eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Верховский Николай Сергеевич

Верховский Н.С.

До 2000 г. я никоим образом не был замечен вблизи методологического сообщества. Был заядлым активистом молодежных организаций Ярославля. При этом многие из моих знакомых и родных считали, что я учусь на историческом факультете Ярославского педагогического университета им. К.Д. Ушинского. Чего греха таить, я и сам пребывал в этом заблуждении, правда, недолго – ровно до тех пор, пока не стал активно заниматься общественной деятельностью, сочетая ее с работой в одной из крупных западных корпораций. В этот переиод свела меня судьба с замечательным человеком – Алексеем Тупицыным. Произошло это на выборах губернатора Ярославской области. Алексей Юрьевич занимался тем, что пытался придать хоть какой-то смысл деятельности нашего областного Молодежного Правительства, пресс-секретарем которого я в тот момент состоял. Так случилось, что я и еще два моих товарища, Дмитрий Денжен и Николай Сорокин (на тот момент председатель этого правительства), много времени проводили за разговорами с АЮ, который для нас поначалу был представителем высшей касты «московских политтехнологов», а по мере общения становился наставником. Собственно, он и предложил нам поехать на «Семейную игру» в январе 2000 г. в Софрино, – мероприятие, которое, не побоюсь этого слова, существенно развернуло мою точку зрения относительно того, что я делаю и, главное, зачем.

На той игре случилось много знаменательных событий, повлиявших на мое самоопределение. Пусть теперь кто-нибудь мне скажет, что ОДИ не влияют на человека, я отвечу: ха-ха! Первым событием было чтение программы игры, которое сначала, особенно сочетание «системомыследеятельностный», вызвало смех. Создалось ощущение, что программу писал очень замороченный человек. Потом был установочный доклад ПГ (тогда он был еще Петром Георгиевичем): разумеется, по старой доброй традиции я не понял и 10-й его части, но одно в нем меня зацепило – фраза, что мышлением обладают не все! Как это! Да кто вы такие, чтобы говорить мне, что я им не обладаю (что это относится именно ко мне, спишем на юношеский эгоцентризм)! И целью жизни стала необходимость понять программу игры.

К «несчастью», в этот момент я ввязался в дискуссию с Е.В. Островским, дабы доказать ему, что тезис о том, что кто-то обладает мышлением, а кто-то – нет, несостоятелен... После этой дискуссии я молчал до следующего дня, мне нечего было реально сказать окружающим меня людям.

Еще одним знаковым событим стала дискуссия между ПГ и О.И. Генисаретским – если бы инопланетяне прилетели в тот момент на землю, я был бы под меньшим впечатлением! Ни одного слова, только чрезвычайный накал и ощущение недостижимости интеллектуального уровня, на котором велась дискуссия. И еще было много событий, пересказывать которые не вижу смысла, но по завершении игры, стоя на зимнем ветру и дожидаясь отъезда автобусов, я уже знал, что жизнь моя переменилась (прошу прощения за штамп).

Следующий год я жил примерно в таком режиме: Тупицын дал мне несколько текстов Георгия Петровича и пригласил послушать лекции Петра Георгиевича в Высшей Школе Экономики, которые я записывал на диктофон, а потом расшифровывал, плюс к этому в Ярославском университете сделали бесплатный интернет, а в библиотеке я взял томик Канта «Критика чистого разума». Итак, на ночь (!) я читал Канта, по пути в университет и обратно читал «ОРУ» и другие тексты ГП, во вторник утром ехал на студенческие гроши в Москву, вечером слушал ПГ, записывал на диктофон, вечерним поездом возвращался в Ярославль (если ехали с другом, то всю дорогу обсуждали услышанное), а в свободное время вновь и вновь слушал записанные на диктофон лекции. Параллельно с этим Алексей Юрьевич включал нас в разные мероприятия, проводимые ПГ. Я не помню ни одного дня того года, когда бы я не читал или не слушал Щедровицкого. Вспоминаю сейчас – и создается ощущение узника концлагеря, который никак не мог наесться после долгих лет заточения. В конце года в офисе на Новослободской (старый добрый офис ШКП) произошло следующее. Тупицын вызвал меня из Ярославля с задачей разабраться в ситуации подготовки школы проектных менеджеров, которую в преддверии открытия Центра стратегических разработок «Северо-Запад» он организовывал под Питером. Я приехал, провел несколько переговоров, резюмировал, что дело – дрянь, и уже было собирался уезжать, как вдруг в последний момент, уже на вокзале, что-то меня остановило. Позвонил Алексею Юрьевичу и сказал, что если он не против, то я готов и дальше курировать ситуацию с организацией школы, а он ответил, что это правильное решение, после чего я сдал билет и остался в Москве, где жил в офисе и руководил организационным процессом.

Социально процесс попадания в сообщество сильно отличается от процесса вхождения в культуру мышления. Для меня он происходил и происходит по сей день через ОДИ и ее производные. Именно игра как особая форма протекания социальных процессов в первую очередь требует обращения ко всему методологическому инструментарию, востребует мышление. А поскольку общая социокультурная ситуация развивается таким образом, что мир вокруг нас становится все более похожим на игру, то, на мой взгляд, в ближайшее время произойдет возрождение ОДИ как наиболее эффективного способа организации коллективного мышления в условиях неполноты информации и неопределенности действия. Это и есть причина, по которой игра и игротехника остаются для меня основной практикой, а сама ОДИ – одним из главных социокультурных достижений ММК. В свое время я пытался возродить школу игротехников в разных форматах, но пока эта идея не получила развития; надеюсь, что с увеличением количества игр и спроса на них она все же «материализуется».

Другой безусловно важной линией я считаю онтологическую работу и, особенно, ту ее часть, которая связана со схематизацией. Я до сих пор считаю, что не владею в совершенстве ни одной из базовых методологических схем. Самой большой загадкой остается для меня схема мыследеятельности, хотя мое осознанное погружение в культуру началось именно с чтения работы Георгия Петровича «Схема мыследеятельности: системно-структурное строение, смысл и содержание» – это была первая статья, которую я серьезно прорабатывал, над которой серьезно размышлял и продолжаю размышлять по сей день.

Второй схемой, которую я осваиваю, была схема «шага развития», побудившая моего друга, Николая Куликова, придумать такую метафору: велосипедный трек, а на нем значки-позиции верхом на схемах шага развития соревнуются между собой… Эта метафора означает для меня предельную ценность, то главное, по поводу чего можно строить жизнь, то есть развитие. С самой схемой, на мой взгляд, необходимо еще много разбираться и, возможно, сам процесс развития должен быть иначе схематизирован, но ее потенциал в том, что для любого, кто считает развитие для себя главной ценностью, эта схема, по образному выражению Петра Щедровицкого, постулирует: будущее обладает более реальным статусом, чем настоящее. Я полагаю, что всякий, кто считает себя принадлежащим к методологическому сообществу, это знает и потому обладает главным качеством, которое дает мышление, – свободой, подлинной и неоспоримой.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
109004, г. Москва, ул. Станиславского, д. 13, стр. 1., +7 (495) 902-02-17, +7 (965) 359-61-44