eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Проблема употребления знаниевых образований: тематизация разработки нового предмета

Копылов Г.

1. Как при работе внутри прикладной методологии, так и при обсуждении строения самой прикладной методологии принципиальной является проблема употребления знаниевых образований (проблема "знаний в деятельности", проблема прикладности).. Было бы осмыс­ленно поставить ее как самостоятельную. Анализ показывает далее, что ни в одном из методологических подходов поставить эту проблему нельзя, и необходима разработка нового подхода или нового предмета - "прагматики".

2. Говоря "знания в деятельности", мы понимаем, что для разработки нового предмета нельзя пользоваться понятиями, сфор­мулированными в рамках системомыслительного и системодеятель­ностного подхода. И "знания", и "деятельность" сначала должны пониматься смысловым образом: проблема состоит в употреблении "знаний, мышления, представлений, норы, схем и т.д." внутри социальных и деятельностных ситуаций. Эти "знаниевые образова­ния" или "гнозы" долины типологизироваться и анализироваться с точки зрения их функции при использовании. Возникает необходи­мость и в построении соответствующей инженерии знаниевых обра­зований для тех или иных ситуаций употребления.

З. В этом предмете неприменима традиционная схема знании: знаковая форма - связь значения - объективное содержание, пос­кольку специфика употребления знаниевых образований состоит не в том, что знание оформлено в виде знаков, и не в том, что эти знаки отнесены к какому-то объективному содержанию, а в том, что знаниевые образования обладают некоторой функцией по отно­шению к деятельностным или социальным ситуациям (системомысли­тельный подход не пригоден). Монет быть, в ходе исследований окажется существенным, что знания представлены в знаках, и так построенный предмет удастся отнести к семиотике, однако и внут­ри нее он будет относиться не к синтаксису, не к семантике, а к мало разработанной области прагматики, т.е. к учению об отноше­нии структур использования знаковых систем и самих знаковых систем (Ч. Моррис, Ч.Пирс, начало-середина нашего столетия).

Это – одна историческая линия, которую необходимо анализи­ровать при построении "новой прагматики". Кроме того, выясняет­ся, что ни один из предметов, имеющих дело со знаниями – ни гносеология, ни эпистемология здесь не пригодны: первый из них трактует о процедурах получения знаний, второй исследует истинность знаний.

Если проанализировать иные известные подходы - теорети­ко-деятельностный, системодеятельностный, СМД - и их базисные онтологии (различения), то станет ясно, что и они не годятся для построения прагматики. Действительно, базисной идеей систе­модеятельностного подхода служит идея воспроизводства деятель­ности и трансляции культуры, где ни знаниям, ни мышлению как тому, что нарушает трансляцию (приводит к инновациям) мета нет; на схеме акта деятельности блок знания присутствует, одна­ко лить как место, и сама схема акта является схемой состава, не задающей функции отдельных блоков. Схема мыследеятельности – процессуальная и не содержит такой организованности, как зна­ние. Правда, на схеме представлен процесс мышления, но, во-пер­вых, в прагматике знания не есть то, что формируется в резуль­тате мышления - знаниевые образования являются таковыми только если они употребляются; а во-вторых, "влияние" мышления на мыследействование реализуется особой деятельностной позицией рефлектирующего или понимающего, которую еще нужно построить (при этом требования на эту позицию задаются из того, что она должна обеспечивать употребление знаний - а с этой точки зрения совсем не обязательно, что деятельность понимания или рефлексии будет для этой позиции базисной).

4. Пока совершенно не ясно, как строить базисные представления прагматики: первая рабочая же схема «употребления знаний»  такова:

Здесь фиксируется, что знаниевое образование ("гамма" - от "гнозис") приводит, во-первых, к остановке "прошлой" деятельности и, во-вторых, запуску" или организации некоторых иных деятельностных или социальных процессов. Дальнейшее разворачи­вание этой схемы будет зависеть от требований, которые будут задаваться из структур употребления на эту схему и нужные пред­ставления как на знаниевые образования. Таким образом, ведя эту разработку, следует пользоваться приемом оборачивания.

5. Еще один вопрос, возникающий здесь, - вопрос о единице "использования знаний в деятельности". Культурной формой такого использования является, по-видимому, инженерия, и тогда едини­цей может служить инженерный предмет - именно он переводит научные знания в особую организацию деятельности. Другой, весь­ма любопытный вариант, заключается в том, что такой единицей может являться ЭВМ - особая форма существования мышления в социуме. (Здесь ЭВМ должна рассматриваться не как знаковая машина, а как некоторая нормирующая или трансформирующая орга­низованность). Иными вариантами ответов могут быть, например, прикладная методология или игра - как особые пространства осу­ществления мышления в социальных и деятельностных ситуациях. Множество возможных ответов говорит о том, что необходима типо­логия единиц - наряду с типологией знаний и типологией функций их употребления.

 

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17