eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Понятие института с теоретико-деятельностной точки зрения

Дубровский В.Я.

1. Введение

Мне представляется, что основной практической направленностью этих чтений является поиск путей социализации методологии и методологического движения и институциализации методологического мышления, Учитывая эту направленность, мне кажется целесообразным рассмотреть понятие института с теоретико деятельностной точки зрения, в надежде, что оно будет способствовать осмыслению (или обессмыслению) понятия «институт методологического мышления» и, тем самым, способствовать уяснению возможностей социализации методологии, а также её желательности или нежелательности.

При этом, в соответствии с принципом «культуросообразности» (Щедровицкий 1982), теоретико деятельностное понятие «института», должно учитывать все те культурные смыслы, которые стоят за этим термином в научной, философской и методологической литературе.

В контексте теории деятельности при построении понятия института, мы можем следовать двум стратегиям. Первая – схематизировать смысл существующих представлений об институтах, а затем сконфигурировать их с помощью теоретико-деятельностных моделей. Вторая, – лишь имея ввиду существующие представления об институтах, сконструировать понятие института в терминах деятельностной онтологии (развернув её, если потребуется), а затем продемонстрировать, что существующие представления являются частными интерпретациями этого понятия. Здесь я воспользуюсь второй стратегией.

В данном случае, я воспользуюсь методом теоретического выведения понятия института  на основе онтологических допущений, или положений, которые, в моем представлении, являются традиционными для системодеятельностной методологии.

2. Институт как тип нормы, специфической для сфер деятельности

2.1. Исходные онтологические положения и исходно понятие института

Положение—1: Воспроизводство деятельности имеет четырёхуровневую иерархическую организацию.

В системодеятельностной методологии принято представление о четырёх уровнях воспроизводства деятельности: (1) универсума, (2) сфер, (3) организационно-технических систем (ОТС) и (4) актов индивидуальной деятельности. Иерархическая организация воспроизводства основана на транзитивном отношении включения -- универсум включает сферы, сферы -- ОТС, а ОТС -- акты (Схема 1).

 


 

Схема 1. Иерархическая организация воспроизводства деятельности (упрощённый вид «сверху»).

Положение—2: Каждому уровню организации деятельности соответствует особый тип норм

В системодеятельностной методологии принято считать, что каждому уровню организации деятельности соответствуют особый тип норм[1]. Можно предложить следующую спецификацию этого положения (Таблица 1): уровню универсума соответствуют нормативные принципы – всеобщие ценности, уровню сфер соответствуют институты (Щедровицкий, «узкий семинар» 1972)[2], уровню ОТС -- протоколы координации, субординации и коммуникации (Дубровский 2008), а уровню актов – способ (Анналы ММК 1971).

Таблица 1. Уровни воспроизводства и соответствующие типы норм.

 

Таким образом, в исходном определении, институт – это тип норм, специфических для  сфер деятельности.

3. Уточнение понятия института, вытекающее из представлений о сферах

Дальнейшее уточнение исходного понятия института можно осуществить за счёт рассмотрения характеристик сфер деятельности.

3.1. Институт –  нормативная часть сферы, задающая всю сферу

Здесь уместно напомнить, что из принятого в методологии фундаментального противопоставления нормы и реализации, следует отличие института, как нормы, от систем деятельности, которые реализуют институты, и которые, и в социальных науках, и в обыденной речи, часто неправомерно также называются «институтами». На «узком» семинаре 1972 г. Д.Б. Зильберман отметил подобное различение, «которое делается в социологии между социальным институтом и культурным институтом … Например, культурный институт – религия, а соответствующий социальный институт – церковь».

Как квази-универсум, сфера является само-воспроизводящейся единицей воспроизводства. Это означает, что сфера нормативно замкнута и институт не только является частью сферы, нормирующей сферу изнутри, но и единственной нормой сферы, достаточной для её нормировки. Другими словами, институт не только является типом нормы, соответствующей сфере, он задаёт сферу: «То есть, фактически, сфера задаётся неявно за счёт явного задания одной своей части – норм и их организации. Но потенциально это задаёт всю сферу» (Щедровицкий, «узкий семинар» 1972). Такое представление позволяет уточнить социологическое различение культурного и социального «институтов» как противопоставление  внутри сферы института и деятельностей его реализующих: «Внутри сферы требуется жёсткое противопоставление культурно-знаковых и социально-материальных организованностей; это оппозиция культурного и социального пространства» (Щедровицкий, «узкий семинар» 1972).

