eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Методологический анализ игротехнической работы в ОД-игре

Карнозова Л., Александрова Г.

 

Введение

В настоящее время организационно-деятельностные игры (да­лее ОДИ) получили широкое распространение в самых разнообразных социальных и культурных областях. Они используются дли выявления проблем различных сфер мыследеятельности и вывода этих сфер в режим разработки программ развития. В связи с распространением ОДИ перед организаторами игрового движения встала задача подготовки игротехнических кадров. Чтобы обеспечить обучение игротехников, нужно получить описание норы игротехнической мыследеятельности (далее МД). При этом необходимо учесть особенность самих норы. Нормы всякой сложной мыследеятельности, ориентированные на выполнение ее отдельным человеком, выступают не в виде предписаний и алгоритмов, а в виде набора принципов и форм самоорганизации. Это - момент принципиальный, отсюда сле­дует, что не может (и не должно) быть методики игротехнической работы, поскольку основная роль в ней принадлежит личной позиции игротехника, его рефлексии и пониманию. но тем более он нуждается в определенных мыслительных опорах для самоорганизации и фиксированных принципах работы. Это мы и называем в дан­ном случае нормами игротехнической МД.

Нормы любой МД не могут бить освоены, а следовательно, поняты вне практического контекста. Поэтому подготовка игротехников должна включать в себя по крайней мере три основных пла­на: во-первых, практическое участие в играх, во-вторых, рефлек­сивный анализ этого участия, и в-третьих, соотнесение рефлексивных фиксаций с нормативными представлениями. Такая работа обеспечивает не только профессиональное становление игротехника,  но и развитие самой игротехнической МД за счет возможности обсуждения, анализа и изменения ее норм.

На сегодняшний день уже есть некоторые заходы в норматив­ком описании опрелеленных фрагментов игротехнической работы (         например, /2 – 11,13,14,17,19/). В настоя­щей статье предпринята попытка описания игротехнической работы как некоторого целого. Поскольку в принципе всю работу по орга­низации и проведению игр вообще можно назвать игротехнической, введем уточнение: речь пойдет о работе игротехника игровой группы. Таким образом, предметом нашего рассмотрения является позиция игротехника группы в ОДИ, причем в ее функциональных характеристиках. Т.е, речь пойдет о характеристиках, индиффе­рентных к личности игротехника, который займет это функциональ­ное место. С нашей точки зрения, проделанный нами анализ задает основные ориентиры для самоорганизации игротехника в ОДИ.

Материалом для нашего анализа послужил как собственный опыт практического участия в играх, так и обсуждения основных характеристик и принципов игротехнической работы на методоло­гических семинарах и в публикациях.

 

1. Метод анализа игротехнической работы

В качестве ведущего метода работы мы используем здесь функциональный анализ. Основной принцип функционального анализа состоит в том, что рассматриваемый "предмет" (в данном случае - такой "предмет", как игротехническая работа) мы первоначально долины погрузить в болев широкое целое, элементом которого он является, и выделить требования соответствующей объемлющей системы к этому элементу. Элемент, погруженный в объемлющую систему, живет по законам этой системы, поэтому его функциональные характеристики есть не что иное, как форма проявления связи этого элемента с объемлющей системой /16/. Таким образом, "анализ отношений или связей, "внешних" для исходного предмета... может быть осуществлен только в форме анализа “внутрен­них" связей какого-либо сложного целого" /16, с.8/. В нашем случае это означает, что для анализа игротехнической работы мы должны прежде всего выделить объемлющую систему (таких систем может быть несколько), внутри которой игротехническая работа имеет свое функциональное место.

В качестве инструмента анализа мы используем категориаль­ную пару "рамка-ядро": "рамка" как средство очерчивания границ объемлющей системы и "ядра" как анализируемый "предмет", кото­рый погружен в рамочную конструкцию и характеристики которого мы хотим получить. Использование введенной категориальной пары позволяет первоначально абстрагироваться как от внутреннего строения объемлющей системы, так и от характеристик ядра, но тем не менее начать работу с ними. На первом шаге функционально­го анализа мы полагаем ядро как неизвестное, как пустое место, но ставим на нем маркер – "игротехническая работа". Чтобы найти рамки объемлющей системы, внутри которой мы только и можем начать обсуждать функционирование данного злемента. Но в чем состоит основание для выделения объемлющей системы (или не­скольких систем)? Одним из оскований в данном случае является генетический принцип, использование которого в нашем анализе обеспечивается знанием истории происхождения того злемента, который мы собираемся описать, знанием об ОДИ и ее происхожде­нии, которое мы можем привлечь к рассмотрению. Таким обраэом, в своем аналиэе ми пользуемся процедурой сведения, которая предполагает ""обратное движение" по истории исследуемого предмета" и его мыслительное разложение на функции и материал-носитель /16/. Как уже говорилось, в своем исследовании мы ограничиваем­ся анализом функций игротехнической работы. Поскольку "матери­алом-носителем" в данном случае является конкретный игротехник, то исследование "материала" предполагает анализ субъективных характеристик игротехника и траекторий профессионального ста­новления, анализ возможных типов самоопределения. Но обсуждение этого плана является, с нашей точки зрения, вторичным, оно е становится возможным лишь при наличии объективных характеристик места, вывести которые и позволяет нам функциональный анализ.

Итак, реализуя генетический принцип, мы выделяем последо­вательность систем, порождающих интересующий нас "предмет", а именно, игротехническую работу в ее функциональных характерис­тиках. Другим основанием для задания рамок является выделение систем, использующих результаты игротехнической работы, а сле­довательно, тоже задающих ей определенные требования, которые им обязаны рассмотреть при определении функций игротехника.

Таким образом, на подготовительном этапе нашей работы мы получили некоторую логическую конструкцию, которая задает опре­деленность нашему анализу, а именно: в качестве ядра мы кладем такой блок; который назвали "игротехническая работа"; дальше вводим ряд последовательных рамок, фиксирующих системы, в кото­рых каждая предыдущая, начиная с ядерной, имеет свое функцио­нальное место в последующей, причем рамки вводятся в двух нап­равлениях: в направлении порождения рассматриваемого ядра и в направлении его социокультурного употребления. Аналитическая работа теперь будет заключаться в том, чтобы заполнить эту пустую логическую конструкцию; или пустографку, конкретным содержанием, т.е. промаркировать и описать объемлющие по отношению к ядру деятельностные системы, вынести требования этих объемлющих систем к ядерному элементу (части 2-5), а затем рассмотреть, каким образом и за счет каких средств возможно реализовать эти требования в игротехнической позиции, т.е. перевести план внешних для рассматриваемого "предмета" связей в план его внутренних необходимых характеристик (часть 6).

