eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Системомыследеятельностные основания и условия психологических исследований

Л.М. Карнозова, Г.П. Щедровицкий.

1. Сегодня мы уже отчетливо понимаем, что по отношению к системомыследеятельностным (СМД) представлениям (см. 1) психологические исследования в свете новой категории системы (см. 2, 3) выступают как исследования материала систем мыследеятельности (МД). Они выделяют в этом материале то, что может быть названо индивидуальным и личностным поведением.

Индивиды и личности с их поведением отнюдь не единственный материал, на котором существуют нормативно фиксируемые и в силу этого культурно-исторические и социо-культурные системы МД. Другой материал для систем МД предоставляют знаки, машины и вещи, природа (см. 3, 4, 5).

2. Принципы современного системного подхода утверждают, что правильно понять и исследовать материал какой-либо системы можно только в том случае, если мы будем рассматривать его как живущий в процессах и функциональных структурах целостной системы и из них выводить как морфологическое строение этого материала, так и законы его функционирования и изменения.

Но это означает, что собственно психологические исследования, если верно, что они направлены только на материал МД, так же как исследования знаков, машин, вещей и всей второй, техногенной природы никогда не могут быть ни самодостаточными, ни целостными относительно процессов жизни объектов в социуме и получают правильные акценты и свой подлинный смысл только тогда, когда разворачиваются в контексте дисциплин, задающих и изучающих процессы культурно-исторической МД (см. 4, 5, 6).

3. Из этого вытекает новая методологическая проблема – эффективного и правильного разделения предметов культурно-исторического исследования и предметов морфологического изучения их материала. Особенно остро эта проблема встает при эмпирических, в частности экспериментальных исследованиях, когда процессы поведения материала оказываются практически неотличимыми от тех фрагментов МД, которые несут на себе люди, машины, вещи и знаки.

4. Явно процессы поведения отделяются от процессов МД только в тех случаях, когда, к примеру, поведение определенных людей оказывается очевидно ошибочным и неправильным относительно реально складывающейся ситуации и исторически выработанных норм правильной МД в подобных ситуациях. На этом построены опыты Ж. Пиаже, и этим же долгое время подкреплялся в психологии интерес ко всякого рода экзотическим примерам человеческой МД. На этом же строится идеология использования обучения правильным способам МД как метода исследования поведения людей (П.Я. Гальперин и др.). И отсюда же популярный в начале века парадокс, что анализом правильной МД занимается логика, а психология изучает только неэффективную и ошибочную МД.

5. Процессы поведения и МД впервые удается различить благодаря разной интерпретации феноменально-эмпирического материала. Поэтому мы и говорим, что правильное по предмету и методу психологическое исследование людей возможно лишь в контексте теории МД и в оппозиции к последней. Иначе говоря, эти два типа исследований должны проводиться параллельно друг другу и на одном и том же феноменально эмпирическом материале. Так мы снова приходим, но уже в другом контексте, к известному тезису, что поведение людей должно исследоваться комплексно. При этом системомыследеятельностные исследования будут ориентированы на получение норм и стандартных способов МД, а психологические исследования – на выявление индивидуальных и личностных особенностей людей и условий их поведения.


Литература

1. Щедровицкий Г.П. Схема мыследеятельности – системное строение, смысл и содержание// Системные исследования. Методологические проблемы: Ежегодник – 86. М.: Наука (в печати).

2. Щедровицкий Г.П. Два понятия системы// Труды XIII международного конгресса по истории науки, секция IА, П. М.: Наука, 1974.

3. Разработка и внедрение автоматизированных систем в проектировании (теория и методология). М.: Стройиздат, 1975.

4. Щедровицкий Г.П. К характеристике категориальных определений деятельности// Проблемы деятельности в советской психологии: Тезисы докладов к V Всесоюзному съезду общества психологов. Ч1, М., 1977.

5. Щедровицкий Г.П. О методе семиотического исследования знаковых систем// Семиотика и восточные языки. М.: Наука, 1967.

6. Наградова Е.Я., Щедровицкий Г.П.  Категории сложности изыскательских работ как объект исследований и системомыследеятельностной точки зрения// Проблемы методологии инженерных изысканий. М.: Стройиздат, 1986 (в печати)

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17