eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Понятие управления в СМД-методологии. От схемы оргтехнической системы к схеме шага развития

Дубровский В.Я.

Основной целью этого доклада является вынужденно краткое и упрощенное описание истории, или, что тоже самое , псевдоистории, развития понятия управления в СМД-методологии и сформулировать несколько важных, на мой взгляд, вопросов.

  1. Понятие управления как деятельности над деятельностью можно считать сложившимся к концу 1960х гг. Одним из его первых схематических представлений можно считать схему рефлексивного выхода [1, 2]. Важно отметить, что в эта схема уже имела нынешнюю «матрешечную» организацию. Один акт – рефлектирующий, включал, или рефлексивно «поглощал через знание» [2, с. 275] , другой акт – рефлектируемый, в качестве объекта, представленного как знание о его прошлом исполнении и как проект его будущего исполнения. При этом, сама рефлексия интерпретировалась как иерархическая кооперативная связь между двумя этими актами, выполняемыми разными индивидами. При этом, предполагалось, что для осуществления реальной кооперации «практического, теоретического или инженерного типа, нужны [дополнительные] весьма сложные и изощренные организованности» [2, с. 276]. Иными словами, была поставлена проблема о способах деятельности, которая могла бы служить механизмом реализации иерархической кооперации. 

     

  2. Именно эта проблема решалась с помощью понятия социотехнической системы, определяемой как деятельность над деятельностью, и представленной с помощью схемы «желудя» [3]. В этой схеме верхняя -- управляющая система деятельности, оказывает реальноевоздействие на нижнюю – управляемую систему, как на объект преобразования. Было сформулировано принципиальное положение, что «все объекты нашей практики и нашей деятельности представляют собою не естественные и не искусственные объекты, а кентавр—объекты, соединяющие естественный и искусственный компоненты» [3, с. 440]. Поэтому управляемая деятельность должна быть представлена как кентавр—объект -- как нечто живущее само по себе, и, одновременно, как объект нашей деятельности. Процесс управления включает: (1) прогнозирование траектории превращения управляемой системы как Е-системы, (2) проектирование «идеальной» системы, (3) планирование управляющих воздействий, сдвигающих траекторию управляемой системы и направляющих ее путь в идеальное состояние и (4) осуществление управляющих воздействий, с корректировкой, если потребуется. Следует отметить, что эта схема не имела матрешечной организации и отношение рефлексивного поглощения в ней не упоминалось.

     

     
  3. В 80-е гг., благодаря применению принципиальной «трехпоясной» схемы мыследеятельности [5], деятельностная онтология была переосмыслена как мыследеятельность. В свою очередь, это привело к переосмыслению управления как мыследействования над мыследействованием и представлению его с помощью схем организационно--технической системы (ОТС) и шага развития. Кроме того, поскольку эти схемы разрабатывались на материале ОДИ, имплицитно полагалось, что оба мыследействования являются коллективными.

     
     
     
    Схема ОТС напоминает схему социотехнической системы и является ее приемником. Основные отличия ОТС – это возврат к матрешечной организации, основанной, однако, не на идее рефлексивного поглощения, а на новой идее морфологического поглощения. Схема ОТС включает двесистемы мыследеятействования, «верхнюю», или «объемлющую», которая осуществляет оргтехническое воздействие, и «нижнюю», или «объемлемую», которая этому воздействию подвергается. Причем объемлемая система, в свою очередь, может быть ОТС. Коллектив каждой их этих систем может состоять из отдельного индивида-личности, группы индивидов, или нескольких групп индивидов. При этом объемлемая, система, в своем существовании независима от объемлющей, и даже будучи изъята из первой, может мыследействовать автономно и независимо. Объемлющая система помимо своей материально-морфологической организации включает материально-морфологическую организацию первой. Она также может существовать независимо от данной объемлемой системы. Если из нее мысленно изъять объемлемую систему, то ее морфологическая и функционально-структурная целостность не будет нарушена. Просто место объемлемой системы в этой структуре будет незаполненным. Но это означает, что для действительного отправления оргтехнических функций, объемлющей система нуждается в каком-то соответствующем, наполнении. Таким наполнением может служить другая мыследействующая система, имитация системы или модель системы.

     
     
     
    Морфологическая интерпретация объемлющей и объемлемой систем позволяет использовать схему ОТС как единицу, из которой можно развернуть ряд относительно самостоятельных ОТ--систем, объемлющих одну и ту же систему мыследействования и находящихся в различных отношениях между собою [8, с. 147-168].
     

     
  4. На формальном уровне переход от схемы оргтехнической системы (ОТС) к схеме шага развития является переходом от функционально—структурного представления ОТС к ее процессуально—структурному представлению, коим и является схема шага развития [6. с. 148]

     

     
    Последняя является результатом пошагового конкретизирующего развертывания исходной абстрактной схемы переноса опыта [9, с. 154-177]. Акт осуществился и нет его. Согласно абстрактной схеме воспроизводства, повторное осуществление акта означает, что каждый раз реализуется одна и та же транслируемая норма. Но мы можем сменить фокус и полагать, что повторное осуществление акта обеспечивается переходом в ситуацию очередного исполнения акта самого индивида «с его сознанием, психикой, с его морфологией, в которой заложены его возможности действовать». Этот непосредственный переход индивида в новую ситуацию и трактуется как перенос его опыта. [7, с. 162]. В отличие от абстрактной схемы воспроизводства, сфокусированной на трансляции культуры, абстрактная схема переноса опыта сфокусирована на индивиде, обладающем опытом.

