eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Форум «Горизонты и проблемы развития СМД-методологии и методологического движения»

Форум «Горизонты и проблемы развития СМД-методологии и методологического движения»

(Чтения памяти Г.П. Щедровицкого 2004—2005 г.г./ Сост.В.В. Никитаев – М. : Фонд «Институт развития им. Г.П. Щедровицкого», 2006. – 368 с.: ил. – ISBN 5-903065-07-4)

П.Г. Щедровицкий (ведущий). Уважаемые кол­леги, сейчас мы проводим форум. Форум предполагает фиксированные выступления, но структура коммуника­ции свободная, поэтому, если кому есть, что сообщить нам в короткой реплике, высказывании, то это можно делать практически сразу. Тема «Горизонты и пробле­мы», если мы говорим о методологии и методологиче­ском движении, ставит нас, в общем, в довольно неоп­ределенную ситуацию, что именно мы предметизируем в итоге этой дискуссии. Поэтому у первых докладчиков здесь есть некая фора в том, чтобы задать, собственно, этот предмет.

Р.А. Шайхутдинов. Меня пугает состояние со­общества, с которым я не виделся десять лет. На мой взгляд, вопрос о воспроизводстве сообщества не сто­ит — с этим сообществом, мне кажется, можно закон­чить свою коммуникацию. Правильно поставлен вопрос о воспроизводстве методологического мышления и дея­тельности. Это — действительно проблемный и пер­спективный вопрос. Поэтому мой доклад будет, прежде всего, о возможности воспроизводства методологиче­ского мышления и деятельности, и звучит он так: «О возможности развития России. К 50-летию Москов­ского методологического кружка».

Ничто лучше не побуждает переосмысление ис­тории, как самоопределение и видение перспектив. Пятьдесят лет назад, в период послесталинской оттепе­ли, на философском факультете МГУ студенты-аспиранты Г. Щедровицкий, А. Зиновьев, Б. Грушин и М. Мамардашвили начали собираться и обсуждать ло­гические и философские вопросы. Основной проблема­тикой кружка была методология Маркса — не учение и не революционная практика, а методы мышления, по­зволяющие мыслить и преобразовывать мир (Георгий Петрович и много позже часто вспоминал «Тезисы о Фейербахе» в части тезиса о преобразовании мира). По сути, кружок начался с анализа идеологических и мето­дологических основ общественного устройства. Собст­венно, вопрос, который я себе задал в ходе подготовки этого доклада, таков: «Почему, придя к содержательно-генетической логике, противопоставляясь формальной логике Аристотеля, из которой потом произошла поли­тика, учение о демократии и т.д., кружок, тем не менее, не пошел в политику?». На мой взгляд, послесталинская оттепель была временем осознания необходимости пе­ремен в общества, и я утверждаю, что деятельность Московского методологического кружка была, прежде всего, направлена на разработку мышления, преобра­зующего мир.

Важно, что мышление мыслилось как деятель­ность. Деятельностный подход противопоставлялся на­туралистическому, становился образом мысли и жизни членов кружка. Как Французская революция разожгла спор философов вокруг общественно-политического устройства, понятий равенства и свободы, и оставила многочисленные следы в политических идеологиях XIX и XX вв., так, собственно, опыт русской революции и опыт построения СССР возбудил и разжег споры среди членов ММК, и эти споры нельзя осмыслять вне обще­ственно-политического контекста.

Ленин и Сталин реализовали марксистское рево­люционное учение и попали в ситуацию отсутствия по­литической теории. Маркс оставил им утопию общества труда как «царства свободы, воздвигнутого на базе цар­ства необходимости, которое будет развиваться благо­даря системному управлению» (это цитата из Маркса). Практические последствия этого дефицита теории, вы­разившиеся в административно-командной системе, плановом хозяйстве и стремлении к победе коммуниз­ма, и пришлось разбирать как членам ММК, так и всей прогрессивно мыслящей интеллигенции той оттепели.

Поэтому, недостаточно, на мой взгляд, говорить о деятельности ММК как о философской школе, за­нимающейся исследованием мышления. ММК фор­мировал коллективную мыследеятельность и, в этом смысле, общественно-политическую форму мышле­ния. Кстати, он решил по пути вопросы и демократии, в смысле противопоставления локковской демокра­тии, и последующих ее разработчиков, решив, таким образом, ряд проблем. Я в своей статье (она опубли­кована на сайте ММК) пытаюсь это обсуждать. По моему мнению, решен спор либералов и демократов; решена проблема управления обществом в части спо­ров анархистов с социалистами; по-другому постав­лена проблема развития общества в смысле спора консерваторов и прогрессистов.

Интересно анализировать, какие постановки во­просов в этой части со стороны ММК возможны сего­дня. Это наиболее актуально для России. На мой взгляд, семинары ММК и, в большей степени, ОДИ, экспери­ментировали на себе (имитировали) возможности и проблематику новой демократии — содержательной демократии, а не демократии в смысле Локка, органи­зующую правовым образом общественные коммуника­ции. В этом смысле, скажу (может быть, для кого-то это прозвучит крамольно), что ММК претендовал на власть, но на власть не административную, а власть, рождающуюся в процессе коммуникации, власть ин­теллектуальную. ММК объединял сотни активных и думающих людей своего времени. Организационнодеятельностные игры захватывали и преобразовывали различные сферы деятельности, на практике реализуя принципы содержательного управления и принципы организационно-технической системы — в противовес тому менеджменту, который сегодня процветает и ко­торый активно консультирует большинство выходцев из Методологического движения.