3.2. Массовость сфер деятельности и институты

В отличие от актов и ОТС, сферы деятельности имеют отличительную характеристику массовости (Щедровицкий, 1975) – в то время как, способы нормируют индивидуальную деятельность, протоколы –  коллективную деятельность, институты нормируют массовую деятельность. Поскольку, как мы выяснили выше, институт задаёт всю сферу деятельности, возникает вопрос, как отражается её массовость, во-первых, на форме и содержании самого института, как нормы, т.е.  модально—императивного представления (Дубровский 2006), задающего именно массовую деятельность, а, во-вторых, в чём проявляется массовость деятельности, реализующей институты в рамках сферы?

3.2.1. Типы организации сфер массовой деятельности

Для ответа на вторую часть вопроса необходимо ещё одно важное различение, целиком лежащее в плане реализации института. На языке социологии – это различение социального «института» и отдельных «институтов»:  «Важно отличать институты от их конкретных проявлений (concrete manifestations) – отдельные семьи от семьи как института» (Johnson 1995, p.142). Так же, например, следует отличать социальный институт церкви (упомянутый Зильберманом) от массы отдельных церквей — приходов, объединённых в систему иерархической организации церкви. Другими словами, в плане реализации институтов сфера деятельности представляет собою особый тип организации объединяющей массу отдельных «институтов» – учреждений (термин Г.П.).

Иерархия лишь один их четырёх типов социальной организации сферы. Например, J. Thompson et. al. (1991), помимо иерархий, основанных на субординации авторитетов и полномочий, распоряжениях и отчётности, выделяют ещё две «абстрактных модели координации социальной жизни» – рынки, понимаемые в широком смысле «конкурентного обмена», и сети, основанные на доверии и взаимных обязательствах сотрудничества. На основании представленного ими материала, я добавил бы ещё правление, осуществляемое посредством законодательств.

В общей форме ответ на вопрос о массовой специфике организации деятельности звучит как тавтологический – сфера и есть тип социальной организации, обеспечивающий массовость деятельности. При этом Г.П. Щедровицкий («узкий семинар» 1972) уточняет:

«Но, задавая сферу таким образом, …, я её не задаю как деятельность определённого типа. В этом плане любая сфера, как особый вид организации деятельности, безразлична к своему наполнению».

3.2.2. Парадигматика—синтагматика, как специфическая форма нормирования массовой деятельности

Рассматривая сферу как особый тип организации деятельности, Г.П. Щедровицкий («узкий семинар 1972) характеризует её как «нецелостную целостность» и, в частности, как «открытую» целостность). Я понимаю это, как то, что эта организация должна позволять без особых последствий «вставлять» и «извлекать» учреждения в сферу, как  массовую организацию учреждений. Примеры нормативных систем языка и мышления наводят на мысль, что институты, как тип норм, имеют форму парадигматики—синтагматики. А именно парадигматический конструктор состоит из допустимых в данной сфере типов учреждений, а синтагматика формулирует организационные правила «подключения» к организации и «извлечения» из неё учреждений, типы которых имеющихся в парадигматике.

3.3. Институты, сферы и типы деятельности

Всякая сфера является организацией определённого типа деятельности: «Когда мы говорим о сферах деятельности, мы обязаны иметь в виду не деятельность вообще, а определённый тип и вид деятельности», и наоборот, «... вид и тип деятельности может существовать и существует только как сфера деятельности[3]» (Щедровицкий, «узкий семинар» 1972).

Поэтому, чтобы задать сферу определённого типа деятельности, институт, помимо норм организационной парадигматики—синтагматики, должен включать  специфические нормы данного типа деятельности, определённым образом организованные и «стянутые» (термин Г.П.): «... сфера как характеризующая вид и тип деятельности задаётся через указание набора иерархически организованных её норм … путём актуального перечисления норм данной деятельности и их организующих связей или принципов» (Щедровицкий, «узкий семинар» 1972).