 

2. Первая рамка игротехнической работы

Основными рабочими структурно-функциональными единицами в ОДИ являются игровые группы, имеющие в оргпроекте игры темати­ческую маркировку. Если в самом общем виде сформулировать ос­новное требование игры к игротехнику, то оно состоит в том, чтобы превратить первоначально достаточно случайную общность людей (которые пришли в данную группу по разным основаниям, связанным отнюдь не всегда с желанием работать по данному тема­тизму) в рабочую единицу игры, разрабатывающую определенные содержательные идеи. Основная черта игротехнической работы состоит в ее антропоориентированности. Однако в отличие, ска­жем, от групп тренинга, работа в ОДИ всегда строится на опреде­ленном деятельностном содержании, и более того, разработка нового содержания является рамкой и целевой характеристикой игры, а антропоориентированность игротехнической работы как раз и состоит в подключении людей к мыследеятельностным процессам по разработке нового содержания. Поэтому подготовка игротехника к конкретной игре состоит в проработке ее содержания.

Таким образом, непосредственной рамкой для самоорганизации игротехника является конкретная игра, которая к моменту ее начала задается тематизмом и организационными документами: оргпроектом и программой игры. До начала игры на подготовитель­ном этапе игротехник должен проработать тематическое содержание и полностью восстановить замысел игры, ее цели, задачи, продук­тивные выходы.

Проработка тематического содержания предполагает понимаю­щую работу по освоению основной проблематики той практической области, относительно которой проектируется игра. Методологиче­ский анализ этого материала, а также тематизма игры позволяет выделить ядро тематического содержания и базовую проблематиза­цию игры.

Восстановление замысла игры связано с умением прочитывать ее оргпроект и программу. Оргпроект задает позиционную структу­ру общего плацдарма игры, где тематизмы игровых групп маркируют разные аспекты работы по общей теме. При подготовке к игре игротехник должен определить функциональное место каждой группы в целом игры, типы отношений между группами: аспекты проблема­тизации разных позиций друг относительно друга, основания для кооперации и др. Программа игры отражает основные шаги прора­ботки тематического содержания по дням, она является фактически стержнем рабочего процесса игры. Рабочий процесс есть основная мыследеятельностная форма, в которой реализуется замысел игры. ОДИ, как всякая сложная МД-система, полипроцессуальна, рабочий процесс выделяется как базовый относительно других процессов и задает основную опору для организации мыследеятельности на игре.

Анализируя замысел игры, игротехник должен реконструиро­вать основную идею, т.е. проблему, которая будет разыгрываться на игре. Такой анализ возможен за счет выделения в программе игры двух аспектов: собственно тематического и оргдеятельност­ного. Первоначальная проработка игротехником тематического содержания игры в целом позволяет ему вычитывать в программе либо направления логического развертывания тематического содер­жания, либо проблематизирующий характер последующего тематизма относительно предыдущего. Оргдеятельноетный аспект программы задает тип проделываемой на игре работы: анализ ситуации, про­жектирование, рефлексия прошедшего этапа и пр. Анализ этого аспекта программы позволяет выделить тот тематический день, на который намечается работа по проблематизации: она обычно связа­на с рефлексивным выходом, фиксацией тупиков и трудностей в работе, а дальше - с выявлением их социокультурных оснований и доведением до уровня проблем.

Все МД-процессы на игре разворачиваются вокруг и по поводу рабочего процесса. После того, как а результате анализа оргдо­кументов игры выделен ее базовый рабочий процесс, основная проблема и определены функциональные отношения между группами, проектируются пространства работы групп, позволяющие построить их рабочие процессы. Рабочий процесс группы относительно общего рабочего процесса игры может находиться либо в отношении вло­женности-частичности, либо развертываться как его механизм. Так, в игре на тему "Разработка программ для детско-юношеских спортивных школ по шахматам" (декабрь 1986 г., г.Москва, ГЦОЛИФК) основной рабочий процесс игры практически совпадал с ее тематизмом, а рабочие процессы групп-разработчиков были частичными по отношению к нему: каждая группа разрабатывала свой фрагмент программы. А  вот, например, в Игре-52 (январь­-февраль 1987 г., г.Калининград, КТИ) по теме: "Игровые формы организации работ в ИПК, ВУЗе и техникуме”, основным рабочим процессом для групп, не имеющих опыта игр, было освоение игро­вого опыта. Поскольку игровой опыт не может быть приобретен непосредственно, а есть результат рефлексивного оформления проживания и мыследеятельности в игре, то в группах необходимо было запускать какие-то другие рабочие процессы, которые стали бы механизмами осуществления общего рабочего процесса освоения игрового опыта.

Этап проработки оргдокументов является необходимым услови­ем для понимания установочного доклада руководителя игры. Со­держание установочного доклада позволяет внести коррективы в предварительные схемы самоорганизации игротехника.

Этап начальной мыслительной проработки тематического и игрового содержания завершается построением пространства МД для конкретной игровой группы и проектированием ее рабочего процес­са. А в ходе игры игротехник анализирует развертывание игры в целом, которое, естественно, отличается от первоначального замысла. Результаты этого анализа служат основанием для опера­тивного управления процессами, происходящими в группе. Общее игровое содержание "выворачивается" в аспект, прорабатываемый группой.

Итак, рамка конкретной игры задает два плана содержания: с одной стороны, содержание, выделенное в результате анализа общего замысла игры, с другой - в рефлексии текущего хода игры. Однако возможность занятия игротехнической позиции предопреде­ляется не только содержанием и ситуацией данной единичной игры, но и общими принципами игротехнической работы, вытекающими из характеристик ОДИ вообще, т.е. игровой формы ОДИ, индифферент­ной к содержанию отдельной игры. Поэтому в следующей части остановимся в общих чертах на форме ОДИ как таковой.

 

3. ОДИ-форма как рамка игротехнической работы

Возникновение в 1979 г. организационно-деятельностной игры знаменовало собой рождение новой формы организации коллективной МД, формы, противопоставленной таким, как учрежденческая, про­изводственная, учебная и прочее (/I3/, /14/). В этой оппозиции долгое время и рассматривалась игровая форма ОДИ, имеющая ско­рее негативное определение (непроизводственная, неучебная и т.п.), нежели позитивное, хотя основное назначение ОДИ усматри­валось ее создателями в развитии средств, методов и оргформ мыследеятельности, а также в развитии участников игры, и таким образом игровая форма определялась интенционально. По мере развития игропрактики и игротехники, и, соответственно, услож­нения игровых форм работы, игротехника требовала все более сложной самоорганизации, которая возможна лишь при наличии ясных представлений об ОДИ-форме. Такие представления мы можем получить на основании категориального анализа игровой формы ОДИ как сложного о5разования, включающего принципиально разнородные компоненты (методологические и собственно игровые формы)[1], которые, однако, будучи вставленными в рамки ОДИ, гомогенизиру­ются и синтезируются в снецифическую, отличную от других игро­еых форм, форму ОД-игры.

