eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Меерович Марк Григорьевич

В 1978 г. после окончания Иркутского политехнического института по специальности «Архитектура», я молодым и весьма амбициозным человеком приехал на стажировку в Московский архитектурный институт с темой «Архитектурная типология». Мой научный руководитель, И.Г. Лежава, посоветовал мне пообщаться на эту тему с автором статьи «Проектирование без прототипов» А.Г. Раппапортом. Мы встретились с ним в «Сенеже», гуляли, разговаривали, и под конец нашей беседы он сказал, что если я действительно хочу научиться мыслить, то единственный путь – начать посещать семинары Г.П. Щедровицкого.

Первое знакомство с Георгием Петровичем произошло на его лекции в НИИОПП АПН, но гораздо ярче в памяти отпечатался мой первый визит к нему домой в конце того же года. Он поил меня кофе, расспрашивал, был по-домашнему мягок и по-человечески очень открыт (что совсем не совпадало с его публичным имиджем и потому, наверное, так остро запомнилось мне) и пригласил меня на домашние семинары, которые проходили на квартире у Светы Поливановой.

Мне всегда претили безграничные игры ума, не желающего иметь ничего общего с деланием. Здесь же, в семинарской работе (а затем и в игровой практике) я увидел, как мысль находит решение и тут же действует. Правда, через слово – это было не совсем то, чего хотели мои руки, постоянно желавшие материального созидания, но это все же было такое редкое, такое увлекательное единство мысли и дела.

В те времена считалось, что полноценная работа кружковца возможны лишь тогда, когда он посещает 3 семинара и в каждом из них выступает в отдельной роли – в первом он «ученик», во втором – «равноправный участник», в третьем – «учитель». В качестве равноправного участника я вошел в семинар, который для нескольких человек с архитектурным образованием специально сформировал Миша Гнедовский.

Работа в семинаре Светы Поливановой, где я был в роли «ученика», в то время была погружена в атмосферу восторженных воспоминаний о недавно прошедшей Игре-1, ход и результаты которой обсуждались параллельно с подготовкой следующей игры. С этого началось мое участие в игровом движении. Всего я был участником, организатором, руководителем приблизительно в 50 играх (в том числе, в тех, которые были непосредственно связаны с Восточно-Сибирским регионом – Выборы Штаба ЦК ВЛКСМ на БАМе, социально-экологическая экспертиза «Байкал», игра «Развитие системы ЖКХ Иркутской области», Школа депутата и игра «Город» (Иркутск)  и др.).

Ключевые слова, которыми, наверное, можно определить наиболее существенные мотивы содержательной работы кружка в годы моего участия в нем, это «стремление изменить к лучшему» – устройство систем производственной деятельности, качество индивидуальной научной работы, характер системы образования и т.д. и т.п. весь окружающий мир.

Собственные исследования в ММК я вел по теме: «Организация проектной (архитектурно-градостроительной) деятельности», изучал роль и функции архитектурной типологии в советской системе профессиональных знаний, искал закономерности и особенности в официально рекомендованных и практиковавшихся методах проектирования, разбирался в истории формирования системы массового проектного дела в СССР. Этот интерес и определил всю мою последующую исследовательскую деятельность – я стал специалистом в области государственной жилищной и градостроительной (расселенческой) политики в СССР в период 1917-41 гг.

Вернувшись после защиты кандидатской диссертации в Иркутск (1984 г.), я организовал методологический семинар, в который, помимо новичков, вошли люди, до этого уже приглашавшиеся мною на мероприятия ГП и знакомые с ММК. С этого времени Иркутск был включен в «зону игротехнического движения»: мы проводили регулярные семинары; приезжал ГП; иркутяне регулярно выезжали на методологические и игротехнические мероприятиях; игры, экспертизы, школы здесь проводили С.В.Попов, П.Г. Щедровицкий, А.П.Зинченко; проводились и собственные игры – Ю.М. Березкиным, И.В. Лисовым; огромную организационную работу вели В.С. Сбитнев, Н.Я. Труфанова, А.О. Татаринов.

Сегодня в Иркутске методологического и игротехнического движения нет. Изменилась сама жизнь. Многих разбросало по свету. Но во всех нас методологическое прошлое произвело личностные изменения – кто-то по способу мышления и характеру социального действия остался методологом, кто-то – игротехником; кто-то вырос до крупного руководителя, кто-то ушел в индивидуальную ремесленническую деятельность. Меня, например, оно начисто лишило карьерных амбиций.

Несмотря на то, что, начиная с середины 90-х, полностью погрузился в профессиональную деятельность и связанный с ней исторический материал, я считаю себя методологом и потому, прежде всего, что дух ММК до сего дня определяет и мое миропонимание, и мое самосознание.

Кандидат архитектуры, доктор исторических наук, профессор (факультет «Архитектура и дизайн» Иркутского государственного технического университета). Советник Российской Академии архитектуры и строительных наук, действительный член Международной академии наук о природе и обществе по отделению «Художественный и индустриальный дизайн», член Союза Архитекторов России и Союза Дизайнеров России, почетный работник Высшей Школы, профессор Международной Академии архитектуры.

Основные публикации:

  1. Биография профессии. Очерки истории государственной организации профессии архитектора в СССР 1917- 1941 гг.: Монография. – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2002.
  2. Биография профессии. Очерки истории жилищной политики в СССР 1917-1941 гг.: Монография. – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2003.
  3. Социальные основы архитектурно-градостроительного проектирования. История государственной организации профессии архитектора в СССР 1917- 1941 гг.: Учебное пособие. – Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2002.
  4. Социально-культурные основы осуществления государственной жилищной политики в РСФСР (1917-1941 гг.). – Дисс. на соискан. уч. ст. доктора исторических наук. Иркутск, 2004.
  5. Рождение и смерть жилищной кооперации. Жилищная политика в СССР. 1924-1937 гг. (социально-культурный и социально-организационный аспекты). Иркутск, 2004.
  6. Как власть народ к труду приучала: Жилище в СССР – средство управления людьми. 1917-1941 гг.: Монография. – Stuttdart. Ibidem-Verlag, 2005.
  7. Квадратные метры, определяющие сознание: государственная жилищная политика в СССР. 1921-1941 гг.: Монография. – Stuttdart. Ibidem-Verlag, 2005.
 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17