Примером может служить институт религии, который помимо ролевой и статусной иерархической организации церкви и учреждений--приходов, должен включать ещё канонические тексты и стандарты их интерпретации, молитвенники и стандарты религиозной службы, ритуалы и другие религиозные нормы, задающие функционирование отдельных учреждений—приходов.

4. «Горизонтальное» расширение понятия института

4.1. Структурная единица воспроизводства

Принятая в методологии онтологическая структурная единица воспроизводства деятельности была предложена Лефевром, Щедровицким и Юдиным (1965). Её кинетическое представление изображено на Схеме 2 (Дубровский 2008).


 

 

Схема 2. Структурная единица воспроизводства.

4.2. Единичная структура сферы и «горизонтальное» расширение понятия института

Наложив онтологическую структурную единицу деятельности на универсум воспроизводства, мы выделяем в нем четыре элемента -- практику, обучение, нормировку, и трансляцию культуры. Подобно универсуму воспроизводства, эти элементы также имеют массовый характер. В определённых исторических условиях происходит обособление этих, а затем и других, массовых элементов воспроизводства в сферы соответствующих типов деятельности, обладающих собственными механизмами воспроизводства и развития (Щедровицкий, 1975).

Последнее означает, что любая сфера деятельности может рассматриваться как самостоятельная структурная единица воспроизводства, и, как таковая, должна иметь соответствующую единичную структуру, состоящую из элементов практики, обучения, нормировки и трансляции культуры (Схема 2). Принадлежа сфере и нормируя её, институт является наполнением элемента «культуры» единичной структуры сферы. Теперь мы можем сказать, что обособление сферы, формирование её единичной структуры и институциализация – это разные аспекты одного и того же процесса.

Но главным выводом из этого рассмотрения является то, что институт как норма задающая всю сферу, должна включать нормы, задающие функционирование всех элементов, составляющих её единичную структуру. Например, институт обучения должен включать нормы задающие практику обучения, подготовку педагогов, разработку учебных программ и методик, и, рефлексивно, трансляцию педагогической культуры. Включение последних в состав института я и называю «горизонтальным» расширением этого понятия.

5. «Вертикальное сверху-вниз» расширение понятия института

Для дальнейшего уточнения понятия института нам следует принять во внимание взаимосвязь уровней организации воспроизводства и норм, соответствующих этим уровням. В соответствии со схемой иерархической организации деятельности (Схема 1), каждый акт индивидуальной деятельности происходит в рамках соответствующей ОТС (акт моей поездки на автомобиле из дома на работу происходит в рамках ОТС общественного транспорта, регулируемого соответствующим протоколом – правилами дорожного движения); каждая ОТС функционирует в рамках некоторой сферы (например, университет, в котором я работаю, является учреждением в сфере высшего образования), а сфера, в свою очередь, функционирует и исторически развивается в контексте универсума воспроизводства.

Получается, что каждая единица предыдущего уровня, выполняя роль наполнения элемента единицы более высокого уровня, должна соответствовать требованиям места этого элемента в единице более высокого уровня. Место, таким образом, задаёт единство, а значит и тип структуры, единицы более низкого уровня. Например, поскольку нижележащим для ОТС является уровень актов деятельности, то их составляющими являются актуальные единицы, а в качестве основного типа связей – связи кооперации. Поскольку вышележащим для ОТС является уровень сфер деятельности, то системная целостность ОТС определяется в организации сферы её местом, как специфического для данной сферы учреждения (например, школы или ВУЗа – для сферы обучения, КБ – для сферы проектирования), а типу его формальной организационной, структуры соответствует номенклатура организационных местдолжностей (например, декан и профессор – для сферы обучения и главный инженер и руководитель проекта – для сферы проектирования) и связывающих их взаимных обязанностей.

Задавая сферу, институт «сквозным» образом задаёт типы всех нижележащих систем деятельности. Институт, задавая учреждения, задаёт тип формальной организации ОТС, а тип ОТС, в свою очередь, задает тип протоколов кооперации, а те – типы способов  индивидуальной деятельности. Сам же институт в его единстве задаётся определённым ценностным принципом, которым, предположительно, руководствуются участники в своей жизнедеятельности. В методологии такая «круговая» зависимость называется «замыканием атома на универсум». Например, задание школы, как типа учреждения, означает задание типа её формальной структуры, с должностями директора, завуча, учителей и т.д. с соответствующими стандартными обязанностями по отношению к ученикам и друг другу. Совместное выполнение этих обязанностей регулируется специфически школьными протоколами ведения уроков, педагогических и классных собраний и т.д. Школьные протоколы, в свою очередь требуют осуществления определённых актов деятельности «сквозными» индивидами--участниками, предположительно, руководствующимися ценностью образования в своей жизнедеятельности.

