eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Динамика понятия практика и практикования в ММК

Сазонов Б.В.

В ММК понятие практики является важнейшим моментом самоопределения.

1. Классическим изложением такого самоопределения является совместная с В. Дубровским статья 1967 года «Научное исследование в системе методологической работы». О том, что это не проходное представление, специфическое только для теоретико-деятельностного этапа в развитии ММК, свидетельствует доклад 1982 года, то есть периода расцвета ОДИ, под названием «Средства и методы конструктивно-нормативного представления деятельности и мышления». Не выявляя специфики того и другого и оставляя в стороне тонкие и важные детали, скажу лишь, что скелетной является схема, в основании которой находится «практическая деятельность» – практик, над которым надстраиваются методист и ученый, а также другие фигуры, такие как историк, проектировщик и другие. Методолог находится вверху этой пирамиды, обеспечивая и нормируя деятельность других позиционеров, и эта деятельность может рассматриваться в качестве прикладной для методологии или области ее практикования. (В несколько иной, но также наглядной форме эта идея задана в «Общей схеме организации системно-структурной методологии» из статьи в «Системных исследованиях» 1981 года.)  

2. Можно утверждать, что эта конструкция самоопределения прямо связана с марксистским пониманием методологии и методологического мышления, источники которого находятся в философии Фихте и Гегеля.  В его советской интерпретации это выглядит таким образом, что истинная теория уникального исторически развивающегося объекта – капиталистического общества была создана Марксом в силу того, что ему удалось предварительно построить правильный метод мышления, новую методологию.

Зиновьев воспринимает эту идею, и пытается модернизировать метод мышления Маркса для описания нового уникального исторического объекта – социалистического общества.

Г.П. Щедровицкий ставит задачу развить методологию (сформулировать методы мышления) для исследования любых объектов, представленных в науке как передовике мышления, как логику любого мышления.

3. Марксистская конструкция является топикой для 19 и 20 веков. В ее истоках лежит связка парадигм Ф. Бэкона и Р. Декарта. Связка, содержащая ряд внутренних проблем, которые на протяжении последующих веков решали как философия и методология, так и «позитивные» науки типа психологии. ГП, принимая эту топическую конструкция, принял на себя и всю совокупность проблем, связанных с ее разработкой и следованием ей в тех или иных областях исследования. Заслугой ГП и ММК в этой связи является та тщательность и специфическая для ММК «методологическая организация мышления», с какой анализировались эти проблемы. (Выдающиеся результаты с этой точки зрения были получены в исследовании знака.)

Говоря о внутренних проблемах отмечу следующее. И Бэкон и Декарт положили начало методологии как особой действительности деятельности. Бэкон, задавая проект единой бессубъектной науки о едином объекте – Природе (первой и второй), выделил особо блок методов эмпирического исследования, с помощью которых Природа открывает свои тайны, и которые могут транслироваться внутри научного сообщества с тем, чтобы любой из них мог достоверно получить те же самые результаты. (Бессубъектность с этой точки зрения означает отказ от веры в авторитета и его мнения, которые не подлежат какой-либо проверке.)

Декарт воспроизвел эту же структуру, но по отношению к «мышлению»: (Раз)ум может научно исследовать предметы лишь опираясь на совокупность Правил ума, которые, подобно методам Бэкона, эксплицируются и способны обсуждаться и совершенствоваться. Мышление и есть, с этой точки зрения, единство Разума и его Правил (методов по Бэкону). Идея методологически оформленного мышления Декарта в развернутом виде не стала достоянием современников (соответствующая работа Декарта была опубликована лишь в 1704 году). В свое время она была воспринята лишь «психологически» - как выделение особого «сознания», внутри которого протекают те или иные познавательные процессы. При этом акцент был сделан на анализе процессов чувственного познания с его проблемой связи ощущения и восприятия. Причем главенствующей сделалась точка зрения эмпириков (Гоббс с его концепцией сознания как восковой доски), а механизмы психических процессов были сведены к ассоциации чувственных единиц сознания.

