eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Балобанов Александр Евгеньевич

Балобанов А.Е.

Я столкнулся с деятельностью ММК в 1984 г. в Пущино, где работал в одном из институтов после окончания химфака МГУ.

По советским меркам, Пущино было довольно живым местом. Научный Центр Биологических Исследований АН СССР – ядро города – порождал много разных событий, позволяющих не скучать в относительной удаленности от столицы. В каждом институте, в соответствии с порядком, заведенным в Академии, работал методологический семинар, где обсуждались вопросы, выходившие за грань повседневных научных забот. Конечно, в этих семинарах хватало скуки и формализма, но были и возможности. Мы, например, организовали Молодежный методологический семинар, который носил не отдельно-институтский, но общецентровский характер.

Тропинкой, которая привела в Пущино ГП и ММК, была программа «Полис», разрабатывавшаяся в Пущино под руководством Г.Р. Иваницкого. Идея программы состояла в последовательном применении принципов системного подхода к управлению городом. Проведение игры на тему «Малый город как объект комплексных исследований и разработок» вполне ложилось в этот контекст. И актив молодежного методологического семинара, конечно, не мог остаться в стороне от этого события.

Впечатлений была масса, но «подсел» я на это дело спустя полгода, после второй пущинской игры «Вуз нового типа». В группу, в которой я работал, входили, в частности, Н.Г. Алексеев, Л.П. Щедровицкий и Б.И. Хасан. Атмосфера групповой работы была очень напряженной, и после игры стала предметом специального анализа на семинарах кружка. Так я познакомился с его семинарской частью.

Вскоре после этого мы организовали в Пущино игры по экологическому обучению школьников, которые проводили П.Г. Щедровицкий и С.В. Попов, стали бывать (и, позже, выступать) на семинарских обсуждениях и ездить на игры, проводившиеся в других городах. Читали и обсуждали достаточно много методологической литературы (в первую очередь, конечно, тексты ГП).

Все это оказало на меня сильное интеллектуальное влияние, оформив многие траектории поиска, занимавшие меня в ту пору. Я осваивал новую для меня сферу гуманитарного знания, и строгость и отточенность работы, которую встретил в кружке, весьма способствовали работе над вопросами, возникавшими в связи с этим.

Но мое участие в играх и семинарах было спорадическим, и я никогда не относил себя к «полномасштабным» участникам деятельности ММК. Меня очень интересовало то, что было связано с этой работой, я участвовал в играх, которые вели разные люди (кроме ГП, П.Г. Щедровицкого и С.В. Попова, это Ю.В. Громыко, А.Е. Левинтов, С.А. Краснов, В.В. Лобанов, Ю.Б. Грязнова), проводил игры сам, на многое из полученного в ММК, опирался в работе, связанной с образованием и консультированием. Но никогда не чувствовал свою работу тем, что вносит заметный вклад в развитие Кружка. Выражаясь компьютерным языком, ощущаю себя скорее пользователем, нежели разработчиком. Пользователем подхода и базового инструментария – конкретный инструментарий для решения своих задач всегда приходится разрабатывать самому.

С момента встречи с ГП и его окружением прошло довольно много времени и событий. И хотя о каких-то «окончательных» итогах говорить бессмысленно, некоторые моменты влияния кружка на мою – страшно сказать – жизнь и деятельность, можно выделить.

Конечно, одним из ключевых направлений, связанных с Кружком, было освоение деятельностного подхода: для меня, сформированного в академической традиции, это была вещь почти немыслимая (в прямом и точном значении этого слова). По сути дела, это освоение продолжается и сегодня.

Другими ключевыми направлениями были освоение техник рефлексии, анализа оснований, схематизации, системной полипредметной организации представлений о сложных объектах, организации работы «здесь-и-теперь».

В 90-е гг. все это вылилось в практику управленческого консультирования и разработку программ повышения квалификации муниципальных управляющих (многое из этого делалось вместе с О.Б. Алексеевым и П.Г. Щедровицким, с опорой на многих людей, так или иначе принадлежащих «сети» кружка). Сегодня продолжаю заниматься этим, возглавляя кафедру государственного и муниципального управления Академии социального управления и Институт стратегического развития муниципальных образований «Малые города». Не перестаю удивляться тому, что несколько раз отказываясь – в разных смыслах – от предыдущего этапа своей работы и начиная осваивать принципиально новые области, спустя какое-то время я вновь, но совершенно по-новому, оказывался в пространстве направлений работы, сформировавшихся в Пущино, во многом в зоне прямого влияния ММК. Ключевые их определяющие темы – образование, практико-ориентированные мышление и понимание, историчность.

По-прежнему чувствую себя не столько методологом, сколько «методологически опаленным». Многие вещи, сформировавшиеся в ходе работ в рамках кружка, стали моей неотъемлемой частью, определив ключевые позиции того, что я делаю, но по-прежнему самое интересное и важное лежит рядом. Время изменилось, на свободные занятия гуманитарными изысканиями его практически не остается. Однако когда все же случается к этому подтянуться, влекут, в первую очередь, вещи, связанные со стремлением не столько обустроить, сколько понять происходящее, опираясь не столько на собственно методологические, сколько на традиционно философские и экзистенциальные точки отсчета. В этом плане, я рад возможности время от времени встречаться с текстами и выступлениями О.И. Генисаретского.

Вклад ММК представляется мне чрезвычайно важным – как с точки зрения моей личной траектории, так и в попытках понять современную ему отечественную культуру. Сегодня она представляется разбегающейся вселенной. Есть ощущение, что ГП задавал целостность работы Кружка и сообщества фактичностью своего существования и деятельности, а сегодня разные фрагменты этой вселенной движутся по разбегающимся траекториям (возможно, порождая новые «вложенные» вселенные). Впрочем, базовой для Кружка установке на развитие это, кажется, вполне адекватно.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17