Эта «сквозное сверху-вниз» задание институтом типов ОТС, протоколов и способов, соответствующих определённому типу деятельности может осуществляться только в случае, если эти нормативные типы входят в состав парадигматики институтов. Включение этой иерархии типов в состав института я называю «вертикальным сверху—вниз» расширением понятия института.

6. «Вертикальное снизу--вверх» расширение понятия института

Если институциональное нормирование идёт «сверху вниз», то реализация осуществляется в противоположном направлении. Индивиды, осуществляют акты деятельности в процессе своей жизнедеятельности, протоколы реализуются за счёт координированного осуществления актов индивидуальной деятельности коллективом индивидов. Эта коллективная деятельность, в свою очередь, является механизмом функционирования ОТС, а последнее – механизмом функционирования сферы.

Нормы задающие деятельность транслируются в культуре не изолировано, а в виде нормативных структурных единиц, которые, помимо норм, включают стандарты отклонений, или «норм—запретов», а также норм реакций на нормальные действия и различного типа отклонения (Схема 3).

  


 

Схема 3. Конкретная структурная схема нормы (Дубровский 2006).

Схема 3 может может рассматриваться в качестве архетипической структурной единицей нормы и применяться ко всем уровням организации деятельности, и, в частности к институту. Другими словами в нормативной структуре института должны иметься нормы-допуски, задаваться интервалы корректируемости, и референтный набор нарушений и для каждого нормативного типа должны иметься нормы реакций – награждения, абсорбирования/компенсации, коррекции и наказания. При этом специфика нормативной структуры института состоит в том, что на уровне сферы нормы реакций реализуются с помощью специальных «органов», например, специализированных учреждений. Иллюстрацией могут служить тайная полиция, средневековая инквизиция, тюрьма. Подобные «органы» «сквозным» образом могут пронизывать все уровни организации деятельности. Например на уровне ОТС тайная полиция может поместить резидентов—доносчиков. Все эти нормы и их институциональные корреляты должны быть отражены в институциональной парадигматике – синтагматике. Включение этих норм в структуру института, соответствующее «сквозной волне» реализации, я характеризую как «вертикальное снизу—вверх» расширение понятия института.

Нормативные и социальные образования, имеющие отношения к этому расширению, формируются в процессе институциализации данного типа деятельности и затем обеспечивают типичную для институтов стабильность, производя у индивидов--участников впечатление внешних по отношению к ним реалий[4]. Эту стабильность часто считают отличительной характеристикой институтов[5].

7. Взаимная ассимиляция сфер и возможность дальнейших расширений

понятия института

 

На уровне сфер деятельности происходит постоянное «брожение» и «пульсация». Появляются новые сферы, благодаря обособлению новых типов деятельности и формированию специфических для них учреждений. При этом сферы взаимно ассимилируют друг друга, «втягивая» ОТС и акты других типов деятельности, подчиняя их с помощью своих учреждений и, тем самым, трансформируя их. Например, в сфере проектирования осуществляется проектирование управления и, в то же время, в сфере управления осуществляется управление проектированием. В последнее время на вершину иерархии сфер вышло управление. В частности, это выражается в том, что все чаще типичная ОТС, включающая обычную формальную администрацию, рефлексивно поглощается управляющей социотехнической системой, согласно Г.П., имеющей преимущественно клубную структуру. Типичными примерами могут служить попечительный совет (board of trustees) университета и совет директоров (board of directors) банка или корпорации. Рассмотрение последствий взаимной ассимиляции на сами сферы, а, следовательно и на нормирующие их институты могут быть направлением дальнейших расширений понятия института.

8. Замечание о развитии институтов

Широко распространено мнение, что источником развитие институтов служат отклонения от норм в процессе реализации. Например, часто говорят об эвристической роли ошибок в развитии деятельности. С методологической точки зрения, такие отклонения могут рассматриваться только как механизм естественных изменений деятельности. Они могут улучать, а могут ухудшать деятельность, и, следовательно эти нецелесообразные изменения не имеет смысла называть «развитием».

