eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Вступительное слово

П.Г. Щедровицкий

Щедровицкий.

Коллеги!

Я рад приветствовать вас на открытии 11-ых Чтений памяти Георгия Петровича Щедровицкого, которые мы проводим ежегодно. Тема, которую я как председатель организационного комитета заявил в этом году, звучит так: «Вклад Московского методологического кружка в мировую философско-методологическую мысль, ключевые идеи и достижения». И, как уже говорилось на прошлых Чтениях, эта тема с небольшими вариациями рассчитана на три года (этот и два следующих) - с тем, чтобы дополнить тот предварительный компаративный взгляд, который мы обсуждали в течение предыдущих трех лет, попыткой выделить основные моменты в творчестве и наследии самого Георгия Петровича Щедровицкого и в работах того широкого круга исследователей и разработчиков, которые принимали участие в работе Московского методологического кружка в разные периоды его существования.

Я хотел бы начать свое выступление с того, чтобы еще раз обратить ваше внимание на следующий факт: в истории мысли есть чрезвычайно небольшое число таких неформальных объединений, клубов, кружков или научных школ, которые работают длительное время. Сорок лет, которые просуществовал Московский методологический кружок (вплоть до смерти своего основателя) – это неимоверно долгий срок, который, наверное, может быть объяснен только огромной энергией Георгия Петровича Щедровицкого в поддержании той коммуникативной среды, которая существовала в Кружке все эти годы. Последние десять лет методологическое движение, безусловно, переживает некоторый кризисный период, связанный как со смертью основателя, так  и с необходимостью самоопределения в новой социокультурной ситуации. Однако я считаю, что есть все предпосылки для того, чтобы это движение породило целый ряд исследовательских, проектных направлений в разных областях и, собственно, приобрело вторую жизнь. Если это произойдет, то, безусловно, сам феномен вот такого многолетнего существования подобного объединения будет нуждаться в дополнительной рефлексии – и в рамках социологии знания, и в рамках социологии мышления.

За прошедшие несколько лет, особенно за последние три-четыре года, нам - благодаря инициативе Льва Петровича Щедровицкого и Галины Алексеевны Давыдовой – удалось развернуть большую издательскую работу, и я, конечно же, считаю это несомненным успехом, потому что продолжаю настаивать на том, что, готовясь к Чтениям, имеет смысл читать, - а для того, чтобы читать, надо иметь, что читать.

В этом году вашему вниманию и вниманию читающей публики в целом представлено семь новых книг. Среди них - книга, которую в течении десяти лет готовила Галина Алексеевна Давыдова и которая содержит в себе цикл лекций Георгия Петровича (если мне память не изменяет - 71-72 гг.), посвященных проблематике знания, значения, смысла. Это очень интересный курс лекций, и мне кажется, что в этом издании мы перешли на какой-то новый уровень подготовки текстов – десять лет, в общем, довольно длительный срок... Подготовлены также второй том, который представляет собой обработку цикла лекций «Понимание, мышление, смыслосодержание», и третий том, который включает в себя различные работы по семиотике, теории знака, теории знания. Этот цикл работ, к сожалению, был известен гораздо меньше, чем работы первого периода и, собственно, практика оргдеятельностных игр, поэтому я считаю, что в рамках данного издания вашему вниманию представлены некие базовые основания мыследеятельностных представлений и мыследеятельностного подхода.

Кроме того, подготовлены еще четыре книги: сборник «Мышление, понимание, рефлексия» (работы разных лет, посвященные этой проблематике), две книжки по оргдеятельностным играм и трехтомник, который был подготовлен Матвеем Хромченко и Геннадием Копыловым по материалам методологических журналов «Вопросы методологии» и «Кентавр» за пятнадцать лет существования этих изданий. Понятно, что это - первая попытка выстроить какие-то проблемно-тематические направления; собственно, единственным вкладом издателей в некую систематизацию работ методологической школы является то, что эти работы сгруппированы, собраны по разделам, и есть возможность посмотреть на это в целом, не листая журналы или не сканируя Интернет. Мне кажется, что такой шаг может продвинуть дальше некие региональные или тематические разработки.

