eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Голубкова Л.Г. "Модели будущего в управленческих схемах"

Тезисы к докладу на конференции по схематизации 24 июня 2010 года

Управленческие схемы (У-схемы) создавались в течение XX века в связи с осознанием и разворачиванием в западной теории менеджмента понятия о разных видах управления: администрировании, собственно управлении, стратегическом планировании. Основные схемы, которые до сих пор популярны, относятся к «эпохе больших проектов» в США и в СССР в 40-60-е годы прошлого века. Другой пласт У-схем отражает проблемы и представления «эпохи корпораций» 1970-90-х годов, с ростом управленческих структур, появлением разных уровней целеполагания и планирования. В своих докладах в мае на семинаре по схематизации я сделала попытку проанализировать, как связаны известные мне из российской управленческой практики схемы и уровни управления.

Схемы были ответом на вызов своего времени. Если в «эпоху больших проектов» основной проблемой было усложнение организационного взаимодействия при решении сложных технологических задач, в «эпоху корпораций» - разные горизонты и уровни планирования в международном масштабе. Тенденция «эпохи сетей», свидетелями разворачивания которой мы являемся с начала 90-х годов, – это ускорение развития организаций и высокая степень неопределенности будущего. Причем последнее касается и уровня государства, и крупных структур, и среднего российского бизнеса.

В последнем докладе, построенном в форме кейса, мне удалось выйти на обсуждение проблемы: как управленцу работать с неопределенным будущим. По итогам этого обсуждения я проанализировала представления о будущем, которые мне встречались в У-схемах разных периодов. Я рассматриваю будущее в сравнении с прошлым. Так получилась классификация моделей будущего, которые встречаются в ситуации управления.

Управленец в своей деятельности использует те или иные горизонты планирования будущего в зависимости от того, какой вид или виды управления осуществляет. Он должен удерживать в голове одну или несколько моделей будущего. Каждой модели соответствуют определенные У-схемы, которые встречались мне в практике управления в российских и зарубежных компаниях.

I. Циклическое время: будущего нет

В данной модели предполагаются подъемы и спады в течение цикла, но в целом деятельность в прошлом и в будущем представляется одинаковой. Пример: сельское хозяйство, образование, воспроизводство. Этой модели соответствует ситуация заведования или, в более крупных структурах, обеспечения функционирования, или администрирование.

Схемы, которые отражают это временное отношение: простые процессные схемы, диаграммы потоков данных (DFD), диаграммы IDEF0, IDEF3. Несмотря на линейное представление, эти схемы призваны решить проблему воспроизводства деятельности по определенному алгоритму, то есть обеспечить производственный цикл или спроектировать его «по образцу».

II.Линейное время: будущее определено (закрытые концепции)

В моделях линейного времени выявляется представление о планировании. Будущее проектируется или вырастает из прошлого и в этом смысле является определенным. Поэтому я называю эти концепции закрытыми. Здесь я выделяю два базовых временных отношения:

1. будущее повторяет прошлое

2. будущее хуже или лучше прошлого

Модель II.1. отличается от циклической модели I тем, что в ней постулируется неизменность внешних условий. В этой модели не предусмотрена ситуация, когда возникает новизна и, по Шумпетеру, «норма меняется рывком». Примером такого представления является график роста продаж или других показателей с постоянным углом. Данная линейная модель позволяет сделать довольно точный прогноз в предсказуемой ситуации. Однако таких ситуаций в управленческой деятельности очень мало.

Модель II.2. отражает представление о том, что будущее не воспроизводит прошлое. Причем вариантов может быть два:

2.а. – будущее хуже прошлого. Это эсхатологическая парадигма, которая может существовать отдельно или в рамках циклической модели. Интересно, что эта модель в встречается в религиозной и философской литературе разных культур, в том числе в западной (ср. Апокалипсис), однако отсутствует в У-схемах. Более того, мне не приходилось быть свидетелем того, чтобы в производственной деятельности, например, при составлении операционных планов или на совещаниях, данная модель всерьез и подробно публично обсуждалась и на ее основе принимались управленческих решения.

