eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Тер-Габриелян Геворг Александрович

Тер-Габриелян Г.А.

Известность и пиар – не самые сильные стороны ММК и СМД методологии. Так же обстоит дело и с Кавказским Игротехническим Комитетом. Его история мало известна кругам, связанным генетически с ММК, отпочковавшимся от кружка, а также широкой общественности в б. СССР, нынешней России и за рубежом. А между тем КИК, пожалуй, переживает период своего взлета, вопреки ситуации на Кавказе.

Комитет было задуман в тот момент, когда востоковед-культуролог, кандидат наук Давид Оганесян (1953 г.р.) самоопределился вместе с рядом своих коллег на игре, организованной в 1989 г. в Армении В.К. Епишиным (следующей после игры Г.П. Щедровицкого в Цахкадзоре по свободной экономической зоне). Тогда, конечно, никто не мог предполагать, к чему это приведет – а привело к самоопределению группы (кто-то имел опыт общения с Георгием Петровичем со времен обучения в аспирантуре в Москве) под руководством Оганесяна, которая и повела игру.

Затем мы провели ряд ОД игр (1989-93 гг.), их спонсировал ЦК ЛКСМ Армении (комсомол пытался перестроиться), мэрия Еревана, новые национальные движения и частный бизнес.

В первую команду игротехников вошли психолог Гурген Варданян (ныне живет в Прибалтике, нумизмат-филателист); биолог Игорь Мадоян (живет в Москве, представитель Армении в Международной Ассоциации Биоэтики, Страсбург); Агарон Аветисян, один из ведущих социологов Армении; Нунэ Диланян, филолог, общественный деятель; философ Сергей Вардазарян и я, тогда самый молодой в команде. В то время нам, членам армянского филиала Комитета СНИО по СМД методологии и ОД играм, организационно помогал его председатель – Роланд Манукян.

Масштабные игры «Ереван», «Армянство», «Карабах», «Бизнес» остались вехами в истории влияния распада Союза и предпринимаемых в Армении попыток понять, что с нами происходит и что – если что-либо возможно – делать. Несмотря на наивность и отсутствие базовых знаний в политологии, конфликтологии, экономике, финансах и мировой практике, но благодаря применению системомыследеятельностной методологии участники наших игр смогли построить действующие на то время, относительно выигрышные, несмотря на катастрофическую ситуацию, стратегии (в частности, по Карабаху). Многие деятели армянской государственности последующей эпохи, признаются они в этом или нет, участвовали и формировались в этих играх и под влиянием их результатов.

Давид Оганесян, продолжая преподавать в университете, стал ведущим экспертом при первом президенте Армении, а затем был назначен послом в Сирию. К тому же деньги стали ничем, не было электричества, водоснабжения, и в этих условиях думать о чем-либо, кроме выживания, было сложно. Так в 1993 г. наша деятельность прервалась.

Я же в том году, несмотря на кандидатскую степень в лингвистике, убежал учиться и получил в европейских и американских университетах магистерские степени в политологии, социальных науках и управлении. Там же в те годы (и работая затем в Европе) проводил ролевые мини-игры с элементами ОД игры и на основе методологии ММК на английском языке на разные темы и для разных групп, а также другими средствами пытался ввести ОДИ в диалог с существующими на Западе игровыми и организационно-групповыми технологиями. Удавалось с трудом, несмотря на обилие игровых технологий, или, быть может, именно из-за этого. Так же трудно было распространять и преподносить СМД подход, несмотря на обилие методологий социальных, политических, психологических и философских исследований.

В одном из американских университетов, где прикладная философия (бизнес-этика) – это профилирующая дисциплина, я провел ряд игр, семинаров и дискуссий, которые убедили меня в том, что необходимы специальные методы (стратегия) преподнесения СМД методологии, иначе в западном мире на многих, в остальном интеллектуально вполне способных людей она не действует столь же захватывающе, как в свое время подействовала на меня.

В 2003-05 гг. нам с Д. Оганесяном удалось найти спонсоров для организации ряда крупномасштабных ОД игр на Кавказе – в Армении, Грузии, Абхазии, Карабахе, Новочеркасске и т.д. Ряд игр имел общекавказский характер: работая в рамках сети неправительственных организаций Кавказского Форума НПО, мы ставили цель помочь, используя ОД игру, росту стратегического интеллектуального потенциала наших страдающих собратьев по всему Кавказу. Особенную гордость мы испытывали от участия в наших мероприятиях чеченцев, кабардинцев и др.; нам удалось не только заинтересовать молодежь и представителей разных профессий, но и создать группу игротехников, включая психолога Джану Джавахишвили (Грузия), историка Заурбека Кожева (Нальчик) и общественного деятеля Валентину Череватенко (Новочеркасск).

Но хотя особенно мы стремились помочь нормализации грузино-абхазских отношений, а в наших играх участвовали сотни людей, гражданское общество Абхазии не очень приветствовало наши усилия – за исключением Леши Кобахиа, директора сухумского Дома юношества, и ее заместителя Аиды Ладария.

Именно в той серии игр и образовался (2004 г.) КИК – неформальная структура игротехников, которая собирается не только для проведения ОДИ, но и для рефлексии и продвижения рождающихся в них проектов, в т.ч. для освоения и развития методологии.