     
     
     
    Первый шаг конкретизирующего развертывания схемы переноса опыта был осуществлен за счет введения в нее рефлексии и времени деятельности. Переход индивида от выполнения одного акта к другому упорядочивает их во времени. Если в «естественном» времени состояниям соответствуют моменты, а переходам из состояния в состояние – длительности, то в деятельностном времени наоборот. Каждый акт может находиться в одном из трех состояний – не выполнялся, выполняется, уже выполнен. Этим состояниям соответствуют длительности, а переходам между ними – моменты. Однако, древняя проблема -- «прошлого уже нет, а будущего еще нет» -- остается, и Г.П. Щедровицкий решает ее, подобно Аристотелю и Св. Августину, привлекая на помощь рефлексию: «рефлексия обеспечивает, с одной стороны, членение мыследеятельности, а с другой ... организацию прошлого и будущего из надстроечной рефлексивной позиции» [7, с. 161]. В настоящем рефлексии индивид имеет дело с настоящим прошлого и настоящим будущего: «прошлое он фиксирует в виде знаний, а будущее он фиксирует в виде проектов, программ и планов» [7, с. 161-162].

     
     
     
    Следует отметить, что в данном контексте рефлексия трактуется в соответствии с принципиальной «трехпоясной» схемой мыследеятельности как одна из интеллектуальных способностей индивида, наряду с мышлением, пониманием, и мыследействованием [7, с. 161-162]. Эта трактовка отлична от социотехнической кооперативной связки рефлексивного выхода. Соотношение этих двух понятий требует специального обсуждения.
     
    На втором шаге конкретизации в предыдущую схему вводятся каналы переноса опыта, соответствующие различным типам деятельности (исследования, методики, проектирования, программирования и пр.) со своими особыми системами норм.

     
     
     
    Предполагается, что, индивид самоопределяется, выбирая по какому каналу или каналам он будет осуществлять перенос опыта и, тем самым определяет свою позицию по отношению к соответствующим сферам деятельности в пространстве воспроизводства. Это изображается с помощью сферно--фокусной схемы [7, с. 165 и 174].
     
     
     
    Сферно—фокусная схема, изображающая ОТС, объектом которой является другая ОТС, может рассматриваться как «шаг самого ОТ-действия по развитию». При таком рассмотрении сферно-фокусная схема приобретает модифицированную форму [8, с. 215-216].
     

     
  5. В заключение следует отметить опасность неосторожного употребления психологического «линго», употребляемого при обсуждении схем ОТС и превалирующая в период ОДИ. Терминами типа «личность», «личная принципиальность» и «личная ответственность», «сознание», «психика» и пр. следует пользоваться с предельной осторожностью. Хуже всего свободное их использование как слов обыденного лексикона. Такое использование позволяет с легкостью описывать все, что угодно. Но в научном контексте такое описание является самообманом. Строго говоря, нам следует употреблять лишь термины, соотнесенные с онтологией мыследеятельности. Мы можем сознательно употреблять «психологизмы» в деятельностных схемах, придавая им «программатический» онтологический статус формальных мест (placeholders) будущих онтологем и ставя задачу реконструкции их содержания в терминах деятельностных онтологем. При этом мы должны руководствоваться основным принципом деятельностной методологии: существует только деятельность и ее организованности; деятельность задается нормами исключительно и исчерпывающе. 

Литература

 

  1. Анналы ММК 1971// Москва 2007.
  2. Щедровицкий, Г.П. Исходные представления и категориальные средства теории деятельности (1975 а) // Избранные труды // Москва, 1995, с. 233-280.
  3. Щедровицкий, Г.П. Естественное и искусственное в социотехнических системах (1975 b) // Избранные труды // Москва, 1995, с. 437-448.
  4. Щедровицкий, Г.П. Оргуправленческое мышление: идеология, технология, методология (1981) // Организация. Руководство. Управление, Выпуск. 1, Второе издание // Москва, 2003.
  5. Щедровицкий, Г.П. Схема мыследеятельности – системно-структурное строение, смысл и содержаиние (1987) // Избранные труды // Москва, 1995, с. 281-298.
  6. Щедровицкий, Г.П. Программирование научных исследований и разработок // Москва 1999, 286 с.
  7. Щедровицкий, Г.П. Организационно – деятельностная игра. Сборник текстов -- 1. // Из архива Г.П. Щедровицкого. Т 9 (1) // Москва 2004, 285 с.
  8. Щедровицкий, Г.П. Организационно – деятельностная игра. Сборник текстов -- 2. // Из архива Г.П. Щедровицкого. Т 9 (2) // Москва 2003, 319 с.
 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17