-психологическим проектированием. В 1966 г. туда же ГП «поместил» В.Я. Дубровского для разработки методологии инженерной психологии. Встреча с ним и была началом моей «методологической» траектории («методологизированности»). Эта встреча кардинальным образом изменила мою судьбу, и Виталию Дубровскому я обязан очень многим (в частности, он был фактическим руководителем моей диссертации).

В 1969 г. на психфаке нам удалось организовать хоздоговорную лабораторию, в которой ключевую методологическую роль играли Дубровский и Анатолий Пископпель, а я, будучи формально руководителем, старался не мешать им работать. Итогом этой работы стала методологическая концепция инженерной психологии и инженерно-психологического проектирования, противопоставленная концепции эргономики В.П. Зинченко и В.М. Мунипова.

Созданная нами лаборатория во многих отношениях была уникальной, что и определило ее расформирование в 1971/72 гг.

С середины 70-х до середины 80-х я читал на психфаке лекции по системному и инженерно-психологическому проектированию.

Я не был активным и последовательным участником игр. Первой игрой, на которую я попал, была игра в Пущино (1984 г.). Потом было еще несколько игр (три или четыре), в том числе игра под руководством Сергея Попова (давшая материал для сопоставления). Я понял, что очень плохо ориентируюсь в игровых ситуациях из-за недостатка методологической подготовки. И еще я понял, какая это мощная штука: эти игры дали мощный импульс моему личностному развитию. Во всяком случае, именно их влиянием на меня я объясняю эпизод в моей жизни, которым горжусь: в 86-м в течение года я организовывал защиту человека, приговоренного судом к восьми годам за взяточничество, и выиграл процесс (имея нулевое представление о функционировании юридической сферы). Я убежден, что без развивающего «пинка», полученного на играх, эту работу я не осилил бы.

В 94-м, после смерти ГП, на одной из встреч с Галиной Давыдовой и Петром Щедровицким я сказал в «совковой» манере, что необходимо срочно публиковать работы ГП. На что получил игротехнический ответ: «Ты сказал “необходимо” – вот и издавай»! Я подумал: «На "слабо" ребята проверяете? Отлично!». Так началась транслятивная линия в моей биографии.

Я предпочитаю командную работу, и вместе с Анатолием Пископпелем мы в 1995 г. подготовили к изданию «Избранные труды» ГП. В 97-м мы привлекли в нашу команду Владимира Рокитянского и подготовили том работ под названием «Философия. Наука. Методология». В это же время началась работа по созданию электронной библиотеки «Наследие ММК».

В 1999 г. был запущен (с участием Галины Давыдовой) новый проект – серия «Из архива Г.П. Щедровицкого». К настоящему времени издано десять томиков этой («серой») серии и еще один том «черной» серии – «Мышление. Понимание. Рефлексия» (2005 г.).

В 2004 г. учреждено наше собственное издательство «Наследие ММК» – с помощью Сергея Норкина (ставшего директором издательства).

Несколько последних лет ведется работа по переводу в электронную форму «болшевской» части архива ГП при поддержке Тимофеем Сергейцевым, Дмитрием Куликовым, Искандером Валитовым, Сергеем Котельниковым, Андреем Реусом, Владимиром Чирковым… (да простят меня те, кого я не назвал).

На мой взгляд, ММК (но не методологическое движение!) закончил свое существование в начале 90-х. Александр Зинченко предлагал «похоронить» ММК. Не надо его хоронить. ММК оставил бесценное наследство, и задача состоит в том, чтобы превратить его в Наследие (культурное Наследие). И в решении этой задачи я хочу принять посильное участие.

P.S. Я думаю, что проект М.С. Хромченко – «ММК в лицах» – заведомо «обречен» на успех, поскольку «лица», по которым катком прошелся ММК, сами по себе, безусловно, яркие, и, что бы они ни написали о себе и о нем, читать и анализировать это будет очень интересно. Только вот заглавие проекта несет в себе, на мой взгляд, фальсификацию, создавая в неявной форме иллюзию, с одной стороны, длящегося существования ММК, а с другой – что ММК был собранием «монад» и представим «в лицах». Мне кажется, что это, скорее, «Лица без ММК, или осколки от ММК».

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 13, стр. 1., +7 (495) 902-02-17, +7 (965) 359-61-44