eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Реплика в оппозицию замыслу и теме XVII Чтений памяти Г.П. Щедровицкого.

Зинченко А.П.

Мастерская мышления и институты, изделия ее хранящие 

Ежегодные Чтения памяти Г.П. или собрание «Клуба любителей СМД методологии» стали практически единственным местом общения «ветеранов» и разного рода «интересующейся публики». Для меня, и я уверен, для большинства участников Чтений,  основной вопрос, который каждый год витает под потолком зала «Волга» и обсуждается в кулуарах: Как сегодня живут,  и как будут жить дальше идеи, понятия, схемы, созданные трудами Российской методологической школы под руководством Георгия Петровича Щедровицкого?  

«Большое видится на расстоянии» и чем дальше, тем лучше.  

С уходом Г.П. исчезли «движения», которые он создавал и удерживал своим колоссальным магнетизмом. Ученики методологического «незримого колледжа» и практичные подмастерья разбрелись в топ-менеджеры  крупных и средних компаний, многие занялись  консультированием  несмышленышей «страны дураков», кое-кто осел в образовательных учреждениях, выращивая способность к методологической  рефлексии у детишек. Осталось и продолжает существовать известное количество людей, «свихнувшихся» на методологии. Методологов обзывают сектой, извращают основные идеи и т.д. и т.п. 

Так что же из наследия ММК и ОДИ живет и как будет жить дальше?

И вот хозяин Чтений - Петр Щедровицкий - придумал трехлетний цикл дискуссий по теме «Институты мышления» с переходом через пару лет к обсуждению программ институционализации мышления. Не стану спорить, там,  где собирается «интеллектуальная элита» и такую тему можно интересно, со многими опциями, обсуждать.  

Но я хочу заявить  свою оппозицию данной теме. Не уверен, что «хозяева  российской СМД – методологии»  дадут мне возможность выступить на Чтениях с репликой. Но разослать ее друзьям – не проблема.

На мой взгляд, время показало, что транслируются и воспроизводятся в современных практических делах инструментальные наборы и способы их употребления в  мыслительной конструктивной работе, созданные и испытанные в мастерских СМД методологии.     

Что это за инструменты – кто пользуется, тот понимает. Для меня, и команды, с которой я работаю (в настоящий момент в ОАО «ОПК «Оборонпром») в укрупненном и обобщенном виде, это: 

  • техника проблематизации и перехода от ситуационного анализа к работе в идеальной действительности мышления (на верстаке);     
  • способы конструирования схем для анализа ситуации и перехода к проектным работам;      
  • способы организации деятельности в соответствии с организационными проектами;        
  • все это с учетом правил мышления в категориях «искусственное – естественное» и «система».

Принципиальный состав такого  инструментального набора сам Г.П. изображал на планкарте, которую называл «пространство методологической рефлексии»:
 
Вот эта схема. Вверху категории, понятия и онтологические картины – тут Г.П. следовал мысли Декарта, у которого есть  прекрасный образ: «мысль никогда не становится частью тех предметов, которые она объясняет, порождает и обсуждает – она всегда как солнце их освещает». Категории, понятия и онтологические картины «как солнце освещают»  арены, ринги, стадионы, поля сражений, площадки организации деятельности, то есть, те места, на которых разворачивается постановка проблем,  и идут работы по их решению. 

В среднем слое лежат «сборочные единицы». Это такие  конструкции – модули  из категорий, понятий и онтологических картин, которые захватывают ресурсы деятельностей, с которыми должна производиться работа по осмыслению. Более точное их именование: «подходы», «технологии проектирования и аналитики». В частности, ОДИ тоже суть особая сборка, за счет которой захватывается на игровом плацдарме деятельность в лице ее представителей. И обсуждается подход к изменению этой деятельности, к постановке и решению ее проблем. 

Три слоя на этой планкарте  могут различаться и по типу рефлексии. Нижний слой – рефлексия «рабоче - солдатская».   Это понятие мы  заимствуем у американской армии, где солдаты после боя обязательно должны проводить «after action review»,  анализ, что же там с ними в бою произошло. И любой рабочий человек, когда он что-то сделал, должен сесть и проделать анализ, что и как он сделал,  как это было задумано, а что у него в итоге не получилось. 

