eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г. Публичная оферта
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Список изданных книг
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Содин Сергей Леонидович

Содин С.Л.

О Г.П. Щедровицком впервые услыхал в 1974 г., случайно попав на семинар к Александру Буряку. Семинар меня впечатлил: запомнилось рисование схем, стремление к аккуратности, точности и последовательности при обсуждении неожиданных для меня вопросов…

Году в 80-м я познакомился с Заикой, который вскоре начал восторженно рассказывать об игре, на которой он только что побывал, и ее руководителе, удивительной и легендарной фигуре – Г.П. Щедровицком. Рассказ вызвал у меня критически-скептическое отношение, но чем-то заинтересовал и зацепил. Чуть позже я познакомился с Володей Воловиком, и хотя на игры не ездил, начал усиленно читать, обсуждая с ним, все доступные мне опубликованные работы ГП, а позднее и распечатки текстов, которые можно было достать в Харькове. Удивительно, но практически сразу я связал это с тем семинаром, на котором был восемь лет назад, и понял, что речь идёт об одном и том же человеке.

Хотя по образованию я физик-теоретик, на работе занимался техническими вопросами (расчётом импульсных электромагнитных процессов), что не отнимало много сил, но и не вызывало особого интереса. И тут мои интересы и устремления, лежащие за ее пределами, нашли совершенно новое воплощение. Сфера точной мысли значительно расширилась, в неё попадала, в частности, и область гуманитарных дисциплин. Я почувствовал, что открывается новые манящие перспективы: стало возможным строго размышлять о том, о чём раньше можно было только болтать. Вместе с тем, захватили грандиозные методологические проекты или, скорее, идея общей методологии – захотелось чувствовать себя «хозяином» в широких сферах мысли.

По-прежнему я переваривал всё это в спорах с Володей. Моё участие в семинарах в то время было эпизодическим. Мы пытались несколько раз организовать и свой семинар, но ни одна попытка не удалась.

Из того времени помню чью-то фразу, кажется, самого Георгия Петровича, что он – гениальный посредник между разумом и рассудком. Удивительно точно! Ничего подобного больше я никогда не встречал, а после встречи с ним мне стали доступны совершенно новые области мысли и культуры.

На игру я впервые попал лишь в 85-м году (ГП впервые увидел чуть раньше: он приезжал в Харьков и произвёл на меня впечатление очень сильного человека с мощным интеллектом и волей). Общее впечатление от нее: не так уж вокруг всё мрачно, раз могут происходить подобные вещи.

Примерно в то же время я познакомился с Верой Даниловой, и когда она переехала в Харьков, у нас, наконец-то, сложился эффективно действующий семинар. Вера умела и чётко структурировать обсуждение, подхватывая, а затем интерпретируя все существенные мысли.

С этого времени я начал ездить на игры и совещания. Основные области моих интересов: эксперименты и экспериментирование, образование, история науки и инженерии, эпистемология, история ММК.

Экспериментирование – тема первых моих докладов на играх и совещаниях. Именно тогда я впервые вошёл в «прямой контакт» с ГП и неожиданно для себя обнаружил, что, несмотря на видимую жёсткость и противодействие (докладывать было тяжело!..) он очень доброжелательный человек, готовый поддержать любые проблески мысли, что меня сильно стимулировало и поддерживало.

На семинаре, которым руководила Вера, я сделал цикл докладов об истории ММК, фактически пытаясь анализировать работы (в основном ГП) в их отношениях и связях друг с другом. Меня интересовало движение идей внутри ММК. Это был хороший способ уточнить и развернуть моё понимание методологии. Тогда же время мы начали анализировать историю инженерии с разных точек зрения, готовили работы, связанные с нашим пониманием экспериментирования, и участвовали в соответствующих играх. Часть тех результатов опубликована в сборнике по методологии инженерии (Обнинск, 1990 г.). Эти две линии – внутренняя (ММК) и внешняя история – дополняли и обогащали друг друга, здесь и родилось моё понимание «методологической пробирки».

Готовясь к докладам на нашем «внутреннем» семинаре, я обратил внимание на одну особенность СМД методологии (это и до меня видели многие): очень много начатого и незавершенного, отставленного. С другой стороны, многие бывшие участники семинара, уже выйдя из него, пытались продолжить одну из начатых линий. Но получалось что-то не то... Я посчитал, что такая незавершённость и постоянные сдвиги – важная особенность СМД методологии. Сложившееся тогда представление о неосвоенном богатстве сохранилось у меня поныне.

Со временем наш семинар сжался до трёх человек (Данилова, Воловик и я). Фактически это был уже не семинар, а группа вместе работающих друзей, понимающих друг друга. Мы провели две игры (по реформе образования, по организации клубной работы) и интенсивный блок методологической подготовки менеджеров. Именно в это время я набрался наглости и стал считать себя методологом.

Затем у нас появилась ещё одна область интересов – герменевтика и организация понимания, «удовлетворяя» которые, мы выступали с докладами на семинарах и совещаниях у Г.И. Богина (в Калинине) и В.П. Литвинова (в Пятигорске).

К началу 90-х в методологическом движении – не в методологии – наметился кризис (так мне казалась). Причаливать к одной из методологических групп не хотелось, я эпизодически участвовал в разных играх и последней, если память не изменяет, была игра А.П. Буряка (1990 г.) в Архангельске. У нас же троих сил для содержательного продвижения в своей работе, как выяснилось, недостаточно.

Мне показалось перспективным разрабатывать субъективную эпистемологию. И хотя не собирался порывать с методологией, получилось, что я начал осваивать новую для себя профессию – психологию (рядом работали психологи…), причем не как теоретик, а практик, и это мне было интересно! Стал заниматься индивидуальным и организационным консультированием, вести (вроде бы успешно) группы. Не знаю, применяю ли я в своей работе методологию: я не могу ее применять или не применять – она отпечатывается на всём, чем занимаешься. Скорее методология «применяет» нас.

В последнее годы с удовольствием участвовал в нескольких «игроподобных» мероприятий. Одно – «уличное» телевидение в фазе развёртывания проекта (связанного с выборами), в котором я проводил отбор и подготовку ведущих сессии для харьковского региона, придумывал и отрабатывал новые модели сессий. Как эксперт участвовал в проектном семинаре А.П. Буряка.

Но чего-то важного не хватало, и три года назад в Харькове мы организовали новый семинар (учредители – В. Проскурнин, Я. Пундик, А. Шило). Он задумывался не как методологический, скорее как общекультурный. Тема и форма проведения определяются докладчиком. Я делал доклады, разбирая интересующие меня работы: самому без семинара это делать тяжело. Невольно начал проводить параллели с методологией, вспомнил старые незаконченные работы; по-видимому, и сам подход к анализу материала растёт у меня из того же корня. В результате захотелось вернуться к тому, что недоделано…

Своё понимание нынешнего состояния методологии я докладывал на семинаре у П.Г. Щедровицкого, публиковал на сайте, посвящённом Чтениям памяти Г.П. Щедровицкого. По-видимому, есть кризис, будущее – неясно, предсказывать не берусь. Обнадёживает, что есть немало людей, которым будущее методологии небезразлично.

И сохранилось ощущение интеллектуального богатства, которое очень не хочется терять – его ещё предстоит освоить.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 13, стр. 1., +7 (495) 902-02-17, +7 (965) 359-61-44