eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Чирков Владимир Анатольевич

Чирков В.А.

Впервые Г.П. Щедровицкого я услышал в феврале 1982 года на методической конференции в Горьковском политехническом институте. Первым выступал сотрудник (не помню фамилии) из НИИ развития образования, которому возгласами из зала «хватит» не дали произнести свой доклад до конца. Вторым с докладом об оргдеятельностной игре в учебно-воспитательном процессе в вузе выступил Георгий Петрович, которого слушали, затаив дыхание.

(Доклад был записан на магнитофон, через несколько лет – заноза сидела в памяти – я расшифровал запись, вернул пленку в методотдел, а когда захотел сделать копию доклада, оказалось, что пленка потеряна.)

Спустя какое-то время в нашем инженерно-строительном институте Щедровицкий проводил свою очередную игру (параллельно свою игру проводила К.Я. Вазина, но наблюдавший за тем, как она проходила, Н.Г. Алексеев в заключительном слове сказал, что это не ОДИ).

Понимания не было, содержания я совершенно не помню, но ощущение от нее живо до сих пор. Каждого выступающего ГП вынуждал предъявлять основания его представлений, чем и проблематизировал. Это шокировало. В конце была рефлексия – каждый нёс свою околёсицу. У меня было жуткое ощущение, что вынули мозги и назад не вставили. (С этим ощущением живу до сих пор, но сейчас понимаю, что вставлять назад было нечего.).

Я отправился в областную «ленинку» и по летописи журнальных статей стал искать статьи Георгия Петровича. Читал, делал ксерокопии и продолжал читать. Понимание если и приходило, то очень медленно.

Бывая в командировках в Москве (где ксерокопировал статьи, которых не было в Горьком), иногда попадал на семинары на Герцена и СНИО (помню лекцию по устройству любой и всякой категории), один, по крайней мере, раз был на его лекции в Киноцентре, стал приобретать «Вопросы методологии» и «Кентавр», ездить на Чтения. Затем вышли «Избранные труды», купил их, позвонив Л.П. Щедровицкому.

Встретились около его дома на «Соколе». Лев Петрович сказал, что планируется создание электронной библиотеки. Я сказал, что готов помогать, и с тех пор регулярно забираю у него для оцифровки большое количество текстов из архива. Печатают студенты, а поскольку так продолжается уже несколько лет и об этом известно уже нескольким поколениям студентов, они задают вопросы: что это за материалы? Хватит ли на всех? Пересказать содержание текстов почти никто не может, но кое-кто продолжает этими текстами интересоваться (только никак не могут соорганизоваться в семинар).

Иногда я приезжал в колледж Ю.В. Громыко, искал материалы по использованию методологических представлений в методических разработках, не находил. С огромным трудом (через московский отдел образования) купил книжку Юрия Вячеславовича «Метапредмет проблема», но другие – «Метапредмет знак», «Метапредмет знание», «Метапредмет задача» – приобрести так и не смог. Странно, но их и на Чтениях никогда не бывает. Кое что из того, что мне было интересно, проскальзывало на его сайте, но вскоре он перестал функционировать. Очень интересным был сайт «Русские Афины» (я ожидал от него того, чего мне не хватало), но и он закрылся.

К сожалению, того, что искал, я не нашёл до сих пор. Меня интересовали различные трактовки классиков, изданных в серии «философское наследие». Я видел, что позиции тех или иных философов активно используются Георгием Петровичем и методологами в живой работе, но сам освоить эту технику не мог. Хотелось найти в текстах анализ мыслительных операций классиков философии (по типу Аристарха Самосского).

Методологические представления осваивались мной очень медленно. Поскольку я читаю специальные курсы естественнонаучного плана (например, «Теория переноса частиц»), то на примерах естественнонаучных понятий достаточно активно использую основные различения методологии типа «объект – предмет», онтологическая и оргдеятельностная доски. Использую основные категории «объективное содержание – знаковая форма» (из неё, если её растянуть в разных направлениях, следуют и схема МД, и системная категория, и оргтехническая схема; так, по крайней мере, мне кажется), «единое и многое», «функция – материал», «отдельное – простое» и т.п. Категории системы и МД активно использовать не научился. Некоторые студенты попадали после окончания в школу Тольятти. И поскольку они ко мне подходили и рассказывали о ней, как о чём-то уже слышанном и знакомом, то я понимал, что направление моего движения правильное.

Семинаров в Горьком не было. Наиболее «продвинутый» Петр Королёв мог бы их возглавить, но особого желания не проявлял, а потом и вовсе уехал из города.

Мои неудачи (слабости?), по-видимому, связаны с тем, что я не был активен в мероприятиях, в которых участвовал, и отсутствием общей культуры. Вот один эпизод.

В 1977–2000 гг. я работал деканом физико-технического факультета, где было две кафедры физики. Мы задумали составить новый задачник для студентов: каждый из 50-ти преподавателей должен был подобрать одну-две ключевых задачи, которые в предмете «Физика» приводили к появлению (возникновению) новых понятий. А в дальнейшем предполагалось построить предмет «Физика» с точки зрения деятельностного подхода (по этажам, как у ГП). Мне казалось, что быть свидетелем решения задач другими и при этом расти самому – должно быть естественным желанием каждого преподавателя.

Встретил я ожесточённое сопротивление, однако поскольку у меня был должностной «кнут», дело хоть со скрипом, но двигалось. Тем временем оказалось, что многие преподаватели сами не могут содержательно решать задачи, которые они же предлагают студентам. В конечном счёте, всё распалось. Ситуация должна было разрешиться смещением меня с должности (я за нее и не держался), но почему-то пронесло.

Мною написаны статьи, построенные по определенной схеме («Деятельностное мышление как содержание образования в практике обучения», «Трансляция норм мыслительной деятельности как условия сохранения знания»). Следом за методологическим введением излагается какой-либо учебный вопрос с МД точки зрения.

Работаю доцентом кафедры Ядерных реакторов.

P.S. Ко всему прочему мне методология помогала выстоять в критических ситуациях (не совсем понимаю почему, но в некоторых ситуациях она помогла сохранить уважение к самому себе; не понимаю потому, что нравственные принципы вроде бы находятся за ее рамками).

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 13, стр. 1., +7 (495) 902-02-17, +7 (965) 359-61-44