Поскольку ОДИ как определенный тип игр создавалась как форма практически-деятельностной реализации теоретических представ­лений системомыследеятельностной (СМД) методологии, постольку как ОДИ вообще, так и каждую экземплифицированную игру мы обя­заны рассматривать в методологических рамках (см. более подробно часть 4). Конструирование ОД-игры связано прежде всего с мысли­тельным развертыванием ее содержания, определяемого темой и целями игры. На подготовительном этапе организаторы будущей игры должны в своем мышлении имитировать будущую МД на игре, возможность такой работы обеспечивают им соответствующие мето­дологические схемы /19/. Основная особенность СМД-схем заключа­ется в том, что они имеют двойную функционализацию. С одной стороны, они отражают предмет мысли, с другой, используются по отношению к МД в инструментальной функции в качестве средств ее организации. Это становится возможным благодаря тому, что мето­дологическое мышление всегда пользуется двумя типами связанных между собой представлений: в онтологических схемах прорисовыва­ется объект деятельности, а структуры профессионально-коопери. рованной деятельности относительно этого объекта изображаются в другого типа схемах - организационно-деятельностных /15/. Такая особенность методологических схем позволяет организаторам, с одной стороны, произвести позиционную интерпретацию замысла игры, которая станет основой ее оргпроекта, и с другой стороны, развернуть программу обсуждения содержания, представленного на объектно-онтологической схеме.

Игровые формы связаны с персонификацией зафиксированных на организационно-деятельностной схеме позиций. Отсюда - вторичность игровых форм как своего рода реализации мыслительных представлений на "человеческом материале", хотя для внешнего наблюдателя игры игровые формы предстают хронологически первыми и видимыми. В актуальной ОДИ игровые формы выступают как поверхностные, феноменально фиксируемые структуры, в то время как методологические формы являются глубинной структурой игры подосновой всего происходящего в ней. Иными словами, методологические формы живут на знаковом материале, в пространстве мышления, игровые формы живут на людях в пространстве их актуального взаимодействия. Однако не следует так грубо понимать что игровые формы лишь воспроизводят на другом материале го что уже было однажды "проиграно" в мышлении. Игра нужна в тех случаях, когда необходимо выйти за пределы наличных мыслительных средств, т.е. в проблемных ситуациях. ОДИ начинается там где кончаются возможности чистого мышления /19/, поскольку игровая форма позволяет доразвернуть содержание, которое заключалось в мыслительных схемах, до структур полной МД и жизнедеятельности за счет самодвижения такого их материала-носителя как люди и социальные группы.

Как было указано выше, предварительная мыслительная работ организаторов оформляется в оргпроекте и программе игры. Эти документы используются в функции форм - организации работ игре. Фактически они являются средствами соорганизации методологических и игровых форм: с одной стороны, в оргпроект и программу "зашифрованы" методологические схемы развертывания будущей МД, с другой стороны, они структурируют пространство "игрового поля" (см. часть 2).

Системный анализ обязывает вас различать процессы, струн туры, организованности материала и материал /18/. В действительности мышления проектируются процесс игровой МД и соответ­ствующие им функциональные структуры. Реализация этих процессов и структур на игре возможна в том случае, если есть адекватный материал. Поэтому прежде, чем запустить собственно МД-процессы, необходимо предуготовить "человеческий материал" /12/. Игровые формы и обеспечивают эту предуготовленность, организуя особого типа межличностные и межгрупповые взаимодействия через особые формы организации коммуникации. Игровые формы направлены на интенсификацию естественных процессов (личностных и социальных) как потенциального материала МД. Игровые формы, следовательно, опосредованно связаны с МД, через направленность на человече­ский материал. Методологические формы "одеваются" на подготов­ленный материал. СМД-схемы еоть формы артификации МД, позволяю­щие ассимилировать естественные процессы, овладеть ими и раз­вертывать содержательную работу с опорой на искусственные сред­ства, тем самым методологические формы выступают непосредствен­но в организационной функции по отношению и МД.

Указанные отношения игровых и методологических форм к МД предполагают определенный тип их связи и соорганизации в ОДЙ. Дело не только в том, что игровые формы "размораживают" людей в ОДИ, такую функцию выполняют, к примеру, и формы организации поведения в группах тренинга. Специфика ОДИ в том, что ее игро­вые формы должны стать условием для организации именно МД, а следовательно; они логически вторичны относительно методологи­ческих.

Таким образом, ОДИ-форма есть результат особого рода соор­ганизации и синтеза игровых и методологических форм, которые и задают специфические характеристики ОД-игре, причем методологические схемы определяют те или иные игровые формы[2].

Теперь мы должны обратиться к общей характеристике СМД-ме­тодологии, в недрах которой и зародилась ОДИ.

 

4. Методологическая рамка игротехнической работы.

Области употребления результатов ОД-игры

Основная функция методологии состоит в обеспечении универ­сума МД проектами, программами, нормами и предписаниями. Необ­ходимость в этих проектах, программах и нормах определяется характеристикой, современной социокультурной ситуации, которая состоит в том, что традиционные предметные и профессиональные формы мышления и деятельности не обеспечивают все более усложняющейся практики, нуждающейся в комплексных подходах (/13/, /14/, /15/). Это приводит к необходимости разработки новых средств, методов и форм организации коллективной, полипредмет­ной и полипрофессиональной МД. Решение этой задачи возможно лишь в мыследеятельностном поиске этих средств, методов и форм, их апробировании и выявлении наиболее эффективных. Таким обра­зом, результаты методологической работы, порождающей новые средства методы и формы организации МД, подобно любым инженер­ным или архитектурным проектам, проверяются не на истинность, а на реализуемость /15/.