В данной типологии, средний слой обозначает  рефлексию  «штабную». В ходе нее  мы должны не просто разобраться с тем, правильно ли мы работали, но еще и обозначить рамки и перспективы нашего действия. Как  цели были поставлены, какова была стратегия. 

А верхний слой – это собственно методологическая рефлексия. Выходя в нее, мы уже окончательно оторвались от деятельности, и анализируем наши средства, понятия и схемы, в которых пытались деятельность помыслить.

Мне нравится образ из Л.Н.  Гумилева – различение этих трех типов точек зрения. Первый тип: точка зрения «из норы суслика». Вот он из норы вылез и смотрит, нет ли поблизости его естественных врагов, и чего бы здесь поесть  найти. Вторая точка зрения: «всадник стоит на вершине холма», аналог штабной рефлексии. Он оглядывает будущее поле боя, для того чтобы принять решение. И третий тип: точка зрения «с полета орла», когда мы видим происходящее без деталей, но по сути, в совершенно особом ракурсе и масштабе.

Мышление – инструментарий развития.

«Мышление есть необходимая принадлежность  развивающегося человечества» - тема  реплики  Г.П., не раз произнесенной им на различных мероприятиях. Мышление – едино для всего человечества. Это геометрия Эвклида, закон Ньютона, метод Декарта, формула Эйнштейна, «тач скрин» айфона.  

Методологическое мышление – переносный набор инструментов (несессер) для поисковой аналитической и проектной работы. Предназначено для освоения и употребления в «группах прорыва».

Институт – кладбище мысли.

Институты возникают в человеческом обществе для того, чтобы собирать,   консервировать и воспроизводить (желательно вечно) важные для выживания той или иной группы схемы мысли и способы действия. Институты  разделяют человечество на общины по регионам мира, религиям, семейным традициям, нормам права и т.д.

Для кого важна тема,  вынесенная на Чтения? Очевидно, для тех, кто нуждается в карьерном росте,  социализации и социальной защите.      И интересует ее разработка тех, кто не пользуется инструментами мышления (сохраняя себя в безопасности от рисков проблематизации), но делает  карьеру в различных сообществах и институтах, опираясь на приватизированные и транслируемые этими институтами  результаты труда мыслителей. Как иронично сказал Г.П. на одном из обсуждений темы «Социализация и институционализация методологии» в 80-е годы: «Вот вы объявите себя методологом, а к какому окошечку зарплату завтра получать пойдете?». Институты и созданы, в конечном счете, для того, чтобы эти «окошечки» хранить.

А где получали зарплату и пенсию за свои труды Платон, Кузанский, Декарт, Г.П. Щедровицкий?.. Как в детском стишке: «Где обедал воробей? В зоопарке, у зверей!»

Вот и методологический инструментарий не будет транслироваться в институтах (которые должны отчитываться за потраченный бюджет по инновациям), но по – старинке: на рабочих семинарах, в проектных командах, «незримых колледжах», «передвижных стационарах», «бродячими философами», мастерами боевых «интеллектуальных искусств». Да мало ли еще форм придумало мыслящее человечество...

 И еще одна цитата из Г.П.: «В чем состояла конструктивная задумка на оргдеятельностные игры?   Есть люди (1), которые с самого начала живут в социальной реальности,  это приспособленцы, подонки и подлюги.  Есть люди (2), которые выходят на идеальную действительность и за счет создания идеализаций приобретают принципы и ценности и могут жить за счет раздвоения мира на реальный, подлый мир, и идеальный мир. Но это еще не человеческое существование, потому что теперь, имея системы идеализации, надо (3) все равно выходить до упора в реальный мир и реализовать в нем идеальные принципы, или свой социальный идеализм. Чтобы это понять, надо игру пройти и там на себя посмотреть, лучше две-три игры. А дальше встает вопрос: кто в вас победит: человек принципа или  подонок. А это – дело хозяйское».  

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17