eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

В. Л. Данилова "Пространство анализа опыта схематизации в ММК"

  1. Я не предполагаю, что у меня есть понятие схемы. Я вижу назначение своего доклада в том, чтобы создать условия для его оформления.  Для начала я буду называть схемами все те значимые (имеющие смысл и значение)  графические фигуры, которые встречаются в методологических текстах (включая так называемую «наскальную живопись»). Цель моего доклада состоит в том, чтобы предложить пространство для анализа опыта схематизации в ММК и продемонстрировать рассуждение, в ходе которого я его получаю.
  2. В соответствии с нормами методологического рассуждения я должна определить те рамки и/или позиции, в которых я провожу это рассуждение. Я здесь могу положить 3 рамки: «производственную» (опыт методологической схематизации анализируется для разработки интеллектуальных технологий, которые мы могли бы предложить «городу и миру»), «культурную» (опыт схематизации анализируется для оформления норм методологической работы), «инновационную» (опыт схематизации анализируется для создания условий развития методологии). Третья рамка с необходимостью предполагает вторую, но не наоборот. Так я кладу первое подпространство для анализа опыта схематизации – набор рамок этой работы.
  3. Самоопределяясь относительно этого пространства, я фокусирую его на третьей рамке – все остальные я буду обсуждать постольку, поскольку это понадобится для анализа/проектирования условий развития методологии.
  4. Чтобы продвинуться дальше, мне надо ответить на вопрос, как в принципе можно помыслить развивающуюся методологию. И на самом абстрактном уровне я категоризирую развивающуюся методологию как полную мыследеятельность. Если положить, что история ММК представляет собою прецедент развивающейся мыследеятельности, то пространство анализа опыта схематизации можно на первом шаге задать при помощи соответствующей схемы. (Кстати, при такой категоризации становится совсем неочевидным вопрос о границах методологической мыследеятельности – они заведомо не совпадают с эмпирическими границами ММК). Со схемы МД можно «считать» ряд принципиальных требований к пространству анализа схем и схематизации (необходимость Другого, различенность чистого мышления, мыслекоммуникации и мыследействия и связь их через рефлексию и понимание). Таким образом, используя категорию МД, я начинаю организовывать онтологическое пространство для анализа опыта схематизации.
  5. Формально здесь возникает вопрос, какому процессу (или набору процессов) мыследеятельности принадлежат схемы. В частности, именно здесь встает вопрос о том, обсуждать ли схемы как организованность мышления или организованность коммуникации. Здесь есть смысл обратиться к истории ММК (т.е. к соответствующим текстам). На мой взгляд, включенность схем в методологическую мыследеятельность со временем расширяется – если на этапе содержательно-генетической логики они принадлежат преимущественно мышлению, то на этапе ОДИ достаточно очевидно (и отрефлексировано) включены во все МД процессы (включая рефлексию и понимание). Я бы предполагала, что в дальнейшем (при упрощении игровой формы) схемы стали организованностями в первую очередь рефлексии, коммуникации и понимания. При использовании разработанных в методологии графем за пределами методологической работы наиболее востребованным оказывается, по-видимому, их использование для коммуникации и понимания.
  6. Я буду рассматривать включенность схем во все МД процессы (с ненормированными перебросками графической формы из одного процесса в другой) как специфически методологическое существование схем. Ограниченность «ареала существования» схемы одним-двумя процессами выступает тогда как редукция.
  7. Однако полагание опыта ММК через схему МД ни в коей мере не схватывает его специфики. Для того, чтобы сделать это пространство более специфическим и конкретным, необходимо учесть сформулированные в ММК принципы методологической работы (принцип «двойного знания», принцип «ортогональной организации»). Следовательно, необходимо рассматривать одновременное существование/функционирование в МД нескольких различных (несводимых друг к другу) схем. Здесь же встает вопрос об одновременном функционировании в МД нескольких различных знаковых форм (в частности, вопрос об отношении между естественным языком и «языком схем»). Именно организация методологической МД через несколько несводимых друг к другу языков и схем является, по-видимому, условием развития методологии. При гомогенизации «платформы схематизации» и установления однозначного соответствия между графемами и вербальными конструкциями МД приобретает устойчивые формы, становясь непроницаемой для критики и превращаясь примерно в то, что Маркс называл «идеологией».
  8. И, наконец, если ориентироваться на «трехмерную» конструкцию   пространства, встает вопрос о наборе работ (позиций), необходимых для анализа опыта схематизации. Я бы хотела вернуться к этому вопросу на третьем коллоквиуме. Определение этого пространства я считаю одной из задач, стоящих перед рефлексией нашего обсуждения.
 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17