СМД-методология, ставящая перед собой задачи обеспечения развития МД, нуждается в собственных практических единицах: в начале 60-х годов такой практической формой реализации СМД-ме­тодологии были интеллектуально-методологические игры (ИМИ), с 1976 по 1979 гг. учебные деловые игры, а с 1979 г. - ОДИ. "... К весне 1979 г. сложилась уже прямая и предельно конкрети­зированная установка на разработку новой формы игр, которая могла бы обеспечить разрешение уникальных народнохозяйственных и социокультурных проблем, достигла бы полного жизненного вклю­чения участников в процесс мыслительной работы, развивала их, и следовательно, была бы достаточно близка к организационным формам ИМИ, но вместе с тем придала бы им более зкзотерическую и деятельностно-практическую форму"/13, с. 156/.

СМД-методология имеет дело с такими "объектами", как дея­тельность и мышление. ОДИ как единица методологической практики породила принципиально новые возможности для работы с этими "объектами". Набор работ, осуществляемых в рамках методологии, проектирование, программирование, разработка методик, нормиро­вание, а включает и исследование, особого типа, критику, пробле­матизацию. Но эти последние виды работ подчинены прожективным целям, причем методология решает такую сложную проблему, как соорганизация исследования и прожективных типов деятельности. ОДИ выступает как практическая единица методологии, поскольку, среди прочего позволяет осуществлять, и соорганизовать в обоз­римом хронотопе перечисленные типы работ. Это становится воз­можным за счет того, что в основании организации всякой игры лежит, с одной стороны, позиционная схема, отображающая весь набор деятельностных позиций, необходимых для обсуждения прора­батываемой в игре проблемы, а с другой стороны, представление о полной структуре МД (/14/, /17/). В игре запускаются все про­цессы, конституирующие МД : мыследействование, коммуникация, мышление и каждый из этих процессов обеспечивается рефлексивными надстройками. Игра - за счет того, что там разворачиваются все эти процессы, - позволяет решать те методологические проб­лемы, которые не решаются в слое чистого мышления. План комму­никации и мыследействования позволяет положить в игре реальные формы соорганизации разных типов МД. Это обеспечивается специ­альной работой по организации понимания ввиду носителями разных деятельностных позиций и разных форм мышления. В игре процессы понимания являются такими мыследеятельностными образованиями, которые позволяют строить реальную соорганизацию между разными позициями. Складывающиеся на игре живые фрагменты новой МД дальше рефлексивномыслительно отображаются и развертываются в слое мышления.

Работа по организации понимания обеспечивается специальны­ми методологическими средствами, с помощью которых; в текстах коммуникации выделяются основания той или иной позиции. При этом можно различить культурные основания, куда относятся понятия, схемы, подходы, на которых строится та или иная профессио­нальная деятельность, социальные основания, связанные с принад­лежностью к тому или иному месту в социальных структурах, личные основания, указывающие на те или иные ценности опреде­ленного человека. Таким образом, процессы понимания организуют­ся в ОДИ искусственно и в качестве опор имеют конструкты, поз­воляющие методологу в игре выделить и зксплицировать разные со­держательные основания. Следовательно, главный стержень игры – методологически организованные процессы коммуникации (и, соот­ветственно, понимания), которые фактически прокладывают обход­ной путь относительно тех барьеров, которые встают на пути чистого мышления.

Коммуникация позволяет втянуть и определенным образом представить на плацдарме общего обсуждения те профессиональные и практическое области, относительно которых строится игра. Т.е. первоначально та МД, которая анализируется игрой, дана участникам через коммуникативные формы. Далее, представленная в коммуникации она становится материалом для мыслительной работы: сначала в плане ее анализа и проблематизации, а затем в плане развертывания прожективных форм работы по развитию соответству­ющих практических областей: проектирования, программирования, нормирования. Сегодня ОДИ является самой развитой формой мето­дологической практики в плане решения проблем соорганизации, во-первых, разных типов профессиональной мыследеятельности, а во-вторых, разных типов собственно методологической работы.

Итак, ОДИ порождена СМД-методологией как ее практическая единица. Следовательно, игра выступает, с одной стороны, как плацдарм реализации наработанных в методологии представлений, а с другой стороны, как механизм, обеспечивающий развитие самой методологии. Это связано с тем, что столкновение с практически­ми проблемами вынуждает методологию рефлектировать и проблема­тизировать собственные средства, а следовательно, конструиро­вать новые, позволяющие выявлять и решать новый класс проблем. Поскольку СМД-методология имеет в качеств "объекта" любые мыс­ледеятельные системы, то и сама методологическая МД становится с необходимостью ее объектом, а ОДИ выступает как один из меха­низмов, инициирующих ее (методологии) ауторефлексию. Следова­тельно, общая методология является не только областью, породив­шей ОДИ как инструмент, посредством которого обеспечивается ее практическое воздействие на другие области, но и использующей ее продукты и результаты для собственного развития. Но при этом ОДИ как форма методологической практики явилась тем механизмом, с помощью которого методология непосредственно включалась в каналы обеспечения развития народнохозяйственных и социокуль­гурных областей. Следовательно, сферой употребления результатов и продуктов ОД-игры является, с одной стороны, собственно мето­дологическая культура, а с другой - конкретные практические области, использующие игру для своего развития.

При обсуждении рамок, связанных с системами, использующими игры, мы зададим их в обобщенном виде, поскольку нам важно выявить формальные требования этих систем на игротехническую работу безотносительно к специфике каждой из них. Чтобы опреде­лить эти требования, нам нужно прежде всего ответить на вопрос: за счет каких механизмов ОД-игра может обеспечивать развитие сфер МД? С одной стороны, за счет создания программ и проектов развития сфер, разработка которых требует своего методологиче­ского обеспечения. Таким образом, каналом, посредством которого ОДИ влияет на практические области, являются частные методоло­гии, употребляющие отчуждаемые продукты игры для развития своих представлений. Поэтому первая обобщенная рамка, очерчивающая внешние области употребления результатов ОДИ, - это частные методологии. Вторая рамка - системы организации, руководства и управления (ОРУ) в различных сферах МД, которые могут использо­вать проекты и программы и осуществлять в соответствии с ними реализационные шаги. С другой стороны, развитие сфер обеспечи­вается за счет овладения конкретными людьми - представителями этих сфер, - новым типом мышления, а именно, методологическим мышлением, посредством которого только и могут быть разработаны эти программы и проекты, и новыми способами организации дея­тельности. К моменту создания ОД-игры было ясно, что методоло­гию нельзя передавать в форме знаний, методологическое мышление "можно лишь выращивать, включая людей в новую для них сферу методологической МД и обеспечивая им там полную и целостную жизнедеятельность" /14, с.35/.

