eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Литвинская Ирина Геннадиевна

Литвинская И.Г.

Сколько раз мы называли себя продолжателями дела Г.П. Щедровицкого, но оказаться в числе причисленных к движению – это никому даже в голову не приходило. А посему – волнительно до холодного заикания.

 История помнится только яркими мазками: Георгий Петрович на телевидении, поиски вожделенного «кирпича», и три имени таких же звенящих, как в песне «Кошурников – Стофато – Журавлев»: Щедровицкий – Попов – Громыко. И потом, как бы ни развивались события дальше: «К топике организационно-деятельностных игр», «Мышление в зоне риска», «Проектирование и программирование развития образования» и многое другое – это все об одном ... и про единое.

Но что дала нам причастность к движению?

Прежде всего, Игру. Помню, как она началась для меня: выступление на общем заседании в институте усовершенствования учителей, обращение к своим товарищам за поддержкой и вдруг – дурацкие вопросы, затягивание в какие-то туманные смысловые сети, удары под дых... Мир перевернулся: все, что казалось искренним и честным, превратилось в холодное, расчетливое мышление и интеллектуальное превосходство. А потом глубокой ночью Гена Блинов и Манук Мкртчян (он руководил игрой) шли по длинному мосту, боясь только одного – чтобы глубокая рефлексия не закончилась полетом вниз, в черноту Енисея. С тех самых пор, начиная с 98-го, каждая игра, а их прошло более 50-ти, заканчивалась для меня неожиданным срывом и продолжительными беспричинными слезами. Только прожив немалое время в христианстве, удалось научиться преодолевать собственный эгоизм, амбиции и беспочвенные претензии на истину – все то, что из подсознания вываливалось в пространство игрового действия и мышления.

Есть несколько ключевых вещей, которые достались нашему краю от школы Георгия Петровича.

Прежде всего, ОДИ как форма коллективного мышления. Пожалуй, и сегодня нельзя однозначно ответить на вопрос, можно ли его противопоставить индивидуальному, заменить одно другим. В игровом пространстве сила интеллекта, предвидения, духа руководителя становится непреодолимой планкой для многих участников. И чаще всего это не кажущаяся рамка, а горизонт, до которого участники (и даже члены штаба) все никак не могут дойти. Но когда мы говорим об инновационном цикле, то реальные перемены связаны с волей, ценностями и желаниями последователей. И практика воплощений пока оставила нерешенными вопросы, как далеко должно продвинуться коллективное мышление, чтобы оно могло перерасти в реальные шаги преобразований. Возможно, вопрос даже в другом: как мыследеятельностную практику ОД игр сделать нормой мыслительной работы разных коллективов. К сожалению, сегодня мы имеем обширную ОДИ-образность не в самом удачном варианте сочетания работы в группах с общими заседаниями, а в лучшем случае – как коммуникацию разных участников.

Мне представляется, что в Красноярском крае такая редукция была связана, прежде всего, с тем, что мыслительные семинары легли в основу совместных федерально-британских проектов. И вскоре место «чистого» мышления заняла политизированная коммуникация. А с другой стороны, возможно, в наших играх с какого-то времени работа над тематизмом возобладала над исследованием и закреплением процедур и способов реализации групповых мыслительных процессов.

И все же наш край отличается особой культурой мыслительной работы, которая связана с идеологией коллективного программирования и ОДИ. Только нашей командой на территории края было проведено более 50 игр, прежде всего, с участниками инновационных комплексов, заведующими районных управлений, работниками краевого управления образованием, методистами ИПК, преподавателями и студентами пединститута т.д. Около 10 лет назад школы комплексов начали сами проводить ОД игры с детьми, педагогами и родителями. Но, несмотря на то, что многие из нас попробовали свои небольшие игры, серьезные игры и общие сборы всего движения проходят дважды в год, когда Манук Мкртчян приезжает в Красноярск.

Каждый его приезд – две-три нешуточные игры. Достаточно вспомнить весну-2004: «Диалогическое мышление», «Профессиональный портрет руководителя общеобразовательного учреждения Красноярского края», «Управление становлением новой общеобразовательной действительности Красноярского края». Думаю, что игровая и мыслительная активность прижилась в крае благодаря не только усилиям Манука, но и движению, которое за ним и во многом благодаря ему состоялось – КСО-шникам, людям, которым интересны вопросы коллективного в образовании.

Важным аспектом развития игры для нас стали ОДИ по обыгрыванию моделей учебных занятий, прежде всего, коллективного обучения и сетевого образовательного пространства. Этот опыт проигрывания на себе очень помогает в первую очередь тем, кто работает в системе повышения квалификации. Работать не скучно, когда можно придумывать и исследовать новые формы и варианты работы. Именно ОДИ с директорами школ позволили нам смоделировать и промыслить вопросы перехода к неклассноурочным моделям обучения в малокомплектных сельских школах. Сегодня в крае работает около 15 школ, где обучение идет в разновозрастных группах учащихся.

Мне представляется, что многие вещи, появившиеся в методологическом движении, становятся инструментами изменений в образовании. Приведу простые примеры: на уроках можно применять схематизацию и обучать ей при изучении любых предметов, а «трехслойка» помогает при анализе урока. Если проанализировать включенность каждого ребенка на уроке на уровне понимания, коммуникации, мыследействия, рефлексии или мышления, и связать это с разными тактами урока, содержанием и формами работы, можно серьезно влиять на работу педагога. Сегодня вопрос включенности каждого ребенка – один из наших проектов, с которым мы выходим на коллективы школ и целых районов.

Есть еще много интересных вещей: работа со схемами, пониманием в коммуникации, рефлексией и программированием. Но все-таки главное, почему мы чувствуем себя в методологическом движении, – это потому, что разные люди в нем могут понимать язык, схемы, идеи. Потому что они читали и продолжают читать «Вопросы методологии», «Кентавр», труды ГП, много других важных и необходимых нам книг в разных традициях, близких к методологическим. Потому что в сообществе еще остаются люди, которые настаивают на возможности строить общее будущее для общей страны.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 13, стр. 1., +7 (495) 902-02-17, +7 (965) 359-61-44