eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Об одной структуре в проектировании и организации игры

Сергейцев Т., Шайхутдинов Р.

1. ОДИ, являясь в высокой степени искусственным образова­нием (во всяком случае, для проектировщика и организатора), в то же время - многослойное, сложное образование. Далеко не все компоненты, структуры игры связаны друг с другой  жесткой функ­циональной связью. Напротив, они как правило многофункциональ­ны, дополнительны, или образуют комплекс, накладываются друг на друга на одном материале. Существенное место занимает структу­р, обладающая самостоятельным значением и выступающая по отно­шению к другим в качестве условия. Хотят того или нет организа­торы игр, но ОДИ Стали фактом общественной жизни. И вместе с этим многие структуры ОД-игры обобществлены и фактически уже не являются собственностью организаторов игры, достижением уни­кального проектирования и организации. Скорее это уже массовые социокультурные формы, имеющие широкое хождение и употребление.  Прежде всего ОД-игры становятся интенсивными формами обществен­ной коммуникации и клубной жизни, манифестации общественного сознания, демократического плюрализма мнений, развертывания структур здравого смысла. Однако, выполняя значительный объем этих социальных функций, игра выступает в роли компенсатора, вместо отсутствующих культурных форм организации общения - между политическими противниками, профессионалами, людьми раз­ных поколений, обывателей. Вопрос, который таким образом встает перед проектировщиком и организатором игры - что он противопос­тавит хаосу социального материала в качестве формы организации содержания.

2. Поставленный вопрос с категориальной точки зрения есть прежде всего вопрос воспроизводства того исторического контек­ста, условий, действующих фигур, в рамках которых игра должна состояться как событие. Сбои и смещение механизмов воспроизвод­ства - как в естественном, так и в искусственном залоге - сос­тавляют уже почти привычный факт общественного сознания. Один из вариантов о-искуствления воспроизводства строится в теории деятельности, в представлении трансляции и реализации норм, образцов, эталонов культуры, которые и становятся доступными о-искуствлению механизмами воспроизводства. ОД-игра в идеологии развития коллективной деятельности предполагает воспроизводст­во, как условие развитии, заданным на уровню представленности профессионализма, предметно организованного знания. Оперативной единицей методологического мышления тогда становятся средства профессиональной деятельности. Предметное знание должно быть раскрыто как средство деятельности.  Анализ проблем развертыва­ния целостных структур деятельности осмысляется как задание на разработку новых средств деятельности, в которых, по идее, и закрепляется, , воспроизводится новое состояние деятельности. Однако опыт большого числа игр сталкивает нас с депрофессионализированными коллективами, обнаружение заданных, укорененных структур деятельности превращается в проблему.  И если мы остаемся в указанных теоретических рамках, то единственное, что остается – сетовать на низкое качество контингента, фактически отказываться от проведения работы. В этом контексте основания деятельностных представлений надо, видимо, анализировать как проблему позиции, а не как проблему средств (замещающих и зада­ющих позицию). Источники, основания человеческой субъективности становятся той гуманитарной проблемой, с которой мы сталкиваем­ся в игре, пытаясь реализовать принципы деятельностного подхо­да. Анализ ценностей, идеологии - фрагмент нового тематического ряда, нуждающегося в разработке. Другой существенный план гума­нитарного анализа и проектирования игры связан с широко понима­емым процессом понимания.

3. Проектировщик и организатор игры, восстанавливая свой собственный опыт понимания, конституируя собственную субъектив­ность, а с другой стороны развертывая форму организации понима­ния коллектива играющих, должен найти достаточно самостоятель­ную, впрямую не подчиненную деятельностной задаче форму органи­зации. Такой самостоятельной формой организации процессов пони­мания, которые должны выполнить не только служебные функции в деятельности, но и восстановить основания человеческой субъек­тивности, кругозор и горизонты исторического сознания "в точ­ке", в «здесь и теперь» игры, является топика. Топика является необходимым условием других структур организации и проектирова­ния игры. Коллектив играющих может выбирать разные режимы и жанры своей работы, топика при этом должна быть освоена им как пространство своего движения, самоопределения, мышления, дейст­вия. Именно топика задает "свободные зоны» как условие пробле­матизации - зоны свободные от ставших форм деятельности, мышле­ния, общественного и индивидуального сознания. С другой сторо­ны, для человека «открытое понимание» является условием его участия в игре независимо от его профессиональной принадлежно­сти. Одной из важнейших топических конструкций в игре является конструкция тематического содержания.

4. Тоническая организация и процессы понимания (вместе с механизмами включения, «в-хода» в эти процессы) будучи дополне­ны рамками практической задачи, специфическими мыслительными, деятельностными, знаниевыми, ситуационными, идеологическими, политическими предпосылками и техниками работы организаторов и их команды, участников игры может рассматриваться как самостоя­тельный тип организации и проектирования игры. Рассматривая как особо выделенную работу группы организаторов мы можем выделить еще два подтипа игры, в зависимости от той стратегии, которой они придерживаются в практической рамке. В типе своего рода «эмпирической» игры организаторы заранее имеют несколько версий содержательного решения (и постановки) проблемы и проводит "испытание» этих версий. В "рефлексивном» типе игры в рамках исходной постановки вопроса производится максимум попыток ввес­ти различные основания для мышления и действия, а результаты строятся в рефлексии, развернувшейся в игре ситуации, событии, процессов.

Литература

1. Г.П.Щедровицкий. Организационно-деятель­ностная игра как новая форма организации коллективной мыследеятельности, МНИИПУ, М., сб. Методы исследования, диагностики и развития международных трудовых коллективов, с. 153-173.

2.Г.П.Щедровицкий, С.И.Котельников. Организационно-деятель­ностная игра как новая форма организации и метод развития коллективной мыследеятельности. М., ВНИИСИ, '983, сб. Нововведения в организациях, с.33-5З.

З. П.Г.Щедровицкий. К анализу топики организационно-деятельностных игр. Препринт, Пущино, 1987. - 43 с.

4.С.В.Попов. Опыт проектирования организационно-деятельност­ных игр (неопубликовано).

 

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17