Такая социокультурная задача, как выращивание на людях новых форм поведения и МД, создание за счет развития людей новых МД-систем стоит перед антропоникой[3]. Использование понятия "антропоника" дает нам возможность ввести еще одну обобщенную рамку игротехнической работы, очерчивающую область употребления ее результатов.

 

5. Антропоническая рамка игротехнической работы

Обсуждая задачи антропонической работы игротехника, нужно отметить следующее. Задания, которые ставятся в игре, носят характер социокультурных проблем. Глубина, масштабность и сложность их решения превышают не только возможности отдельного человека, но и зачастую затрагивают такие аспекты, которые неразрешимы "здесь и теперь" собравшимся коллективом и требуют для своего разрешения разработки реализации долгосрочных комплексных программ. Но для того, чтобы подключить людей к участию в таких программах, необходимо, чтобы они смогли увидеть целое проблемы. Вследствие того, что ОДИ имитирует большую социокультурную ситуацию и проблема разыгрывается "здесь и теперь", можно, благодаря рефлексии, увидеть это целое. И игротехник организует рефлексию, чтобы игроки смогли "увидеть” в происходящем на игре основные моменты социокультурной ситуа­ции. Но этого мало. Для того, чтобы, люди могли подключиться к решению проблем, они должны стать сопоставимыми с ними, или иначе говоря, механизмом такого подключения является субъективизация социокультурных проблем. Только в этом случае человек может взять ответственность за их решение и разворачивать соответствующую работу за рамками игры. Фактически, антропоническая ориентация игротехнической работы связана с организацией про­цесса подключения людей к постановке и решению социокультурных проблем. Задача игротехника состоит в такой организации ситуации в группе, проживание которой позволило бы игрокам приобрести совершенно новый опыт: рефлексии, самоопределения, целеобразования, проблематизации, схематизации и т.д. - т.е. прожить и пройти в поисковом режиме те МД-процессы, которые необходимы для работы в проблемных ситуациях. Нельзя сказать, что в итоге игры этот опыт закрепляется в способностях людей: одной игры для этого недостаточно. Реальным же результатом игры является расширение границ миропонимания, а это служит основанием всякое осмысленной работы. Дальше судьба этого опыта складывается людей по-разному за рамками игры: у кого-то он исчезает вовсе, а у кого-то становится фундаментом для формирования программы последующих работ и приобретения соответствующих способностей. Это зависит от разных факторов, но сверхзадача игротехника состоит в том, чтобы через создание игровых ситуаций в группе затронуть достаточно глубокие личностные структуры, трансформа­ция которых и открывает возможность для освоения нового, для личного развития. Основной смысл этих ситуаций в том, что они становятся для игроков первым опытом реализации принципиально новых способов мышления и деятельности.

Направленность на развитие систем МД не долина подменяться в игра прагматической производственной ориентацией. В игре нужно строить игровое самоопределение, игровые цели, игровое содержание. Чем радикальнее игра отличается от производственной работы, тем больший потенциал закладывается для подлинного решения проблем, продолжения начатых на игре разработок. Игро­вая форма призвана освободить игроков от догм профессионального мышления и непосредственной прагматический направленности: за счет того, что участники игры ставятся в проблемные ситуации и вынуждены удерживать сложно структурированный содержательный контекст, они вынуждены овладевать новыми средствами работы и интеллектуальными техниками. Это и есть путь антропоники: формирование новых МД-систем через развитие людей, т.е. через приобретение ими новых средств интеллектуальной работы.

Игра дает возможность "выращивания" на участниках фрагмен­тов принципиально новых систем МД. Однако термин "выращивание" нельзя понимать вульгарно. Никакие новые более совершенные МД-образования не могут быть выражены только из самодеятельных движений. Формирование новых МД-структур возможно лишь при наличии соответствующего теоретического и логико-методологиче­ского обеспечения. Такое обеспечение рождается не в результате пробужденной самодеятельности, а в результате специальной слож­ной работы в конструктивно-методологическом пространстве. "Вы­ращивание" означает фактически искусственно-техническую работу по актуализации самодеятельного потенциала и "доращивании" его до определенного культурного уровня, обеспечивающего возмож­ность использования новых средств для развития профессиональной МД. Таким образом, сана по себе постановка антропонической задачи как социокультурной стала возможной лишь постольку, поскольку существуют логико-методологические средства организа­ции и развития систем МД.

ОДИ стали единицами методологической практики, своего рода экспериментальными площадками, на которых реализуются и .коррек­тируются методологические проекты и "выращиваются" новые живые МД-системы последние, в свою очередь, дают материал для пост­роения норм новых типов и способов МД. А в рамках антропоники ОДИ. можно рассматривать как своего рода практическую единицу, ориентированную на личностное и интеллектуальное развитие людей, на приобретение ими сложных интеллектуальных техник.

Что касается актуальной работы игротехника на игре, то она ориентирована на реализацию антропонической задачи. Методологи­ческая же работа является необходимой предпосылкой игротехники, а поэтому она, во-первых, предшествует игре, а во-вторых, сопровождает и завершает ее в особых формах рефлексии.

***

Итак, наш анализ был организован за счет введения пространства, в котором прорисовывается внешний обвод игротехнической позиции. Это пространство задается двумя плоскостями (см. рис.1). На первой плоскости введена последовательность рамок, обозначающих системы, порождающие игротехническую работу: СМД-методология, ОДИ-форма, конкретная ОДИ. На второй плоскости обозначены типы внешних: систем, использующих результаты игротехнической работы: частные методологии, оргуправление,  антропоника. Кроме того, как уже говорилось выше, системы, породив­шие игротехническую работу, используют ее результаты для своего развития за счет игротехнической и методологической рефлексии.

Рис.1

Каждая из обозначенных систем задает определенные требова­ния на игротехническую работу. Тем самым можно сказать, что на рис.1 изображено пространство, задающее внешний контур для принципиальной самоорганизации игротехника. Любая зкземплифици­рованная игра сворачивает в себе объемлющие рамки и является их редукцией и конкретизацией, обусловленной тематическим содержа­нием игры, но именно она задает определенность границ самоорга­низации игротехника.

Основное содержание игротехнической работы задает специ­фичность "объекта", с которым работает игротехник, а именно, человеческий материал МД. Выше мы уже упоминали о том, что работа игротехника антропоориентирована, но ее контекстом и целью является проработка нового содержания. Теперь рассмотрим конкретные типы работ, в которых реализуется набор требований объемлющих систем к игротехнической позиции и осуществляется собственно игротехническая работа.