Мы рады, что молодежь создала свой интернет-клуб для обсуждения проблем ОДИ, в процессе которого сформировалось новое поколение игротехников – Ара Недолян (публицист, писатель, редактор единственного в Армении русскоязычного философского журнала «Гнозис»; ныне не издается за отсутствием финансов), экс-комбатант Валерий Балаян (Степанакерт), аспирант-востоковед Микаэл Оганесян и экономист Вреж Джиджиян.

КИК (независимая незарегистрированная ассоциация) работает по всему Кавказу с целью противостоять стратегическому коллапсу и антипросвещению, которые здесь разворачиваются с момента распада СССР. Особый акцент ее руководитель, Давид Оганесян (что соответствует его профессиональным интересам), делает на ценностных и культурно-цивилизационных аспектах проблем. Потому я называю его игры «мировоззренческими» – в них, на мой взгляд, делается упор на восстановление ценностных систем.

Мы с ним практически едины в подчеркивании важности ценности телеологичности. Наш стиль: от цели – к проекту. Возможно, я чрезмерно настаиваю на доведении результатов игр до степени проектов с упором на их реализуемость, но это связано с моим уважением к прагматике, даже, может, боязнью ее, так как в глубине души я – мечтатель и «не верю» в практику.

Кавказский Игротехнический Комитет отличает интеллектуальная честность во времена, когда советники и консультанты повсеместно служат заказчикам без зазрения совести. Никто и ничто – ни власть, ни деньги – не заставят нас допустить слабину, пойти против выводов, с необходимостью следующих из наших методологических построений. Единственно, когда мы можем себе позволить быть мягче, великодушней – это дружба, уважение к возрасту и подобные непреходящие кавказские (только ли?) ценности.

За нашу просветительскую деятельность некоторые члены нашей команды были удостоены звания «шпионов» (со стороны правительств Грузии, Азербайджана и др.) задолго до последних событий, взбудораживших СМИ России. Что ж, видно, это – плата за попытки внедрить умение мыслить в сопротивляющиеся сообщества.

В настоящее время Д. Оганесян руководит Центром Исследований Культуры и Цивилизации в Ереване. Я работаю в политическом и бизнес консалтинге, веду ОДИ-образные семинары, один из них – в Московской Школе социальных и экономических исследований (ректор – Теодор Шанин), продолжая проект диалога между СМД подходом и методологиями Запада.

Основная моя цель: сделать методологию, разработанную Г.П. Щедровицким и ММК в целом, доступной широким кругам для решения индивидуальных, организационных и стратегических проблем. Как сказал один из моих клиентов: «Я хочу научиться мыслить». Помогая им, я учу их мыслить и учусь вместе с ними. Я считаю, что СМД методология – общечеловеческое достояние, кпд осознанного применения которого в настоящее время довольно низок. Ее осознанное применение должно развиваться намного более приближенно к потребностям человечества, чем, на мой взгляд, это происходит сегодня. Об этом в июле 2006 г. я сказал, выступая на конференции Международной Ассоциации Исследований Проблем Мира (International Peace Research Association, IPRA), представляя историю ММК и КИК мировому сообществу ученых и практиков, занимающихся конфликтологией, и их харизматическому лидеру Йохану Галтунгу, создателю науки (NB: Да. Именно так это постулируется: университетская и академическая наука о миротворчестве, со степенями и т.д.) о миротворчестве, чей вклад в развитие мировых идей сопоставим с вкладом ГП.

Конечно, важная точка приложения нашей деятельности – это Армения, где мы в последние годы провели ряд игр, начиная с игры-2000 по банковской системе страны по заказу президента Центрального банка Армении Т. Саркисяна. В прошлом году мы провели очередную стратегическую игру «Армения», в этом – «Общественное управление и коррупция». Есть у нас и другие проекты, однако то ли деньги, то ли амбиции, то ли человеческие отношения, то ли проблемы копирайта, то ли различный уровень постижения проблем не позволяют объединить все армянские инициативы, относящие себя к «наследникам ММК», даже диалог между ними наладить практически не удается. Одно можно сказать, что методология Георгия Петровича и ОДИ стали в Армении принятыми средствами раскрутки стратегического мышления, и мало чего путного здесь происходит без их применения. Хотя и профанаций хватает.

В заключение – несколько слов о влиянии ОД игр. Вначале я участвовал в них с удовольствием, но не всерьез, рано был приглашен в игротехники, и хотя мы рефлектировали и поодиночке, и всей командой, возможностей теоретического осмысления ОДИ и методологии было явно недостаточно. Но постепенно я увлекся ею чуть ли не профессионально и уже не принимаю решений по комплексным проблемам без обращения к СМД подходу. Но это же меня и беспокоит: не замедляет ли это мои реакции? И не превращусь ли я в сороконожку, которая разучилась ходить, задумавшись, как она это делает?.. Но в духе ГП и Галтунга я рассматриваю данную проблему как позитивный вызов и задаюсь практическим вопросом: как не стать «сороконожкой», т.е. нейтрализовать возможные негативные последствия «инфицирования» методологическим вирусом, действуя в нынешнем трудноуловимом и быстроизменяющемся мире, так и не преодолевшем катастрофу понятий и требующем постоянного (пере)осмысления?

Тех, кто хочет ближе познакомиться с КИК, приглашаю написать на gtergab@yahoo.com .

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17