eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Беляева Галина Ефимовна

Мое знакомство с кружком Г.П. Щедровицкого произошло осенью 1964 года, когда я училась на четвертом курсе философского факультета Московского университета. На семинар, он тогда проходил в Институте психологии по понедельникам, меня привели Таня Клименкова и Юра Серов, студенты второго курса философского факультета. До этого мне ничего не приходилось слышать о Георгии Петровиче и его семинаре, хотя мое внимание часто привлекали объявления, регулярно появляющиеся в окрестностях факультета о заседаниях семинара «Системы и структуры». Хотелось их посетить, но мне казалось, что они не для студентов и заседают там солидные ученые.

Мои интересы к тому времени сформировались достаточно определенно – социальные науки как форма научного знания. Хотелось понять, как устроены социальные науки, чем они отличаются от естественных. Во многом этот интерес подогревался пониманием полной несостоятельности тех предметов, которые преподавались тогда на философском факультете – история КПСС (четыре семестра!), диамат, истмат и пр. Хотелось эту несостоятельность представить как неполноценность научного предмета, а не с позиций социокультурных или политических. Сейчас все это кажется таким мелким и неинтересным, а в то время весь этот бред вызывал сильную эмоциональную реакцию, вплоть до настоящего невроза – в течение нескольких лет даже после окончания факультета я не могла слышать что-либо связанное с марксизмом, кстати, и на лекциях самого ГП. Естественно, что на этом фоне дискуссии в ММК оказались «глотком чистого воздуха»; к сожалению, из-за плохой общей подготовки оказалось трудно включиться в деятельность семинара, и его посещение превратилось в обычную «тусовку».

Сейчас понятно, что этот семинар и вообще все методологическое движение под эгидой Щедровицкого было достаточно специфичным в том плане, что не предполагало никакой формы обучения, тренинга. Член кружка должны были сразу включаться в работу, соблюдая при этом дух и букву «учения» («дочерние» семинары также не справлялись с этой проблемой из-за отсутствия методик.) Ставка делалась на талант и высокую работоспособность члена семинара, что, в общем, и правильно…

В начале 1965 г. ГП получил возможность прочесть спецкурс для студентов старших курсов философского факультета. Тема – логика естественнонаучного мышления на примере истории электротехники. Мне это было не очень понятно и не очень интересно. Хотелось чего-то более гуманитарного. По нашей просьбе Георгий Петрович пригласил на этот спецкурс Эрика Юдина. Предполагалось, что он будет вести спецкурс по социальным наукам для тех студентов, интересующихся этой темой. Однако Э.Г. Юдин прочел всего лишь одну лекцию про город, очень интересную, но, к сожалению, больше мы его не видели. И, пропустив несколько занятий, нам пришлось вернуться на лекции ГП.

С того момента я до 1972-73 гг. регулярно посещала его семинары. Хотя мои интересы в предметном плане продолжали концентрироваться вокруг социологии, мне было достаточно интересно на них присутствовать. Трудно сказать, что я конкретно воспринимала, но хорошо помню отдельные «озарения», возникавшие на этих семинарах время от времени. И все же, несмотря на то, что ГП был руководителем моей дипломной работе (теория социального действия Толкотта Парсонса), мне так и не удалось обсудить с ним проблемы теоретической социологии. Он был совершенно далек от этого: по-видимому, считал этот предмет чем-то мелким, тем, что полностью поглощается теорией деятельности.

Гораздо более интересными и плодотворными были семинары, которыми руководил О.И. Генисаретский, работа с А.Г. Раппапортом и Б.В. Сазоновым.

Эпоха деловых игр прошла без моего участия. Я присутствовала на одной игре в Калининграде, которая была посвящена педагогике, и меня неприятно поразило огромное число случайных людей, странная жесткость в проведении игры и неинтересность выступлений. Ничего больше об играх и игровом периоде сказать не могу.

В заключение. Конечно, знакомство с Г.П. Щедровицким дало мне очень многое, возможно, всё – без всякого преувеличения. Только благодаря посещениям семинаров я достаточно уверенно чувствовала себя на любой работе. Очень ценным качеством этих семинаров была их демократичность (на семинар мог придти каждый) и публичность. Несмотря на жесткие требования к участникам и докладчикам в памяти остается отчетливое ощущение высокого благородства всего, что было связано с ГП, с его неимоверной работоспособностью, целеустремленностью, отзывчивостью.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17