eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

С.А. Малявина, Ю.Б. Грязнова "Схемы и схематизация в государственном управлении"

Анализ опыта применения схем в государственном управлении

Анализ опубликованных статей и докладов на тему «схематизация» показывает, что тема достаточно проработана. Схема как форма организации мышления, понимания и деятельности теоретически отрефлектирована. И, видимо, до тех пор, пока не изменятся представления об организации, мышлении, понимании, деятельности не стоит ожидать чего-то принципиально нового от развития «теории» схематизации. А вступать с дополнительной копейкой в уже достаточно полную копилку знаний о схематизации вряд ли интересно даже самим держателям копилки. Лучше обсудить – как эти «деньги» можно эффективно применить.

Поэтому, доклад будет посвящен описанию и анализу опыта использования схем в работе двух федеральных министерств (Минздравсоцразвития и Минпромэнерго). Хотелось бы поднять эмпирию использования схем. При этом в надежде на то, что за счет описания опыта удастся получить нечто новое: новые вопросы и новые ответы.

Очевидно, что, имея некоторый методологический опыт схематизации, наша команда, приходя в государственные органы власти (Минздравсоцразвития и Минпромэнерго), привносила эту компетенцию в деятельность организации. При этом мы понимали, что пока больше этой компетенцией в окружении никто не обладает. Для «окружения» это были чужие формы мысли и понимания. И в данном докладе, хотелось бы показать, как использовались в такой ситуации схемы, каких результатов можно добиться, с помощью каких типов схем и каких операций со схемами. Задача доклада – пройти от позиции практика к позиции методологической рефлексии.

Схематизация – до сих пор одно из самых сильных и основных преимуществ методологии. Ведь не всегда есть возможность реализовать игровые формы организации, этот формат требует длительной содержательной и организационной подготовки. А если у методолога есть доска или флипчарт, то в коммуникации он получает преимущество. Мы часто наблюдаем такое «волшебство» схем. И в данном случае задача – понять – за счет чего работает это волшебство или искусство схематизации.

 Функциональность схем

Схема в государственном управлении задается функционально: как способ организации определенных процессов. В практике госуправления выделяется, как минимум, пять функций:

  • организация мышления;
  • создание объекта;
  • организация понимания;
  • организация деятельности;
  • организация трансляции.

Предполагается, что для позиции практика (а не теоретика) вполне достаточно такого задания схемы.

 Специфика работы государственного управления

Деятельность государственного управления – это массовая деятельность. Изменения в сфере здравоохранения, развитие пенсионной системы и рынка труда касается в итоге каждого. Таким образом, методология благодаря схематизации может или даже должна дойти до каждого человека. Пока нашей команде удалось достичь использования схем на четырех уровнях:

  1. Штаб – на этом уровне схемы используются для организации мышления штабной группы, такие схемы никогда не выносятся вовне.
  2. Аппарат министерства – на этом уровне схематизация служит инструментом организации понимания и деятельности министерства.
  3. Лица, принимающие решение (Правительство, Государственная Дума, Свет Федерации и т.д.) – схемы используются для организации и представления позиции министерства.
  4. СМИ – на этом уровне схема – инструмент разъяснения.

Особенно хочется отметить, что в Минздравсоцразвития мы вышли на тот уровень, когда журналисты стали использовать схемы для пояснения и иллюстрации новостных видеоматериалов и аналитических материалов в печатных СМИ. Продвижение схем в публичное пространство было достаточно длительной работой, которую начал А.П. Зинченко в Агентстве управленческих технологий. В 2002 году был спроектирован интернет портал Схемы.Ру (scheme.ru), который, к сожалению, по разным причинам не получил своего развития. В том числе из-за того что на сайт напрямую переносились штабные схемы. Все-таки для публичного анализа ситуации нужен иной тип схематизации.

Для каждого уровня один и тот же схематизм приходится трансформировать так, чтобы он был понят, и организовывал реально понимание. То есть необходим эшелонированный набор схем. В каком-то смысле – это социология схематизации. Ведь построение схем зависит от того, что может быть понято определенной позицией: либо в опоре на уже принятые операции понимания, либо в ориентации на шаг ближайшего развития понимания для каждой из позиций.

Для организации понимания нужно либо трансформировать схемы до уровня имеющегося понимания, либо проводить специальные, дополнительные мероприятия для «подтягивания» понимания до уровня используемых схем, например, в виде мастер-классов для журналистов. Таким образом, сегодня можно сказать, что у методологии за последние годы появилось коллективное достижение – довод схематизации до уровня массовых публичных коммуникаций.