С теоретико деятельностной точки зрения, подлинным источником развития является целесообразная деятельность по созданию и реализации новых норм – деятельность нормировки, как элемент структуры сферы, нормы которой были нами включены в институт, в результате «горизонтального» расширения этого понятия. В настоящее время источниками развития сфер и институтов являются такие обособившиеся типы деятельности нормировки, как проектирование, планирование, программирование и управление, конечно осуществляющиеся согласно соответствующим нормам.

Важным механизмом в развитии деятельности может служить «творчество» индивидов, как субъектов своей жизнедеятельности. Однако, это антропное понятие имеет лишь номинальное существование в методологии и ещё ждёт своей реконструкции в онтологемах теории деятельности.

Литература

Анналы ММК 1971// Москва 2007.

Дубровский, В.Я. Нормы и отклонения с системодеятельностной точки зрения // Кентавр № 38 и 39, 2006).

Дубровский, В.Я.  Введение в системодеятельностную методологию // Лекции в Институте народного хозяйства // Фонд Г.П. Щедровицкого, 2008.

Лефевр, Щедровицкий и Юдин (1965). «Естественное» и «искусственное» в семиотических системах // Г.П. Щедровицкий. Избранные труды // Москва, 1995 с. 50-56.

Марача В.Г. Исследование мышления в ММК и самоорганизация методолога: семиотические и институциональные предпосылки // Кентавр. №18 (ноябрь 1997 г.);

Щедровицкий, Г.П. Коммуникация и процессы понимания (1982) // Мышление. Понимание. Рефлексия, М. 2005 с. 689-708.

Щедровицкий, Г.П. Исходные представления и категориальные средства теории деятельности (1975) // Избранные труды // Москва, 1995, с. 233-280.

The Encyclopedic Dictionary of Psychology (R. Harre & R. Lamb, eds.). The MIT press: Cambridge, MA, 1983.

Johnson, A.G. The Blackwell Dictionary of Sociology. Blackwell Reference 1995.

Thompson, G., Frances, J., Levacic, R. and Mitchell, J. Markets, Hierarchies & Networks. The Coordination of Social Life // Sage Publications: London, 1991.



[1]    «Но ведь есть и другая фокусировка: акты деятельности захвачены другими наборами норм, в том числе и нехарактерными для сферы. Там начинаются тонкие вопросы, потому что нужно ещё определить наборы норм, специфические для каждой сферы, причём по виду и типу, в отличие от других норм – скажем, норм СПС» (Щедровицкий, «узкий семинар» 1972).

[2]    Г.П. Щедровицкий, поставив вопрос о социализации методологии на «узком» семинаре в начале 1972 г, рассматривал институт, как тип норм, характерный для сфер деятельности.  Это положение Г.П. остаётся принятым до сих пор, судя по замечанию В.Г. Марачи (1997): «По от­но­ше­нию к “ин­сти­ту­ту” в качес­т­ве до­пол­ни­тель­но­го по­ня­тия в пла­не дея­тель­но­сти тра­ди­ци­он­но об­су­ж­да­лась “сфе­ра”».

[3]    Там же он поясняет «... вид и тип деятельности может существовать и существует только как сфера деятельности, но ни в коем случае как СПС.... Понятия сферы и типа не становятся синонимичными, потому что как понятия они принципиально различны. Тип – это понятие логическое, в системе определённой типологии. А сфера – онтологическое понятие, мы ей придаём онтологический статус. А потом я спрашиваю: в чем в онтологии существует тип, каковы условия существования типа, как мы можем различить типы? И отвечаю: только благодаря наличию сфер. …  Через типы сферы задаются в нашем сознании, но сами типы возможны благодаря тому, что происходит обособление сфер (Щедровицкий, «узкий семинар» 1972).

[4]    «Институты переживаются участвующими в них как нечто внешнее» (Johnson 1995, p.142).

[5]    «Итституциализацией называют процесс, в результате которого нормы, ценности, и способы поведения организуются в прочные, стандартные и предсказуемые структуры (paterns)» (The Encyclopedic Dictionary of Psychology 1983, p.311).

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17