 

6. Позиционный анализ игротехнической работы

ОДИ - это искусственно-естественная система. Искусст­венно-естественный характер игры определяет всю ее структуру. И как вся игра в целом в ее организационном аспекте изобража­ется в виде организационно-технической (ОТ) системы с множест­венными ОТ-отношениями /13, с.166/, точно так же схема ОТ-сис­темы является исходной для изображения игротехнической позиции (рис.2). На ОТ-схеме изображается двойная система МД, в которой верхняя (мыследеятельность игротехника) охватывает нижнюю (МД группы) за счет отношений рефлексивного и понимающего отображе­ния  и мыслительного описания, и за счет организационно-управленческого отношения.

Рис.2

Позиция игротехника является синтетической, т.е. сооргани­зующей разные позиции в силу того, что объектом его ОТ-отношения и действия являются разные типы процессов, которые реализу­ются на человеческом материале. В связи с типами процессов, по отношению к которым игротехник вступает в ОТ-отношение, мы можем дифференцировать частные позиции внутри игротехнической и выделить такие, кап оргуправленческая, антропотехническая, методологическая - позиции, которые в совокупности обеспечивают решение игротехнической задачи на игре (рис.3).

Конкретная ОДИ

Рис.3

 

Позиции, которые раньше всех "вступают в игру" (на ее подготовительном этапе, т.е. до начала собственно игры) - это методологическая и организационная позиции. В этих позициях игротехник проделывает всю предварительную мыслительную работу, готовя фактически программу и проект будущей работы группы, прорабатывая мыслительные средства этой работы (об этом более подробно см. в части 2).

С началом игры игротехник переходит из мыслительного жанра работы в организационно-практический, который предполагает наложение заранее спроектированных форм: программы и оргпроекта – на человеческую морфологию. Реальное вхождение людей (членов игровой группы) в заданные формы организации не может произойти само собой, а потому требует от игротехника специальных действий по "запуску" игры. Понимание смысла и назначения фазы запуска обеспечивается тем, что следует различать проектирова­ние-1[4] как предварительную мыслительную прорисовку коллективной МД в игре, задаваемую на уровне принципа, т.е. структурно-функционально, без учета морфологии и потому с достаточной мерой неопределенности, и проектирование-2, требование, к результату которого состоит в реализуемости проекта в ситуации игры в конкретной группе. Следовательно, проектирование-2 долж­но снимать реальные морфологические характеристики каждой конкретной игровой группы. Механизмом такого проектирования явля­ется непосредственное участие игроков: проектирование-для-себя выступает для них в форме самоопределения и самоорганизации в игре. В связи с этим для включения отдельных участников и группы в целом в режим реального рабочего процесса игротехник должен раньше организовать так называемый фиктивный рабочий процесс, который используется в качестве фона для самоопределения и самоорганизации игроков.

Смена этапа проектирования-1 этапом проектирования-2 сви­детельствует о занятии игротехником оргуправленческой позиции, в которой за счет специальных искусственных действий интенсифи­цируются естественные процессы в группе. Этот естественный план должен быть отрефлектирован, и на основании анализа актуальной ситуации игротехник обеспечивает понимающими и мыслительными формами процессы самоопределения и- самоорганизации игроков, осуществляет уточняющую тематизацию работы группы, корректирует предварительный проект рабочего процесса в соответствии с ре­зультатами -проектирования-2 и содержательные единицы работы превращает в функциональную организацию группы. Занятие оргуп­равленческой позиции не означает, что игротехник должен подме­нять работу группы собственной работой или сковывать ее своими руководящими указаниями. Речь идет прежде всего о складывании ситуации в ее игровых характеристиках, о задании особости игро­вой территории. Только в этом случае возможно рефлексивное удержание целого и управление ситуацией. В принципе возможна и такая стратегия работы, когда игротехник идет за группой, встраивается в ситуацию, а не создает ее. Но в этом случае нельзя рассчитывать на овладение ситуацией. Нужно понимать, что ситуация будет развертываться по своим естественным законам, и игротехник при выборе такой стратегии должен, по крайней мере, очертить ту зону, за которую он берет ответственность. Основным объектом оргуп­равленческой позиции выступает рабочий процесс и функционализация группы, обеспечивающая его осуществление (разделение на подгруппы или разделение участников по позициям, распределение видов работ и установление связей между ними и т.п.). Методологическая позиция игротехника в ходе игры обеспечивает рабочий процесс соответствующими мыслительными средствами.

Фактически одновременно с оргуправленческой в игру вступает и антропотехническая позиция. В этой позиции игротехник ориентирован на индивидуальные траектории в игре, взаимоотношения в группе, психические состояния игроков- и т.п. Объектом антропотехника являются психологические и социально-психологи­ческие процессы в группе. Но эти процессы рассматриваются не как изолированные и имманентные, а в деятельностном контексте. Поэтому очень важным для игротехника-антропотехника являете выявление предметно-профессиональных позиций игроков и их ценностных ориентаций, за счет экспликации и понимания которых игротехник начинает выстраивать игровой плацдарм группы и соз­вать условия для складывания рабочего процесса. Но направленность аптропотехнической работы как бы ортогональна вектору рабочего процесса. Основным процессом, который осуществляет игротехник в этой позиции, является организация рефлексии, (/2 – 11/), которая лежит в основе таких процессов как самоопределение, целеобразование,        анализ  ситуации, проблематизация. Рефлексия останавливаег ход рабочего процесса и как бы разворачивает движение группы в ортогональном направлении /8/, в рефлексии рабочий процесс прекращается, он становится объектом анализа. Такой тип рефлексии ориентирован, прежде всего, на анализ ситуации. Объектом рефлексии может быть не только общий ход работы группы, но и основания отдельных высказываний, дей­ствий и точек зрения. Такая рефлексия направлена на организацию процессов самоопределения, целеобразования, понимания, явля­ется механизмом проблематизации. Рабочий процесс выступает как повод для отработки участниками всех этих процедур. Ценность продуктивной ориентации на игре, в отличие от условий производ­ственной МД, определяется не самим получением продукта, а отра­боткой механизмов правильной МД, а следовательно, выполнением всех необходимых процедур, обеспечивающих полную МД в проблем­ных ситуациях.