Это можно считать достижением, так как за счет доведения схематизации до все большего круга людей, перевода ее в массовую практику, мы меняем массовые формы понимания. мы сделали вывод, что не все типы схем на данном этапе времени подходят для выстраивания понимания:

  • Например, позиционные схемы оказались самыми сложными для понимания, и, соответственно, применения, так как позиция – это очень сложная единица с целями, задачами, компетенциями, знаниями, сознанием и т.п.
  • Легче работать с рамочными схемами. И уже возможно.
  • Так же легко «берутся» в фокусные схемы. Они дают свободу разным позициям, представленным как фокусы в отдельной схеме и свободу интерпретации схемы за счет разнородности оставляет места для непонятного, а значит, для продолжения работы в первую очередь понимания и интерпретации, а далее для разработок, поиска новых решений. Такого рода схемы позволяют запустить процесс проектирования.
  • Ещё проще – работать со схемами элементов и их связей.
  • Самыми простыми для понимания и в этом смысле массовыми являются схемы-диаграммы, с их отношениями: много-мало, больше-меньше. При это, сразу отвечая на возможную критику, хочется отметить, что диаграммы тоже схемы. Эйлеровы круги Г.П. Щедровицкий называл, между прочим, схемами, так как там выполняется основное условие схем – различение и соотнесение различенного. И графики Г.П. Щедровицкий тоже называл схемами. Но интересно, что для нас, методологически оспособленных, и привыкших к методологическим позиционным, рамочным схемам, оказалось самым сложным работать в схемах-диаграммах. И тем более – переводить позиционные схемы в схемы-диаграммы. А для большинства людей, в силу того, что математика изучается всеми, восприятие графиков доступно.

 Зачем для государственного управления нужны схемы? Почему не остаться на уровне просто дискурсивной, текстовой культуры? На эти вопросы отвечает специфика работы госуправления.

Работа с будущим

Это, разумеется, специфика не только государственного управления, но любой управленческой деятельности. Всегда перед управлением стоит задача организации деятельности, которой еще не было – организация нового существования. Схематизация для работы с будущим обязательна.

Важная деятельность в схематизации – ответить на вопрос об «имени» схемы: это схема чего? Наименование схемы задает область, интенцию на объект, а затем уже схема этот объект прорисовывает. Это итерационный сложный процесс, в ходе которого этот объект может поменяться. Но именно таким образом создается новый объект, и далее его новое представление.

Например, программа по формированию здорового образа жизни - это массовая программа. В целевых показателях даже зафиксировано – охват 100% регионов, и нужно достичь массовых показателей – реального сокращения курения и потребления алкоголя. Но пока это только имя, а понятие и представление о здоровом образе жизни нам еще предстоит создать. Но и сама задача построения понятия здорового образа жизни появилось на другой схеме – схеме организации здравоохранения, которую мы делали для разработки концепции развития здравоохранения до 2020 года.

В любом случае при работе с будущим, необходимо произвести в схеме первичную объективацию, положить пока еще не существующий объект. Для формирования проекта кроме схемы объекта должны быть сделаны схемы разворачивания, создания этого объекта во времени - временные схемы.

Можно задать вопрос: как управленцы жили до методологов? Во-первых, схематизация присутствовала всегда. Для управления работа с графиками или блок-схемами – привычная деятельность. Методологическое мышление усложняет схематизацию, привнося туда рамочные, фокусные, позиционные схемы. Во-вторых, схема не всегда должна быть нарисована, схематизмы – это формы организации мышления, они могу быть выражены не визуально. Например, схемы используются в деятельности сценирования, сценарии выражаются в тексте, но в самом тексте все равно производится процедура различения, выделения единиц, установления их взаимосвязей и далее выстраиваются сценарии того, как могут развиваться их взаимодействия между собой.

Управленческая область уже более 100 лет работает со схемами, у методологии конкурентное преимущество, в силу того, что методологи умеют производить визуализацию. И именно в силу того, что в методологии визуализация была «изобретена» именно как норма организации мышления и понимания, не как иллюстрация к тексту, а как равноправная форма организации мышления. Затем в методологии появилась возможность быстро развивать схематизацию, и получать схемы других типов. Поскольку отсутствие визуализации не позволяет развивать и удерживать сложные схемы.

Визуализация также позволяет создавать более эффективные схемы в силу того, что существует задача трансляции (трансмиссии, передачи) этих схем, провода их через разные социальные группы. В конечном итоге, доведения их до населения. Наличие схемы позволяет контролировать трансляцию и конечный результат понимания. Даже за счет эшелонирования, редукции (при сохранении основных принципов) очень сложной схемы можно добиться «правильной» передачи смыслов.

В государственном управлении есть два направления работы:

1)     перевод организационных штабных схем в «чиновничьи» тексты, в диаграммы;

2)     перевод «чиновничьих» текстов в схемы.

Очевидно, что эта работа проводится совместно с теми, кто писал исходные тексты, она осуществляется итеративно, но в конечном итоге получается схема объекта. И по мере движения к схеме объекта появляются новые ее элементы, новое содержание. А также развитие понимания, так как схема задает логику оперирования: например, фокусирование, рамка-ядро, соотношение частей, прочерчивание процессов.

Что касается самой визуализации в госуправлении. Есть незыблемое правило – схема должна быть красивой. В противном случае – она, вне зависимости от своего содержания, не работает.

