eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Проблемы методологического обсуждения «института мышления»

Розин В.М.

 1. Тема «история институтов мышления» встретила сопротивление в среде методологов. Спрашивается почему? Не потому ли, что мы не понимаем, что такое мышление в отличие от понимания деятельности, и не можем помыслить такой реальности как «институт мышления», а тем более представить, что такое  история институтов мышления. 

И мышление и институты я рассматриваю не как явления, которые можно наблюдать эмпирически, а как то, что вычленяется с помощью понятий «мышление» и «институт»; последние же еще нужно построить, в том числе с опорой на методологическую проблематизацию, ситуационный анализ, методологическое «исследование ? конструирование». На мой взгляд, не имеет смысла апеллировать к реальности мышления (институтов), она у всех разная, лучше анализировать и сравнивать разные предлагаемые авторами понятия и концепции.

2. Известна сдвижка, с одной стороны, целей ММК (от построения содержательно-генетической логики к построению методологии), с другой – сдвижка онтологических представлений, задающих основную реальность (от исторически понимаемого мышления к деятельности и мыследеятельности). В обоих случаях речь шла не просто об изучении сложившихся феноменов (мышления и деятельности), а о преобразовании и реформировании: в  первой программе ММК о реформе мышления на основе марксистских представлений (историзм, социальная инженерия, научность и др.), во второй  ? о построении на методологической основе нового «интеллектуального органона».

3. То, что указанная сдвижка онтологий происходила в контексте преобразования и реформирования, а также анализ методологической традиции, идущей от работ Ф.Бэкона, в работе которого мышление вводится как особая интеллектуальная действительность, учет законов которой позволяет  обеспечить правильность именно реформирования философии, дают возможность утверждать, что целым как для мышления выступает именно методологическая работа, а сама методология имеет «прагматический горизонт» (отвечает на определенные вызовы своего времени).

4. Можно предложить следующее понимание мышления и методологии. Для методологии характерны проблематизация, планирование, проектирование, программирование, изучение (сложившейся мысли и интеллектуальных ситуаций), рефлексия, для мышления ? рассуждения, решение задач, исследование и т.п., но как принципиально направляемые в методологии.

В результате реализации методологических программ и установок мы имеем дело с двойным продуктом: во-первых, с развитием мышления и деятельности, во-вторых, с формированием интеллектуальной технологии, т.е. отрефлексированных и описанных в методологии методов, средств, подходов, процедур, организованностей, стратегий и пр.

Живая методологическая работа как ответ на вызовы времени уникальна, креативна и изменчива, она тесно связана с личностью методолога и методологическим сообществом, это всегда принципиально новые мысль и построения. Интеллектуальная технология может быть отделена от живой методологической работы, организована по законам социального функционирования, ассимилирована в других, неметодологических областях (науке, инженерии, педагогике и т.д.).

5. В культуре важными факторами социального функционирования выступают процессы институционализации и социальные институты. Институты  формируются в ответ на вызовы времени, в них заинтересованы определенные популяции, становление институтов предполагает изобретение новых схем, деятельностей и организаций, институты являются «органами» культуры; последнее означает, что они должны удовлетворять «базисным культурным сценариям» и органически соотносится с другими институтами (подобная органичность устанавливается в борьбе за власть и предполагает разграничение функций и полномочий разных институтов). Институт не может сложиться без определенных форм осознания и процессов подключения (обучение, воспитание) «антропологического материала».

6. Мышление уже в работах Аристотеля, а затем в работах Ф.Бэкона и Г.П. Щедровицкого (первая программа ММК) вводится для решения, по меньшей мере, двух задач: изменения способов получения знаний и познания действительности, а также создания условий для воспроизводства этих новых способов. Принципиально, что изменения адресуются Другим, фактически всем. Первая задача решается именно за счет полагания новой реальности ? мышления, меняющей в направлении нужном методологу представление человека о самом себе и своей деятельности (мышление как способность человека, как деиндивидуальное культурно-историческое образование, «севшее» на человека и пр.).

 Важно и то, что в методологии  осознается вклад в порождение этой реальности самой методологии (методологов). Именно осознание этого вклада и характеризует этапы развития самой методологии. Подобная двойная (естественно-искусственная) модальность методологической работы создает ряд проблем понимания мышления и деятельности; отчасти, эти проблемы разрешаются посредством построения таких методологических понятий как метод, средства, рефлексия и др.

Вторая задача решается путем институционализации мышления. Другими словами для мышления можно указать вызовы времени, на которые оно отвечает в определенную культурную эпоху, новые схемы, деятельности и организации, позволяющие ответить на эти вызовы, показать, каким образом мышление вписывается в культуру, осознается и воспроизводится.

7. В настоящее время методология сталкивается с новыми вызовами времени. Например, все больше возрастает потребность в методологическом обеспечении самых разных сфер и областей деятельности. Становятся  нетерпимыми «интеллектуальный сепаратизм» и автономия, разрушающие и мышление и деятельность. Осознаются негативные последствия изменений, основанных на плохой методологии. В результате реформирование в методологии должно быть понято по-новому: на первый план выходят задачи критики интеллектуального сепаратизма и неэффективного мышления, методологического сопровождения, организации интеллектуальной коммуникации, создания интеллектуальный условий для становления новых целостностей, для преодоления сложности и неопределенности и другие.  Решение этих новых задач, вероятно, повлечет за собой и полагание новой  реальности мышления.  

8. В этой ситуации современный процесс институционализации мышления можно понимать двояко: как формирование «института прикладной методологии», в котором бы разрабатывались интеллектуальные технологии для решения указанных здесь новых задач, и как социальный поворот методологии. Методология же как живой креативный процесс, на мой взгляд, институционализации не подлежит. Социальный поворот методологии, т.е. реагирование ее на современные вызовы времени (осмысление их и выработка средств для ответа) тоже можно понимать как процесс институционализации, но в плане создания интеллектуальных условий для формирования новых форм мышления.  

9. Переход от изучения мышления к изучению-конституированию  деятельности в ММК, возможно, был связан с расширенной трактовкой методологии как социального реформирования в целом, а не только способов получения знаний и познания действительности. Насколько такой ход был правильным, для меня лично большой вопрос.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17