По утверждению представителей Вюрцбургской школы, лишь только им (в конце 19 века) удалось преодолеть ассоцианизм и обратиться к мышлению как решению задач с помощью интроспективно осознаваемых способов. Анализ языковых знаковых образований в состав способов мышления приводит, в конце концов, к тому, что развитие мышления понимается не как результат индивидуального процесса, а как освоения внешней социальной культуры. (Язык овладевает индивидом.) Вынесение средств «психологического» мышления вовне ставит проблемы его связи с тем мышлением и теми методами (и логическим представлениями), которые надстраивались над наукой с ее предметными теориями. Психологизм и антипсихологизм, обучение и развитие, характер языкового мышления – все такие проблемы, порожденные предшествующей философско-методологической работой, становятся предметом ММК-методологии. В этом плане она напрямую вписана в мировую традицию

4. Но наряду с этим развивается собственно методологическое «практикование мышления», основанное на его рефлексивной организации. Рефлексивные моменты в работе с Правилами ума отмечал еще Декарт. Локк наряду с проистекающими из объектов ощущениями, говорит о рефлексивной упорядочивающей работе Разума с этими ощущениями.

Рефлексивная организация коллективного мышления, как то имело место в ММК, является самодовлеющей с точки зрения проблемы отношения интеллектуальной деятельности и ее практического применения (области практикования). Предмет рефлексии функционально и является такой областью, притом, что последующие уровни рефлексии этой областью делают все новые элементы развертывающейся методологической деятельностью. Можно сказать, что таким образом организованная методологическая деятельность и является практикой. Методология и есть практика.

Следует заметить, что такое положение дел не является ее привилегией, и другие интеллектуальные «практики» могут строиться подобным же образом. Вопрос, следовательно, в том, каким образом эти интеллектуальные практики встроены в некую среду – какую и каким образом. Ниже я отвечу на этот вопрос.

5. Бэконовская модель объектопознающего знания  начала усомневаться еще в конце 18 века. (Что не означает ее исчезновения – старые модели с их проблемами продолжают сосуществовать с новыми.) Немецкий романтизм, в противовес идущему от Бэкона французскому рационализму, в лице Ф. Шлегеля как представителя сферы искусства и Ф. Шеллинга как философа создали «объект» принципиально нового рода – «Культуру» как продукт деятельности национального Духа. На первых этапах (предмет исследования этнографов) – нации, и творцов будущей культуры – в современном цивилиционном обществе. Тем самым были заложены основы разрушения классической модели общественной науки, социологии прежде всего. Не вдаваясь в перипетии этой истории отмечу. На место монополии познавательной деятельности приходит их множественность. Исчезает универсумальный субъект интеллектуальной деятельности, опирающийся на общий свод методов мышления и иной деятельности. Исчезает сам объект как противостоящий субъекту, и последний теперь не познает нечто из внешней позиции, а понимает происходящее. Постмодернизм в предельной форме представил интеллектуальную деятельность как рефлексивное порождение текста над текстом, ту или иную организацию дискурса.

6. Резюмируя, можно было бы сказать, что ММК-мл находится в русле мирового мейнстрима – решая вековые философско-методологические проблемы, выстраивая еще одну систему практикования за счет рефлексивной организации мыслительных процессов, соглашаясь с  искусственным характером универсума деятельности. Тем самым соглашаясь с тем, что ММК-мл является еще одной разновидностью в этом философско-методологическом континууме. Однако  это означает зачеркивание значения работы Кружка. С моей точки зрения им задается новая парадигма интеллектуально оспособленной деятельности, ядрами которой служат КМД, а также тесно связанные подходы – типодеятельносный с соответствующими технологиями и Деятельностный с его принципом Искусственное-Естественное:

  • Принцип И-Е-, исследуя и организуя конструктивные процессы в деятельности, также исследует и организует процессы оестествления искусственного и его разъестествления в контексте решения социальных проблем. Эти процессы легли в основу прежде всего технологии проектирования как одной из фундаментальных наряду с технологией научного исследования. Подчеркну, что в отличие от модернизма, специфика И-Е- подхода в ММК позволяет удержать ценность и технологии научного исследования, предполагающего наличие (оестествленного) объекта исследования.
  • КМД в версии ОДИ позволяет втянуть в обособленную систему рефлексивно организованного методологического практикования другие (типы) деятельности (потенциальные области практического приложения результатов методологической работы), транслируя им способы методологической работы. Такая организация методологической деятельности, выходящая за границы ее самое, получила отражение в схеме социотехнической работы.
  • Ассимилируя другие типы деятельности, ММК-мл не только развивает их в процессах проблематизации и формирования средств преодоления проблем, а и адаптирует эти средства в качестве собственно методологических технологий, способных к применению в новых ситуациях. (Типодеятельностных технологий, соотнесенных с ассимилируемым типом деятельности.) К таковым средствам относятся, в частности, стандартные схемы методологии. Их дальнейшее применение не сводится к прикладыванию во внешних для методологии  областях «практики», но предполагает проблематизацию и развертывание самих этих схем и ситуации применения, а вся работа в целом опять-таки имеет статус методологической.    

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17