Многопозиционность и полидискурсивность деятельности государственного управления

Схематизация используется в организации понимания, организации коллективных работ. Схематизация – как «другой язык». В силу своей необычности, другости, возможности неожиданных интерпретаций поверх схемы – схема становится интересной (в отличие от привычного текста). Схема позволяет вступать во взаимодействие с представителями другого дискурса. Собственно сама схема задает правила понимания. Она – нарисованная структура понимания. Она задает логику понимания, оперирования с отдельными элементами схемы.

В деятельности госуправления заняты разные позиции.

Например, позиция разработчиков будущего, внутри этой группы разработчиков мы имеем всегда полипрофессионализм и связанную с ним полидискурсивность, так как каждой позиции принадлежит свой тип дискурса (методологический, финансовый, медицинский, организаторский, административный и т.п.). Обычно каждый человек обладает только одним дискурсом, максимум – двумя. И здесь схематизация – единственная возможность организовать коллективное мышление поверх разной дискурсивности. Строя финансовые схемы, организационные схемы можно выйти за пределы дискурса. И люди имеют возможность «не разговаривать», а рисовать. Тем более это важно, когда схема надпредметная, например, схема формирования здорового образа жизни.

Для позиции принимающих организационные решения (с их собственным управленчески-административным дискурсом) схемы должны быть переведены в более простые, такие, чтобы решение на них было очевидно, была видна его необходимость. ЛПР должен иметь возможность принять решение по схеме.

Всегда существует позиция реализаторов (принятой конструкции) – например, комментирующие принятое решение в публичном пространстве - это СМИ - (всегда ориентированные на собственные архетипы, которые, как правило, критичные, например, «чиновники воруют»). Если к журналистам выходить без схемы, то существует риск неправильной интерпретации. Схема уменьшает эти риски, так как она прозрачна. Однако схематизм делает менее интересным сюжет для СМИ, так как не оставляет повода для домыслов и интерпретаций. Но именно схема, пусть даже в редуцированном виде, позволяет реализовывать задачу доведения новых смыслов до населения, а значит реализовывать проект.

Требование на единство понимание, непротиворечивость пониманий и их выражения в публичных высказываниях, скоординированность действий

В государственном управлении важно единство в преемственности смысла. От одного совещания к другому. Есть несколько уровней принятия решений, а послание должно сохранить свою интерпретацию. Ведь трансмиссия успешна только тогда, когда ее организатор, добивается четкой передачи смысла. Если у организатора трансляции есть понимание транслируемого содержания представленного в схеме, то он может рассчитывать на результат. Если же ее нет, то результат неизвестен.

В этой трансмиссии есть два пути, две стратегии ее осуществления.

Длинная стратегия – проведение социальных изменений, в виде изменения форм понимания. То есть – стратегия – добиваться изменения и развития форм понимания. И у нас есть такой опыт, когда используется одна и та же схема для разных позиций. Но в этом случае необходимо проводить дополнительные мероприятия в виде семинаров, мастер-классов, которые «вводят» схемы, обучают правилам ее использования, показывают заложенные в ней оперативные возможности.

Короткая стратегия – эшелонирование схем, редукции, выделения частей, подстройка под имеющиеся формы понимания. Но при этом исходная схема должна быть у организатора трансмиссии, он должен помнить, что он передает.

Организация коммуникационной службы Министерства, которая отвечает за схематизацию

В Минздравсоцразвития у коммуникационной службы есть обычные, присущие таким службам, функции, они записаны в положении о Министерстве, это:

  • Взаимодействие со СМИ.
  • Организация и реализации коммуникационных проектов – выстраивание понимания у населения (и понимание населения организуется не только через СМИ, например, через мероприятия (акция по сдаче крови).
  • Но у нас образовалась другая функция: «сборщик». Она связывает разные позиции:
  • Разные проекты министерства, за которыми стоят люди с их структурами, с их пониманием.
  • И внешние коммуникационные форматы, куда необходимо переводить содержание этих проектов (это, например, заседания Правительства и т.п.).

Сейчас мы наблюдаем процесс, когда коммуникационная составляющая в госуправлении очень сильно разрастается. Потому что любой продукт (постановления, приказы, презентации, справки, аналитические записки) становится коммуникативными. Он является 1) результатом коммуникации и взаимного понимания и 2) строится в ориентации не только на содержание, но и на форму понимания того, кто это будет читать и воспринимать.

Возрастает и роль коммуникационной службы (и роль схематизации). За последние 10 лет госуправление претерпело значительные изменения. Есть постановление Правительства РФ №98 об открытости органов государственной власти, которое все изменило радикальным образом (сейчас оно, кстати, снова будет обновляться, требования к публичности госорганов будут еще более жесткими). У чиновников появилось понимание того, что каждый приказ будет вывешен на сайт, а, значит, будет прочитан журналистами, пользователями, а, соответственно, потом проинтерпретирован. В этом случае риски госуправления повышаются колоссально. И если коммуникационная служба не начинает брать на себя эти новые функции, она просто потеряет конкурентоспособность в публичном пространстве, а, значит, само ведомство будет терять позиции уже в управленческой и политической плоскости.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17