2.б. – будущее лучше прошлого. Эта модель построена на идее прогресса, свойственной периоду массовой индустриализации: «эпохе больших проектов» и «эпохе корпораций». Данная модель выражает стремление вперед, к качественному и, в еще большей мере, количественному росту. Отражением данной модели является не обязательно линейная схема, такая как диаграмма Гантта или дорожная карта. Выражением идеи непрерывного прогресса является, к примеру цикл Шухарта-Деминга, направленный на «постоянное улучшение», схема, изображающая процесс контроллинга, который регулируется стратегическими положениями, или декомпозиция карты стратегических показателей. На оестествленную цикличность воспроизводства накладывается искусственное управляющее воздействие, меняющее его ход в сторону «непрерывного улучшения».

К закрытым линейным моделям этого типа относятся и популярные нынче дорожные карты. По замыслу авторов, это «инструмент средне- и долгосрочного планирования, который позволяет увязать цель и результат путем учета разных факторов и предложить работоспособные сценарии организации работ в условиях неопределенности» (Garcia, M.L. and Bray, O.H. (1997). Fundamentals of Technology Roadmapping. Strategic Business Development Department Sandia National Laboratories). Однако в процессе их разработки видна попытка представить палитру более или менее прогрессистских сценариев, в основе которых лежит продолжение прошлых и существующих тенденций. Неопределенность же, или новизна, никакой прошлой тенденцией описана быть не может. Поэтому получается, что в дорожных картах неопределенность тоже запланирована и с действительно неопределенным будущим работать не позволяет.

 III. Нелинейное время: будущее не определено (открытые концепции)

В нелинейных моделях будущее не связано с прошлым.

1. Будущее формируется реакцией на текущую ситуацию, а прошлого просто нет. Этот реактивный подход не нашел пока отражения У-схемах, но при этом очень популярен в игровой сфере. Это не что иное, как игра в тетрис. Такой «офисный тетрис» становится чрезвычайно распространенным: «сломалось-чиним», «решаем проблемы по мере поступления» и т.д.

2. Альтернативой «тетрису» является жизнь без плана, или модель, в которой будущего принципиально нет. Акцент в деятельности делается не на планировании или его вариантах, а на совершенно других, невременных параметрах. В определенной этической системе такой модели будущего соответствовал девиз крестоносцев: «Делай, что дóлжно, а там – будь что будет». Цели деятельности определяются параметрами, исходя не из прошлого, а из желательной ситуации – видения руководителя. Например, не ставится цель улучшить количественные производственные показатели (сократить процент брака или увеличить рост продаж). Целью провозглашается развитие персонала или выход на новый рынок. При попытке это сделать открываются новые «окна возможностей», на которые бы не обратили внимание, если бы шли от целей, продиктованных тенденциями прошлого.

Переходной формой от линейных моделей будущего к нелинейным является метод сценариев. Мой личный опыт в использовании сценариев для работы с будущим пока очень невелик. Однако схемы и методические материалы позволяют думать о том, что от планирования здесь можно перейти к работе с другими объектами.

Из тех графических представлений, которые я использую в своей работе, ближе всего к этой модели подходит дерево целей. В среднем бизнесе есть две проблемы при осуществлении работы с будущим: планирование от достигнутого («все будет хорошо!») и реактивность («тетрис»). Дерево целей может снять проблему постановки преимущественно счетных целей. Это первый шаг к обсуждению «что дóлжно»: качественных целей и возможных сценариев.

Однако в применении схем типа дерева целей имеется ограничение. У-схемы здесь подходят лишь частично, так как для работы с ними годится не любая управленческая ситуация, а только та, которая удовлетворяет многочисленным условиям (зрелось организации, ее историческое время, готовность первых лиц обсуждать разные варианты, а не только самые благоприятные, наличие процедур целеполагания в организации, способов и критериев проверки достижимости и достижения целей и т.д.) Российские компании вряд ли это могут эффективно применять, а частично У-схемы использовать не имеет смысла.

Из представленного материала можно сделать вывод, что с неопределенным будущим наиболее популярные У-схемы не работают. Это - проблема, по крайней мере, для меня и для тех руководителей, которым требуется работать с «неопределенным будущим» не для составления отчетов, а по смыслу. Возможно, в методологии есть схемы для такой работы, и это было бы очень полезно обсудить.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17