eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

С.Л. Содин "Методологическая схема как карта движения через различные регионы мышления и деятельности"

  1. В настоящем докладе я хочу сделать попытку рассмотреть схемы и схематизацию в трёх рамках: семиозиса, кумуляции опыта и навигации (проектирования и организации будущих работ). Я надеюсь также очертить особенности методологических схем и связать их с методологическими формами накопления опыта и интеграции времени. С моей точки зрения специфический для методологии способ использования схем отражает новое понимание категории развития в СМД-методологии.
  2. Знак, образ, схема. Знак принадлежит (как минимум) двум пространствам. В первом пространстве, когда мы говорим, например, "стол", мы имеем в виду реальный стол –произнесённое слово относится к предмету (указывает на него); во втором пространстве слово принадлежит знаковой системе (языку) и обладает свойствами (например, морфологическими), не имеющими ничего общего со свойствами предметов. Может показаться, что в первом пространстве понимание слова предполагает образ: слыша слово стол, мы имеем в виду реальный стол. Чем можно заменить субъективное (психологическое) понимание образа и, тем самым, не психологизировать знаки?  В этом направлении последовательно двигался Г.П. Щедровицкий указывая, что знак замещает объективное содержание, то есть, действия (с предметами). Как, в каких формах может удерживаться само отношение замещения? Место субъективного образа должен занять чертёж, карта, схема стола и обстановки, в которой он находится. Чертёж может быть дополнен схемой, описывающей возможные действия со столом.
  3. Схема (карта) в рамке семиозиса согласно моей гипотезе есть необходимый посредник между (вербальными) знаками и действительностью. Отнесение знаков к действительности непосредственно не возможно. Субъективный образ вещи, который имеется в виду при понимании знака (см. пример п.1), есть результат интериоризации схемы. Иными словами, – схема первична, а образ является её продуктом. Я считаю, что эта функция посредника и задаёт общее понятие схемы в рамке семиозиса. Функция посредника – далеко не единственная из функций, которые может выполнять схема. Можно предположить, что знаки и схемы образуют две различные, но взаимодействующие линии эволюции языка и мышления. В процессе своего генезиса появляются схемы разных типов; схемы берут на себя ряд других функций: координации и соорганизации деятельности, отображения структуры объекта, пространственной карты и навигации …
  4. Методологическая схема – это трансрегиональное образование, своего рода карта движения через различные регионы мышления и деятельности. Исторически методологическая схема появилась как изображение структурных отношений; впоследствии со сменой методологических представлений основные схемы получили ряд различных интерпретаций. Методологическая схема – это концепт, прошедший через несколько регионов мышления и деятельности и, соответственно, имеющий несколько интерпретаций. (Метод оформляется путём рефлексии и артификации этих переходов…). Так понимаемая методологическая схема это след (карта) движения методологической мысли. Вместе с тем, методологическая схема может стать инструментом освоения новых областей деятельности и мышления Основой и прототипом такого освоения может служить освоение методологией самой себя (самоосвоение), которое сопровождается переинтерпретацией основных методологических схем. Вместе с тем методологическая схема становится и инструментом работы с будущим (проектирования, программирования…). Этот переход связан с определёнными операциями абстрагирования и перекатегоризации, он  подобен переходу от описания истории к норме/методу. Возможно, в рамке мышления методологическая схема уже не является посредником между знаками и миром: она охватывает и координирует и знаки и мир.
  5. Принципиальная структура схемы может отображаться на разный материал. (Ж. Пиаже, С. Попов). Схемы могут изображаться по-разному – схему не следует отождествлять с графемой, которая её представляет. Схема может быть представлена совместными (координированными) действиями людей, быть выраженной историей и т.д. Потенциал схемы, и её возможности связаны с «масштабом» пространственно временной координации, которую в состоянии охватить схема[1].
  6. Схемы могут нести функции не только пространственной координации, но и организации и удерживания временных связей, отображения процесса в текущее состояние.
    Что представляет собой накопление опыта
    и «временные связи»[2] на языке схем? Методологические схемы являются своеобразными инструментами развития, «агентами», отображающими накопление (кумуляцию) опыта. Иными словами схемы могут отображать временное движение (процесс) в пространственную структуру. Переинтерпретации схем при изменении основных категорий сохраняют обобщённый тип структурных отношений, т.е., «каркас» схемы. В  процессе переинтерпретации схемы могут усложняться; в процессе совместного использования (и взаимной интерпретации) схемы образуют более сложные кортежи. Простейший вариант развития отображается на схемы как процесс их разворачивания, основанный на идеях восхождения от абстрактного к конкретному; развитие может принимать форму изменения интерпретации схем, их усложнение; более сложный вариант развития включает в себя совместное использование нескольких схем.

 



[1] Эта идея в частном случае схем действий, осваиваемым индивидом в процессе онтогенеза, выдвинута Ж. Пиаже. В общем случае схемы не принадлежат одному индивиду, - например, они могут координируют распределённую деятельность..

[2] В терминологии А. Кожибского временные связи передают накопленный опыт из поколения в поколение.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17