Всего издано порядка 25 книг; для того, чтобы вы могли сориентироваться в этом пространстве, вашему вниманию представлен маленький буклет (вы могли получить его при регистрации), где описаны все изданные работы: как работы самого Георгия Петровича (17 книг), так и работы о нем и о деятельности ММК, а также работы, посвященные интерпретации и комментированию методологического наследия. На следующий год мы готовим еще ряд изданий. При подготовке этих Чтений я слышал замечания от участников касательно того, что такой взгляд назад – историко-критический, где-то комментаторский, интерпретационный, - необходимо дополнить проектной перспективой. Поскольку я слышал эти замечания много раз, то я решил, что к ним нужно отнестись.

Первый момент: с моей точки зрения, мы не готовы к этому обсуждению. Да, конечно, у нас есть возможность выдать за проектную перспективу СМД-подхода те локальные инициативы и действия, которые каждый из нас производит в тех или иных областях. Нас много, мы что-то делаем, часть людей что-то делает активно, поэтому создается иллюзия, что вообще что-то такое происходит. Но совершенно неочевидно, что эти наши инициативы и действия имеют какое-либо отношение к замыслу, который лежал в основе Московского методологического кружка. Тот факт, что мы в большей или меньшей степени соприкоснулись в своей личной истории с Московским методологическим кружком и лично с Георгием Петровичем Щедровицким, еще ни о чем не говорит. То, что кружок долгие годы в Советском Союзе выполнял функцию такого философско-методологического ликбеза и что очень многие люди свои философско-методологические представления (какого бы уровня они ни были) получили именно таким способом, а не в рамках систематического образования, - это тоже, в общем-то, является исключительно ситуационным историческим фактом. Поэтому, на мой взгляд, мы приблизимся к обсуждению проектов и программ в лучшем случае через еще два года. Я предполагаю, что третий цикл обсуждений действительно надо посвятить перспективе, но только в рамке осмысления наследия, замысла - замысла построения методологического мышления, замысла построения СМД-методологии, СМД-подхода, короче говоря - того исторического замаха, который был сделан в начале 50-х годов. Тогда, на мой взгляд, у нас появится возможность оценить то, что делается, с точки зрения этой рамки - и отфильтровать те проекты, которые в той или иной степени реализуют этот замысел (или претендуют на его реализацию), а также те, которые являются понятными, нужными, важными моментами в личной биографии людей, в той или иной степени связывающих себя с Георгием Петровичем и Московским методологическим кружком.

Поэтому я предлагаю всем готовиться! В частности, я считаю, что мы вполне можем начать готовить некие систематические работы о деятельности выходцев из кружка в тех или иных областях - например, в области регионального планирования и развития, или в области педагогики, или в области управления. Если эти сборники работ будут подытоживать и теоретические разработки, и практику деятельности, то есть шанс, что потом какой-либо из этих вопросов можно будет вынести на повестку дня и обсудить вот так, как сейчас, в присутствии всех - в том числе и тех, кто не занимается именно данным типом проектов и данной областью деятельности.

Второй момент: за последний год, когда начал работать систематический семинар по подготовке Чтений, с материалами которого каждый из вас может ознакомиться на соответствующем интернет-сайте, мы столкнулись с тем, что подходить к вопросу о вкладах Московского методологического кружка и лично Георгия Петровича нужно организационно-деятельностно. Это значит, что имеет смысл, во-первых, спроектировать, а во-вторых - выстроить тот контур работ, который, если будет создан, сможет этот вклад выделить. Издательская работа, о которой я говорил вначале, - это, если хотите, первый уровень, это экспозиция наследия, это возможность дальнейшей работы, но – именно только первый шаг и только возможность.

С моей точки зрения, необходимо продолжать дальше компаративную работу. Также нужно развивать работу комментирования и истолкования – несмотря на то, что, например, опыт Веры Леонидовны Даниловой, представленный в издании «Лекции на досках» в прошлом году, у очень многих людей вызвал нарекания - наверное, заслуженные. Но мне кажется, эту работу просто надо продолжать, поскольку вписывание тех или иных работ Кружка в соответствующий контекст (как макрофилософский, так и ситуационный – полемики с теми или иными группами и школами) – это отдельная самостоятельная работа и отдельное направление деятельности.