Начало 90-х годов ознаменовалось распадом СССР и воссозданием России — страны, кстати, кото­рой никогда не было на карте современной истории. Политическая элита того времени потеряла основания для мышления и деятельности. Старое общественно-политическое устройство страны рушилось, а новой концепция России не было. Фактически, в этот период России была навязана программа вхождения страны в мировое капиталистическое сообщество. В течение ко­роткого времени Россия заимствовала (скопировала) формы общественного, политического, экономического устройства развитых капиталистических стран. Пропа­ло (я согласен здесь с П.Г. Щедровицким) достаточно большое количество условий формирования мышления, которое практиковалось ММК. При этом методологи­ческое движение, во многом по инерции, попало вместе с активными мыслящими людьми этого времени, на мой взгляд, в ловушку заимствованного и некритичного отношения к западным форматам демократии и запад­ным форматам капиталистического устройства. Некри­тичного, потому что сегодня мы имеем искаженные формы заимствования того, что принято называть «за­падные цивилизационные образцы».

Я просто перечислю. Например, федеративное устройство России. Россия никогда не была федера­тивной страной. Она была всегда унитарным государ­ством, в отличие от США, Швейцарии и других стран с федеративным устройством. Двухпалатная система политической власти. Тоже достаточно бредовая си­туация. Вторая палата (как мы ее называем, «палата лордов»). В условиях, когда субъектами власти субъ­екты федерации не являются, бессмысленно создавать вторую палату — Совет Федерации. Многопартийная система в ситуации непартийной организации власти. Бессмысленно. Фондовый рынок в условиях непро­зрачности бизнеса, который обернулся падением всех этих пирамид, ит.д.

Некритичность заимствования в реализации не означает, правда, неосмысленности действий со сторо­ны тех, кто нам навязывает такое заимствование. Дея­тельное участие мирового клуба кредиторов, МВФ и других международных структур в реформировании СССР преследовало, скорее всего, свои интересы, а не державные интересы России. В результате, сегодня мы имеем государство с правительством, прекрасно отра­батывающим, на мой взгляд, цели, которые делегирова­ны внешним управляющим по отношению к стране. Це­ли реформ, которые ныне происходят (а их, мы их пе­речисляли и анализировали, порядка семнадцати; мно­гие методологические группы занимаются этими ре­формами), на мой взгляд, также некритично заимство­ваны. Но я не буду их перечислять. Я перечислял в сво­ей статье все семнадцать реформ, которые сейчас идут в России и ни к чему не ведут, кроме как, на мой взгляд, к оптимизации бюджетного процесса, который, безус­ловно, выгоден всем, в условиях такой вот странной стабилизации, в условиях повышенного нефтедоллара и т. д. На мой взгляд, стабилизация — иллюзорная, и те цели реформ, которые мы сейчас имеем, также иллю­зорные. При этом остается открытым вопрос, что де­лать со стратегической перспективой и есть ли субъек­ты этой стратегической перспективы, которые могут об этом размышлять.

В отличие от западной ориентации правительства, заимствующей цивилизационные образцы капитализма, складывается круг идей, ориентированных на нацио­нальные проекты развития России. Ростки проектных интенций прослеживаются в различных аспектах со­временной ситуации. Это и усиление власти Президен­та, и формирование двух-, трехпартийной системы, подготовка административно-территориального изме­нения, борьба с олигархами и т.д.

Московский методологический кружок, как мы видим из его истории, всегда старался быть на рубе­жах развития мышления общественной активности. Современная ситуация России формирует вызов обще­ственно-политически активному миру — это вызов исторического самоопределения. И, я думаю, что, не начав отвечать на этот вызов, мы можем оказаться в ситуации, когда не будет не только СССР, в котором возникла методология, но и России. Очевидно, есть такая перспектива, что не будет той страны, в которой родилась методология, а следовательно, и говорить об условиях ее (методологии) дальнейшего воспроизвод­ства не придется. Поэтому без формирования новой страны, без формирования нового национального про­екта России невозможно говорить о формировании или сохранении условий воспроизводства методологи­ческого мышления.

Заканчивая, два слова скажу о том, почему я го­ворю об этом в контексте методологии. Демократиче­ский проект (новая демократия), который реализовывал ММК, на сегодня закончен, потому что нет смысла строить общественно-политическую коммуникацию или общественно-культурную коммуникацию в обще­стве. У нас плюрализма достаточно, общественно-политических движений и коммуникаций достаточно, гласность в стране. Нет смысла устраивать обществен­но-культурные процессы коммуникаций. На мой взгляд, необходимо вернуться к истокам и ответить на вопрос: в чем же новый проект Московского методо­логического кружка, и как он может быть связан с раз­витием России?

Почему именно с развитием России? Потому что, я считаю, тот проект, который реализован (тут я согла­сен с П.Г. Щедровицким в части содержательно-генетической логики), строился на основании анализа и критики проектного подхода, реализованного на терри­тории Советского Союза — проекта, который реализовывался Марксом и марксизмом. Необходимо рефлек­сивно понять, что же было заложено в содержательно-генетическую логику, и какие последствия для этого, какие выводы из этого мы можем сделать относитель­но: а) нового демократического устройства; б) новой содержательной политики; с) относительно нового формирования общественно-политического устройства страны. Считаю, что у методологии есть все ресурсы, для того чтобы заниматься этим вопросом. Ни у эконо­мизма, ввиду его ущербности, ни у эмоционально-патриотического движения нет таких интеллектуальных ресурсов, которые есть у методологии, которая взросла на Марксе. На мой взгляд, формирование идеологиче­ских мировоззренческих оснований такого проекта, формирование общественно-политических сил, способ­ных реализовать такой проект, и создание механизмов общественно-исторического преобразования страны и есть перспективный набор проблем и целей для сего­дняшней российской методологической ситуации.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17