eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

В.В. Сааков " Схематизация: преодоление границ, устанавливаемых мысли языком, знаком и знанием"

http://priss-laboratory.net.ru/T.E.X.T.S.-/smd-scheme_schematica-operatorica_2008.htm

1.

Вместо тезиса:

"Вы хотите мыслить действительность – мыслите. Вы хотите осуществлять деятельность – действуйте. Вы хотите рефлектировать – рефлектируйте. Вы хотите переходить от одного к другому – переходите. Но вы не имеете права хотеть, чтобы вам все это было дано в одном" (Г.П.Щедровицкий).

2.

Цитата из Г.П.Щедровицкого служит предупреждением – чем не может и не должна быть схематизация. При этом цитата прямо указывает на "классическую" ситуацию, в которой востребована именно схематизация. Тем самым, схематизация – одно из самых парадоксальных явлений интеллектуальных практик. Его, явления, парадоксальность обусловлена специфической ролью языка, знака и знания в т.н. "ситуации схематизации". Последняя фиксируется в интеллектуальной практике как дисфункция одноименных оперативных систем культуры. Вид дисфункции и характер техники/операторики (на основаниях лингвистики, семиотики и эпистемологии) в "ситуациях схематизации" выдвигает к "языку", "знаку" и "знанию" требования и задачи, нетипичные с точки зрения культурных норм или стандартов тех или иных социопроизводственных обстоятельств.

3.

В самом общем виде банальная практическая "ситуация схематизации" проявляется в озадаченности артикулированием содержания, где приемы его "предметного" выражения выводят нас к оперативным границам привлекаемых языковых, знаковых и знаниевых средств (возможностям одноименных оперативных систем культуры). Оставаясь "внутри" границ, мы подвергаем ревизии или переинтерпретации культурные значения и функции используемых единиц языка, знака и знания. Более того, сдвигаем их функциональную роль и подвергаем перефункционализации (в одном пределе – вплоть до аутентификации и функции идиолекта, в другом – вплоть до полного выхолащивания значения или "всеобщей" абстракции).

4.

Методологическая фиксация "ситуации схематизации" оценивает данную парадоксальность (с воспроизводственной и нормативно-культурной точек зрения) как нормальную и рабочую (с теоретико-деятельностной и теоретико-мыслительной точек зрения). Проблематизация какого-либо положения возможна при условии выхода "за" оперативные границы наличных оперативных систем культуры (субкультуры, предмета деятельности, профессиональной области, института). Здесь рабочим процессом выступает уже не переинтерпретация значений и не перефункционализация данных систем и их единиц с целью "предметного" выражения артикулируемого содержания, а конструирование содержания, до того не имевшего прецедентов выражения (или конструирование в отсутствие опыта артикуляции).

5.

"Схема мыследеятельности", "схема категории", "схема знания" и еще целый ряд интеллектуальных продуктов Московского методологического кружка связываются с "ситуациями схематизации" второго рода. Организация интеллектуальных работ в них (собственно схематизация) подчинена фундаментальному устройству, известному под названием «схема "объект – предмет"».

В логике данной организации интеллектуальной работы процедуры схематизации регулируются отношением «знаковая форма – <    > материал», где первый член отношения представляет конструкцию значения в средствах и приемах нормативно-культурного оформления содержания, а второй член с функциональным, "пустым", местом – конструируемый материал строящегося и артикулируемого содержания. "Пустое" место – и есть место для схемы (мыследеятельности, категории, знания…) в собственном для ММК смысле слова. Языковое выражение "схема мыследеятельности" (со всем приданным ему арсеналом конструкций значения) следует прочитывать (а также, видеть и знать) как: «схема – мыследеятельности», где знак тире логически и функционально тождественен изображениям интенциональных отношений в «схеме "объект – предмет"». Как известно, интенциональные отношения в данной схеме вариативны (от варианта "закрытой" атрибуции до "открытой" мыслительной операции), что позволяет говорить о различных методологических стратегиях схематизации.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17