eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Третьяков Андрей Аркадьевич

Родители геологи. Окончил Новосибирский пединститут по специальности «учитель русского языка и литературы». Основным мотивом выбора вуза и специальности (другие версии: история, физика или геология в НГУ) была возможность воздействовать на сознание учеников, поскольку официальная идеология меня (тогда по убеждениям вполне марксиста) категорически не устраивала. В институте был старостой философского кружка, а также организатором всяких мероприятий, например, первого конкурса красоты. Основными людьми, оказавшими тогда на меня влияние, были философ В.П. Тыщенко, организатор упомянутого кружка, и Э.Н. Горюхина, которая в институте вела психологию, и параллельно в паре классов самой интересной в городе школы № 10 – литературу. Ее уроки – лучшее, что я видел в преподавании литературы, но что менее всего походило на традиционный урок: ей каким-то образом удавалось в классе организовать проживание художественного текста. Именно наблюдение и попытка объяснения феноменов понимания и непонимания на ее уроках послужили для меня толчком к исследованию (начатое в 71-м, текст написан в 74-м г.), которое привело к сопоставлению онтогенеза и филогенеза сознания с использованием рефлексивной алгебры Лефевра (по 2-му изд. «Конфликтующих структур»).

До 1980 г. я работал учителем в школах, в том числе, в 10-й, где познакомился с В.А. Жегалиным (см.), в библиотеках – в ГПНТБ организовал службу «Информация для руководства», ориентированную на руководство институтов СО АН СССР, переводчиком в геологическом институте. В те же годы был ведущим городской школы диск-жокеев (в работе «Семиотика дискотеки» рассматривал хронотоп дискотеки с точки зрения храмового пространства).

 Вошел в организованный Жегалиным кружок по развитию образования, а затем (1978-91 гг.) стал членом его группы по автоматизации учебной деятельности (научные руководители – Г.П.Щедровицкий и В.В. Давыдов; в начале 80-х вместе с Жегалиным принят соискателем в НИИ общей и педагогической психологии АПН). Отвечал за языковую часть в разработанном по инициативе Жегалина техническом задании на генератор задач, вел патентный поиск и т.д.

Диссертацию, тему которой подсказал ГП (что-то вроде организации учебной деятельности на уроках литературы) я так и не написал, поскольку были трудности с освоением необходимых методологических средств. Ее основная идея состояла в том, что на уроке должна проживаться позиционная структура художественного произведения (схему такой позиционной структуры я построил).

По ходу работы над задачей Р.А. Голосова (см.) написан текст «К понятию рефлексивного резерва». В 90-м я реконструировал школу Яна Коменского (он ее называл «дидактическая машина, в соответствии с механическим методом сконструированная»: классно-урочная система – гибрид механических часов с приводом от природного годового цикла, и печатного станка: текст учебника – запоминание).

 Считаю, что вошел в методологическое движение осенью 80-го, когда впервые увидел ГП на совещании по проблемам и задачам, куда он пригласил нас с Жегалиным, и физически ощутил, что этот человек – интонационный центр всего для меня интересного в советской философии и психологии. (А потом я понял, что ГП вообще – лучший человек, которого я встречал в жизни.) Молодая команда тоже произвела сильное впечатление свободной и органичной для каждого человека пластикой. Входил в методологию трудно: после первой игры был, по ощущениям, не вполне в своем уме. Однако по мере освоения средств обнаружил центр в себе и обрел ощущение свободы, чего раньше не было. Дальше без этих средств не могу – изменилась картина мира. Интересы в методологии – история, образование, искусство, язык, ряд других тем.

Участвовал в качестве игрока и игротехника в играх под руководством ГП, Ю.В.Громыко и В.А. Жегалина. В 1990-2003 гг. провел 7 собственных игр по образованию и молодежной политике, несколько семинаров по разной тематике.

Из проектов 90-х годов наиболее для меня значимы проект детского парка в Новосибирске, построенного по принципам морфологии волшебной сказки (проект занял 1-е место на конкурсе «Город – детям», но не был реализован заказчиком), и концепция телеучастия, придуманная вместе с Ю.В. Жулем.

В 1997-2001 гг. я был автором и ведущим проблемно-аналитической программы новосибирского радио «Круглая студия» (более 100 выпусков по разной тематике). По ее итогам приглашен в Общественный совет по проблемам стратегии устойчивого развития города Новосибирска (председатель совета – мэр города В.Ф. Городецкий) в качестве руководителя секции «Общественный мониторинг и прогнозирование качества городской среды».

В 2001-02 гг. мы с К.И. Зубаревым организовали Сибирский молодежный проектный центр (по настоящее время я его директор). По заказу комитета по делам молодежи Центр вёл разработку проекта областной целевой программы «Создание условий для формирования среднего класса», а по заказу Департамента молодежной политики Минобразования – критериев эффективности государственной молодежной политики. Кроме того, был разработан проект областной переговорной площадки «Бизнес – Молодежь – Власть-2003», проект Дома молодежи и ряд других.

В 2003 г. мы с О.Б. Макиевым и Е.И. Дубровиным написали Концептуальные основы молодежной политики Новосибирской области (см. «Кентавр», № 37). Текст делался как  концепция молодежной политики страны, отсутствующая и сегодня. Ее цель, как мы считаем – создание условий для самоопределения молодежи в жизни и деятельности, истории и культуре.

В последние годы мой постоянный партнер по начинаниям с методологическим содержанием – В.Г. Волов (есть еще несколько молодых людей пост-студенческого возраста).

 Предмет сегодняшних интересов (и работы) – реализация наработок по молодежной политике вне госструктур (нельзя вливать новое вино в старые мехи), а также методология здоровья и реформа здравоохранения. Ощущаю себя членом методологического сообщества, хотя ни в какие сети не вхожу и постоянных контактов почти ни с кем не поддерживаю.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17