eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Практики методологии

Содин С.Л. Харьков

1. В соответствии с традицией практики связаны с представлением о благе. Рационализм связывает практичность с разумностью, с постоянными инвестициями разума в деятельность. В развивающемся обществе деятельность, теряя связь с разумом, перестает быть практичной.

В настоящее время практический разум, (и практики) теряют связь с всеобщим  мышлением, тем самым их рациональность и практичность в деятельности могут вызывать сомнения.

Становление крупного философско-методологического течения влечет за собой появление нового рационального мировоззрения и, как следствие – серию «проектов» трансформации общественной и индивидуальной жизни на основе рациональных, то есть познаваемых разумом, законов.

Методология не являлась исключением: как радикальное направление философско-методологической мысли она предлагала проекты переустройства различных сфер жизни.

2. Сами методологические практики следует анализировать с двух сторон: (1) со стороны их принципиального устройства, соответствующего общим идеям методологии и (2) со стороны их тематического содержания и возможных границ.

Я сосредоточусь преимущественно, на первой стороне. Именно принципиальное устройство «сферы» практики определяет «практичность» методологии.

Устройство практик определяются, с одной стороны, тем как мыслит себя методология, с другой – рефлексией попыток реализации методологических проектов и программ, а также освоением и рефлексией новых регионов и полей деятельности. С моей точки зрения в итоге именно особенности методологической рефлексии и выходят на первый план; особенности рефлексии определяют не только понимание практики (и её границы), но и программы и проекты развития самой методологии. Неясность понимания практик – это недостаточность методологической рефлексии.

Когда методология выступала как глобальный мега-проект, вопрос о ре-организуемых сферах деятельности, соразмерным сути методологии, (и её реальным возможностям) оставался на втором плане. Методологическое мышление было направлено в первую очередь на проектирование новых техник и технологий мышления и новых деятельностей или предметов. Практичность соизмерялась с построенными методологическими инструментами – со средствами, методами и процедурами.

Как идеологема, такой взгляд на возможности методологии сохранялся еще долго («Методология может все!»). Вместе с тем уже на раннем этапе развития методологии –на этапах содержательно генетической логики и теории деятельности – идея практичности методологии была имплицитной частью самого методологического проекта, и несло представления о мышлении как (всеобщем) благе.

Однако, по-видимому, с самого начала было понятно, что практичность методологии соизмеряется не только с внешними возможностями методологических инструментов; существенно, что практичность должна соизмеряться (главным образом) с общими идеями и принципами методологии. Способ понимания методологией самой себя, а также то каким путем методология развивается, определяет её практичность.  В этом особенность методологических инструментов: они должны быть применимы в первую очередь к самой методологии. Сами методологические инструменты связаны с рефлексией – практичность методологии определяется особенностями её рефлексии. (Как всякое направление философско-методологической мысли методология само рефлексивна). Отсюда вытекало, что возможная внешняя сфера методологической практики должна быть подобна фрагменту самой методологии. Фактически чаще всего именно так и получалось.

Но по мере развития методологии встал вопрос о границах методологических практик. Попытки ответа на вопросы о границах привели к представлениям о сфере и сферных процессах. С другой стороны они инициировали методологические разработки в понятиях эксперимента и экспериментирования. По-видимому, нужно отдельно рассматривать разработанный в методологии теоретический способ рассмотрения практики и реальные практики методологии, так, как они происходили. И во втором случае объяснять, чем именно определялись возможности и границы практичности. С другой стороны методологические формы рефлексии практик поддерживали развитие самой методологии.

Сфера – это своего рода замкнутый регион практичности методологии. Сфера должна быть замкнута не только относительно некоторого минимума процессов, обеспечивающих её существование (так называемых сферных процессов); она должна быть также замкнута относительно процессов смыслообразования и рефлексии. Таким образом, сфера как регион практичности, должна быть регионом осмысленности и рефлексивности. (Появление новой практики – это появление нового региона осмысленности). Такое понимание сферы практики противопоставляется пониманию её как области  приложения методологических инструментов, и как предмету методологического проектирования.

Указанная трансформация понимания практики соответствует переходу от проектного и деятельностного подхода к программированию и коммуникативным практикам в СМД-методологии.

Практики методологии находятся в зависимости от развития самой методологии, от её возможности осмыслить как себя, так и сферы своей практики – то есть от характера и возможностей методологической рефлексии. Простое приложение уже оформленных методологических инструментов в принципе не может быть практичным.

 

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17