Рефлексия не принадлежит только МД, она является важней­шим, но неспецифическим моментом ее, т.к. рефлексия образует ядро личностной организации. Благодаря рефлексивным механизмам осуществляется сочленение мыследеятельностных и индивидуаль­но-личностных структур. Таким образом, организация рефлексии направлена на актуализацию личностного потенциала МД, но сама работа по организации рефлексии и основанных на ее механизмах процессов; самоопределения, целеобразования, проблематизации -­ связана с реализацией схем МД-подхода. Таким образом, мы гово­рим об антропотехнике особого рода, а именно - мыследеятельно­стной антропотехнике, в основе которой лежат МД-представления; по объекту работа является антропотехнической, а по средствам - мыследеятельностной. Позитивной задачей антропотехники в ОДИ является обеспечение процессов освоения игроками новых способов деятельности и мыслительных форм. Однако, здесь нельзя говорить о педагогической позиции, по крайней мере в традиционном смысле, поскольку МД-средства не передаются в знаниевой форме, они осваиваются в ходе осуществления работы через переживание невозможности решить проблему, глубокую проблематизирующую реф­лексию, объективацию проблемной ситуации, через ее анализ и фиксацию личного деятельного отношения к ней в самоопределении, постановку целей, выявление проблем, проектирование и программи­рование будущей работы /1/.

(Но помимо МД-антропотехники, игротехник должен владеть и общими приемами, связанными с коррекцией состояния игроков и за пределами групповой работы, поскольку игра связана с большим количеством стрессогенных факторов, и нередко люди нуждаются в соответствующей помощи).

Итак, разные позиции, на которые расслаивается игротехни­ческая позиция, имеют разные объекты ОТ-отношения, и больше того, разную направленность действия по отношению к рабочему процессу. За, счет каких же средств становится возможной такая самоорганизация игротехника, которая, позволяет совместить эти разные позиции? Это совмещение возможно прежде всего за счет разделения "плацдарма" и "планшета", т.е. реальности работы группы и тех действительностей, в которых отображается данная ситуация для каждой из позиций. В методологической действитель­ности фиксируется прежде всего нормативный, правильный ход работ, обеспеченный соответствующими мыслительными средствами. Фактически формальное содержание работы группы должно быть у игротехника уже до начала работы на игре. Но это не значит, что у него есть готовый ответ на поставленную в игре проблему, а игра нужна лишь для того, чтобы это внедрить. На игре встреча­ются методологи и профессионалы, и соответственно - формальные и "материальные" знания. Эти "материальные" знания могут напол­нить реальным содержанием пустые методологические формы, либо под воздействием развертывающихся на игре ситуаций эти формы могут оказаться непригодными и возникает необходимость в разра­ботке новых, либо потребуется их дальнейшее развертывание. И вся эта работы проделывается на методологическом планшете, параллельно с работой группы и при подготовке к ней, в рефлек­сии. Кроме того, на методологическом планшете прорабатываются схемы для объективации рефлексии, которые зашнуровывают ортого­нальные рефлексивные процессы с рабочим.

На оргуправленческом планшете помещаются проекты организа­ции работ, программы, отдельные сценарные проработки. В рефлек­сии фиксируются основные события, параметры, по которым измени­лась ситуация, и соответствующие оргуправленческие решения.

На антропотехническом планшете фиксируются материал для организации рефлексии, сценарные проработки по организации рефлексивных процессов, личностные характеристики игроков и прогнозы их движения в игре.

В каждом эпизоде игры осуществляется фокусировка на одной из ОТ-позиций, а остальные позиции становятся обслуживающими, т.ч. через фокусную позицию "выворачивается" то содержание, которое было проработано на всех позиционных планшетах, и это становится основанием реального игротехнического действия.

До сих пор речь шла о позициях игротехника, определяющих тот или иной тип ОТ-действия. Но игру нельзя рассматривать только с точки зрения искусственных действий, больше того, адекватность тех или иных действий связана с правильным понима­нием естественно развертывающихся на игре процессов. Таким образом, возникает необходимость в еще одной позиции - исследовательской, на планшете которой отображались бы естественные процессы, а также уже осуществленные игротехнические действия и их последствия. Правда, на позиционных планшетах игротехником осуществляются рефлексивные фиксации, соответствующие каждому аспекту. Однако не всегда развертывающиеся на игре события можно (и даже нужно) аспектно структурировать, поэтому игротех­нику необходимо фактически реализовать еще одну позицию, а именно: технического исследователя, обеспечивающего ОТ-позиции знаниями о естественных процессах.

Для игротехника игра завершается в игротехнической рефлек­сии. Эта рефлексия организована либо в соответствии с хроноло­гическим развертыванием игры, либо носит аспектный характер и ориентирована на осмысление тех проблем и задач, которые игротехник ставил себе на данную игру. Если мы говорим, что ОДИ направлена на развитие людей, то это тем более относится ко всей команде организаторов игры, и, в частности, к игротехникам. Представленная нами позиционная схема (рис.3), структурирующая пространство игротехнической работы, есть, с нашей точки зре­ния, простейшая форма для самоорганизации игротехника, дальше она может только усложняться за счет внутреннего расчленения, разных фокусировок и рефлексивных надстроек. Но для того, чтобы войти в это "простейшее" пространство, игротехник должен пройти определенный путь развития; предложенная схема указывает те области, которые он должен осваивать на этом пути; методология, оргуправление, антропотехника. В настоящее время широкое рас­пространение ОДИ размывает ее методологический характер. С на­шей же точки зрения игропрактика и игротехника вне и без мето­дологии никакого отношения к ОДИ не имеют.

***

Наше исследование было посвящено анализу игротехнической работы в играх на мегамашинную организацию МД[5]. Основная ценность и, соответственно, целевая ориентация этих игр состоя­ла в развитии мышления и деятельности, т.е. в разработке новых средств и методов мышления и деятельности. Собственно продукт­ная ориентация всегда присутствовала в игре, но она никогда не была самоценной. И игротехническая работа в группе была ориен­тирована на отработку правильных МД-процессов, правильных спо­собов мышления и деятельности. В нынешних условиях перестройки ситуация заказа на игры резко изменилась. В этой ситуации от игры требуется получение такого продукта, как программа пере­стройки, т.е. программа будущей жизни той или иной сферы, орга­низации и пр. с проработкой первого реализационного шага. И условием получения такого продукта становится, уже не столько отработка рафинированных методологических процедур, сколько расширение горизонтов понимания участников игр, трансформация их идеологии прежде всего, когда идеи перестройки не только декларируются вслед за партийными документами, а принимаются как личные.

Таким образом, сегодня перед игровым движением открываются новые перспективы, которые предполагают создание таких типов игротехнической практики, которые были 6ы адекватны новой со­циокультурной ситуации и снова были бы авангардом, обеспечивающим развитие МД в новых условиях. И самоорганизация игротехни­ка в новых типах игр потребует своих особых форм и способов, и соответственно, будут трансформироваться нормы игротехнической работы, развивая игропрактику.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеев Н.Г., Щедровицкий Г.П. Организационно-деятель­ностная игра как форма и метод комплексной подготовки и развития руководителей и специалистоа. - В сб.: III-й Всеcо­юзный научно-практический семинар по психологическому обеспечению АСУ. Тезисы докладов. - М., 1985, с.111-114.

