eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Философия как социальное действие

И.Е. Винов
Загрузить полную версию (word) [123 Кб] (zip) [27 Кб]

(зарисовка неологизмов «личности»)

ПРЕАМБУЛА И ОПРЕДЕЛЕНИЕ В ПОДХОДЕ

Компаративные исследования предполагают выход в метапозицию и создание метаязыка по отношению к тем или иным объектам, понятиям и текстам.

 Пространство, в котором таковые возникли, по преимуществу, научно-методологическое удерживающее в поле зрения не мир как объект, но его познание. Однако сегодня (особенно, если объектом исследования выступают философские и методологические системы) сопоставительный анализ, как правило, фундируется не на гносеологическом, а на философско-методологическом основании. Именно язык и мышление в языке, то есть дискурс (как способ мышления в языке и речи), выступают  в качестве предмета такого рода исследований. В определенном смысле, компаративные исследования, высвечивают границы системного подхода (выявляя системность как принцип познания в той или иной его модификации) и создают базовые основания для формирования эпистемологии, уже в ее контексте занимая служебное положение и обретая прикладной характер.

Таким образом, компаративное исследование может осуществляться и как один из модусов научной методологии и как  элемент эпистемологии.

 Наконец, в собственно философском плане компаративное исследование  имеет смысл лишь в том случае, если объектом сопоставления и анализа являются концепты и концептуальные персонажи, а само исследование ориентировано на выявление новых возможностей философского дискурса при обращении к той или иной онтологически значимой проблеме.

Настоящий доклад артикулирован, прежде всего, в философском плане, поскольку объектом исследования выступает человеческая личность в регистре ее возникновения и исчезновения, формирования и реализации. При этом личность понимается в данном контексте как форма бытия, устанавливающая собственные основания существования и реализующая таковые в деятельности; личность как способ экзистенциально-креативной и рекретаивно-онтологической самореализации коррелятивна такой категории как ЦЕЛОСТНОСТЬ. То есть креация в онтологическом плане, как форма реализации мира на личностном основании, не может состояться «без» и «вне» рекреации, то есть очистительного (по сути аскетического) поступательно-возвратного движения, онтологически переосмысленного «вечного возвращения».

Таким образом, целостность и личность находятся во взаимоподчиненном отношении. Личность обеспечивает конституцию и сам объект целостности, а целостность формальную адекватность осуществления личности. Уточняя эту понятийную конструкцию и предваряя ход исследования, обозначим личностный регистр как обеспечивающий содержательную онтологию, а целостный – формальную.

Уже на базе этого диалектического взаимодействия указанных категорий понятие личность лишается значения субстанциальности, присущего ему сегодня в обыденной речи, и обретает процессуально-событийный характер. В целях избежания смысловой путаницы мы вводим вместо личности категорию личностности (по аналогии с целостностью в ее отличии от целого и цельности).     При этом целостность осуществляется на базе рефлексии системы как теоретико-методологического принципа организации научного мышления и посредством системомыследеятельностного подхода как особой формы методологического самосознания, по сути, базового основания методологической феноменологии. Разумеется, понятие целостности в силу тезисного формата не высвечивается здесь содержательно и определяется лишь на фоне прочих понятий без надлежащей феноменологической прорисовки (что и будет осуществлено в ходе докладе).  Уже в понимании целостности, как регулятивного, личностности, как конститутивного принципов осуществления феномена Человек формулируется и сам подход как целостно-личностный. Системность же в установленном контексте выступает в качестве принципа опосредования личностного начала тем или иным способом осуществления (что ее качественно отличает от понятия системы как формы предметного воспроизводства самого способа, то есть системности) и различающего конфигурирования целостности.   При этом системность выступает как парадоксальное понятие, своего рода кентавр объекта и предмета, обеспечивающего, с одной стороны, связь мышления и деятельности, а с другой, мышления и бытия, а в данном случае формирующего проект разработки целостно-личностного подхода.

Возможно ли создание адекватных условий для возникновения личности? Возможно ли целевое формирование личности и оперирование целостными объектами (которые являются по сути экземплификатами личностности и конфигурациями целостности)? Возможно ли создание методологии и технологии личностности? Наконец, возможно ли осуществление целевого перехода чистого мышления в мыследеятельность, своего рода перемычки мышления и мыследеятельности, но прежде этого, перехода-перемычки бытия  и мышления? Таковы главные вопросы, на которые мы пытаемся   ответить в контексте исследования и отчасти настоящего доклада.

Посему собственный подход мы снова-таки формулируем как целстно-личностный, то есть, использующий уже существующие методы и подходы рефлексивно на уровне инструментальных средств, в рамке постановки и решения указанной проблемы. Таким образом, понятия личностности, системности и целостности, с одной стороны,  составляют категориальный каркас нашей исследовательской деятельности, а с другой, сами, в ходе исследования выступают в качестве его объекта.

В установленном контексте особое внимание мы уделяем также соотнесению метода и объекта в различных смысловых контекстах. Именно выявление, сопоставление и соорганизация разных методов и онтологических картин по отношению к единому и сложному объекту (одно из Имен, которого Истина) является одним из базовых заданий при оперировании таким феноменом как «человеческая личность».

Роль и значение таких авторов как Г. П. Щедровицкий, Ж. Лакан, М. Хайдеггер и Ж. Делез по отношению к данной теме вполне очевидна. И Щедровицкий и Лакан и Хайдеггер и Делез преодолели мировую инерцию метафизически опосредованного мышления и каждый на своем материале указали горизонт новой онтологии и невозможность мыслящего человечества вернуться к  гарантированной объективации (каким бы образом она не полагалась: абсолют, форма, эйдос, понятие, деятельность… наконец, cogito). По сути, настоящие мыслители произвели трансцендентальную ревизию своего времени и развернули философию от метафизики и наукоучения к ее собственным истокам – мышлению предела мышления в истоках трансцендентального возникновения. Категория «трансцендентального» при этом берется в качестве начала самого философского, никем и ничем не гарантированного существования, начала, которое подтверждается лишь одной ценой – личностным смыслом существования.    Поэтому ни о какой логоцентрической тенденции и онтологическом редукционизме здесь и речи быть не может. Настоящий тезис, безусловно, требует особого раскрытия, во-первых, в плане традиционного отношения мышления к деятельности и бытию, во-вторых, в плане отношения знания и познания к пониманию. В контексте исследования мы испытываем концепты настоящих мыслителей в перспективе переосмысления феномена Человек, базовыми определениями которого выступают категории целостности, личностности и системности.

Настоящий доклад является лишь первым этапом и одним из модусов исследования. (тезисный план исследования в целом см. в приложении 1)

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17