Безусловно, нужна аналитика текстов, которая включала бы в себя формирование глоссария; эта работа, в свою очередь, может лечь в основу переводческой деятельности. Я уже говорил о том, что, с моей точки зрения, необходимо организовать переводы - как минимум на три фундаментальных языка: английский, испанский, китайский (хотя Лев Петрович резонно заметил, что широта распространения какого-либо языка не означает, что число людей, которые могут прочитать работы Георгия Петровича, автоматически увеличивается...) Но, на мой взгляд, такой перевод продвинет и нас самих в понимании того словаря, той системы понятий, которая лежала в основе подхода СМД-методологии, и, может быть, поможет нам в дальнейшем читать в том числе и те работы, которые делаются в других культурах.

Безусловно, нужна историко-критическая реконструкция, и в этом плане «желтый том», который был издан, - том, который в основном писали философы, многие из которых знали Георгия Петровича, работали с ним, - это тоже некий первый шаг. Я очень переживаю из-за того, что ученики Георгия Петровича и те, кто себя так называют, в общем, пока еще ничего не ответили на этот том. Они просто написали, что те, кто читают, понимают неточно, понимают в тех или иных вопросах неверно, но не дали свою собственную интерпретацию этого проблемного поля - что, на мой взгляд, свидетельствует просто о некоторой недостаточной рефлексивности сегодняшнего состояния движения.

Мы готовим еще один том – так называемый «синий том», - в котором будут представлены в основном работы психологов: в настоящий момент уже есть около пятнадцати статей, и мы рассчитываем, что к середине года этот том тоже будет подготовлен.

Поэтому, возвращаясь к основной мысли этой второй части моих размышлений, я хочу сказать следующее: нам нужно выстроить, пользуясь нашим собственным методологическим подходом, ту оргдеятельностную схему, в которой будут представлены необходимые позиции, обеспечивающие весь этот цикл работ - от издательской, комментирующей работы до работы историко-критической и проектной. И если нам удастся этот цикл выстроить, то я почти уверен, что качество самого материала - тех смыслов, тех представлений, которые будут отдельными исследователями и аналитиками создаваться, - вырастет за счет того, что возникнет определенное коммуникационное поле.

И, наконец, последний момент, поясняющий, почему в этом году мы сосредоточились на двух темах (этот вопрос также вызвал довольно бурную, хотя и очень узкую дискуссию - прежде всего, среди тех, кто регулярно ходит на семинары), а именно: на вопросах развития и вопросах рефлексии. Здесь есть два основания.

Первое основание заключается в том, что именно эти темы привлекли наибольшее внимание тех, кто писал и докладывал о проблемах вклада, достижений и основных идей. Мы получили около семи работ по проблематике развития - как на грантовом конкурсе, так и в рамках подготовки Чтений, - и мы получили четыре или пять работ, которые в той или иной степени затрагивали проблематику рефлексии. Я настроен прежде всего на то, чтобы возникала какая-то коммуникативная ситуация, - а она требует различия позиций по, мягко скажем, более или менее сходному предмету; хотя понятно, что проблематика выделения объекта и построения объекта – это один из важнейших моментов самой методологической работы, и мы должны понимать, что когда выступающие будут говорить о развитии - они будут говорить о разном. Вопрос объективации, вопрос выстраивания границ и контуров объекта – это отдельная проблема, и я думаю, что все собравшиеся могут участвовать в том числе и в методологической рефлексии того, как это здесь происходит. Но наличие как минимум нескольких позиций о как бы одном и том же объекте или предмете мысли – это условие хотя и недостаточное, но необходимое. Поэтому первое основание заключается в том, что эти предметы почему-то - я не могу сказать, почему именно, - привлекли наибольшее внимание, они вызвали самую горячую дискуссию; другие же темы имели в лучшем случае одного–двух комментаторов, и пока не набралось той критической массы, которая бы позволила сделать эти темы предметом обсуждения.

Второе основание заключается в том, что, с моей точки зрения, один из ключевых стержней методологического самоопределения – это связь между действием и рефлексией. И, собственно, тип этой связи во многом и осмыслялся в проблематике развития. И в этом плане мы обсуждаем две стороны одной и той же проблемной ситуации, одного и того же комплекса идей. Я думаю, что на следующих Чтениях мы попытаемся сконцентрироваться на проблематике коммуникации, коммуникации и понимания, а еще через год - на проблемах технологии мышления. Если такая перспектива ясна и может служить основанием для нашего трехлетнего планирования, - а в общем-то, непонятно, почему мы должны отказываться от передовых технологий, которые применяются в целом в стране! - то я предлагаю перейти собственно к содержанию и передаю слово Павлу Владимировичу Малиновскому для первого доклада.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17