2.  Авксентьев В.Л. Рефлексия в организации архитектурного творчества. - В сб.: Рефлексия в науке и обучении. Ново и­бирек, '984, с.88-92.

3. Авксентьев В.Л. Артификация рефлексии в условиях коллективной мыследеятельности. - В сб.: Проблемы логической организации рефлексивных процессов. Новосибирск, 1986, с.67-68.

4. Александрова Г.И., Карнозова Л.М. Организация обучения рефлексии в ситуации групповой работы. - В сб.: Развитие прикладных ппсихологических исследований и разработок. Тезис докладов и сообщений. М., 1986, с.71-72

5 Александрова Г.И., Карнозова Л.М. Использование методоло­гических схем для организации рефлексии. - В сб.: II Всесо­юзная конференция "Системный подход в геологии (теорети­ческие и прикладные аспекты)". - Тезисы докладов, ч.I. - М., 1986, с.103-I04.

6. Александрова Г.И., Карнозова Л.М. Организация взаимопони­мания в межпрофессиональной коммуникации. - В сб.: Пробле­мы развития и освоения интеллектуальных систем. Ч.П. Ново­сибирск, 1986, с.140-142.

7. Александрова Г.И., Карнозова Л.М. Об использовании органи­зационно-деятельностной игры для проведения включенного исследования оргуправленческой деятельности. - В сб.: Методы имитационного анализа экономических процессов. - М.: ЦЭМИ АН СССР, 1986, с.22-30.

8      Александрова Г.И., Попов С.В. 0 роли рефлексии в процессе формирования представления о ситуации у руководителя груп­пы (на материале организационно-деятельностных игр).      В сб.: Рефлексия в науке и обучении. - Новосибирск, 1984, с.182-185.

9:     Головнях В.В., Карнозова Л.М. Рефлексия в ситуационном анализе. - В сб.: Рефлексия в науке и обучении. Новоси­бирск, 1984, с.190-193.

10. Зинченко А.П. Организация рефлексии в процессах коллектив­ного решения проблем. - В сб.: Рефлексия в науке и обуче­нии. Новосибирск, 1984, с.204-206.

11. Зинченко А.П. Идеализация в ситуациях организации рефлек­сии коллективной мыследеятельности. - В сб.: Проблемы логической организации рефлексии. Новосибирск, 1986, с.65-66

12. Карнозова Л.М. Щедровицкий Г.П.  Системомыследеятельностные основания и условия психологических исследований. – В сб.: Развитие прикладных психологических исследований и разра­боток. Тезисы докладов и сообщений. - М., 1986, с.8-9.

13 Щедровицкий Г.П. Организационно-деятельностная игра как новая форма организации коллективной мыследеятельности. - В сб.: Методы исследования, диагностики и развития между­народных трудовых коллективов. - М., 1983, с.153-173.

14. Щедровицкий Г.П., Котельников С.И. Организационно-деятельностная игра как     новая форма организации и метод развития коллективной мыследеятельности. В сб.: Нововведения в организации. - М., 1983, с. 33-53.

15. Щедровицкий Г.П. Принципы и общая схема методологической организации системно-структурных исследований и разработок. - В сб.: Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник, 1981. - М., 1981, с.193-227.

16. Щедровицкий Г.П. Методологические замечания к проблеме происхождения языка. - Научные доклады высшвй школы. "Фи­лологические науки", 1963, № 2, е.3-18.

17. Щедровицкий Г.П. Схема мыследеятельности - системно-струк­турное строение, смысл и содержание. В кн.: Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник, 1986. - М., 1987, с.124-146.

18. Щедровицеий Г.П. Исходные представления и категориальные средства теории деятельности.     В Кн.: Разработка и внед­рение автомагизированных систем в проектировании (теория и методология) М.: Стройиздат, 1975, с.72-161.

19. Щедровицкий П Г    К анализу топики организационно-деятельностных игр.  Препринт. – Пущино, 1987, - 43 с.



[1] Здесь мы опираемся на идею Г.П.Щедровицкого, высказанную в докладе на Методологи­ческом семинаре в октябре 198б г. , о разделении игровых и логико-методологических форм в ОДИ в связи с их разным отношением к МД.

[2] Надо сказать, что такая рамка игротехнической работы, как ОДИ-форма, не может рассматриваться в связи с реальной историей возникновения ОДЙ (см. часть 1); сначала была проведена первая игра, снявшая в себе предшествующие формы организации методологической работы, а затем она (и так все последующие игры) была отрефлектирована с точки зрения тех новых принципиальных характеристик, которые эта форма на себе несла. Благодаря этому она и оформилась как опре­деленный тип МД-единиц , и стало возможным ее воспроизведе­иие (как ОДИ-формы). Следовательно, такая рамка, как ОДИ­-форма - рефлексивная. Но теперь, когда ОДИ обособилась во вполне определенную, отличную от других, форму организации жизнедеятельности и МД, мы можем рассматривать ее как бо­лее широкую ранку относительно каждой экземплифицированной игры, которая проводится в настоящее время, поскольку ха­рактеристики ОДЙ-формы задают общие принципы работы игро­техника, не зависимые от содержания конкретной игры. Здесь речь идет о самых общих формальных характеристиках ОдИ, поскольку как развивающаяся МД-система игра непрерывно обогащается, п облематизируется и изменяется за счет игро­технической рефлексии.

[3] От греч. аntrороs - человек, и ponos - выращивание, выращивание человека

[4] Здесь мы употребим термин «проектирование» в обобщенном смысле, включая сюда все типы работ, предшествующие игре.

[5] В этом пункте мы опираемся на типологию ОДИ, которая была введена Г.П.Щедровицким на методологическом семинаре в июле 1986 г. Там было выделено два полярных типа игр: игры на мегамашинную организацию МД и игры эволюционно-истори­ческие. Основанием для этого разделения является представ­ление игры либо как искусственно-естественной системы, т.е. такой, в которой план искусственно-технических дейст­вий по методологической организации МД является ведущим (это игра на мегамашинную организацию МД), либо как есте­ственно-искусственной системы, в которой ведущими являются естественные эволюционно-исторические процессы, а искусст­венный план методологогизации лишь подхватывает эти есте­ственные движения.

 

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17