eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Колесников Вячеслав Константинович

В 1988 году на волне моды на социологию (в ту пору это считалось одним из приоритетных направлений партийно-государственной политики) я работал социологом на предприятии. Специального образования у меня не было, но я был начитан и склонен к интеллектуальной деятельности, а потому мне удалось достаточно легко войти в пространство прикладной социологии. И вот именно в тот год знакомый коллега (выпускник психфака МГУ) инициировал ОД игру на развитие предприятия.

Проводил ее (а я участвовал в предваряющих игру семинарах) Н.Г. Алексеев. И для меня стало большой удачей, что этот мягкий, интеллигентный и высокопрофессиональный человек открыл для меня культуру ОДИ и СМД методологии. Годов мне тогда было уже ближе к 50-ти, тем интереснее оказалось с «высоты» моего жизненного и профессионального опыта войти в ее пространство. Игра была скоротечной, всего три дня, но впечатление оставила неизгладимое: я понял, что до того у меня в голове была интеллектуальная каша, в чем искренне признался на заключительной рефлексии.

Вообще для большинства людей это было характерно: первая игра и первая рефлексия после нее – как правило, искренняя и пронзительная. Именно она оказывалась для многих началом постижения себя и открывала этап интенсивной работы над собой.

Впрочем, это во многом зависит от руководителя игры и игротехника группы. Ведь участие в целостном процессе – это труд, а большинство игроков чаще ехали «посмотреть» на необычное событие. Прорывались те, кто имел достаточный личностный потенциал и, главное, мог успешно самоопределиться по отношению к теме и своему участие в игре. Поэтому основным результатом было выявление активного человеческого потенциала. Только успешно пройдя проблематизацию и распредмечивание первого этапа, человек мог пройти и этап проектирования с выходом на постигровую реализацию своих замыслов.

На этом этапе все зависело от близости к центру методологической жизни. Хотелось читать статьи ГП, в то время появилась книжка П.Г. Щедровицкого «Топика ОДИ», но главное – «кирпич», про который начинающие слышали в первую очередь. Все это ксерилось и распространялось «естественным» путем. Увы, заполучив и прочитав вожделенные книги и статьи, что-либо понять в методологии, тем более что-либо в себе изменить не удавалось.

Нужна была Среда! И, прежде всего, методологические семинары. В том числе тех, кто уже начал продвигаться в методологии и проводил игры. Но главным был семинар Георгия Петровича. Для меня это стало временем практического (прикладного) освоения СМД методологии: за последующие шесть лет я получил второе – уже наивысшее – образование (более 20-ти игр – игротехником, в основном в команде ГП, и около 200 часов его семинаров). А еще расшифровка кассет с записями семинаров и пленарных заседаний на ОДИ (около 100 часов записей, на каждый час записи в зависимости от ее качества я тратил 6-8 часов). Темы были разные – теоретические, тематические, рефлексия игр. За те же годы я прослушал не менее четырех докладов ГП о понятии «система», ни один не повторял предыдущий, каждый воспринимался как новый.

Итак, мне свезло. Живя рядом с Москвой (Загорск, ныне Сергиев Посад) и имея вольный график работы, я мог ездить на семинары по несколько раз в неделю и на игры, которые проводились в разных концах страны. Получить приглашение было непросто, а уж попасть в команду игротехником – еще сложнее, но мне удавалось и то, и другое («глаза намозолил»).

Кстати, несмотря на жесткость квалификаций, ГП был демократичен, а иногда очень внимателен и даже мягок. Так что и мне, несмотря на гуманитарную необразованность, удалось получить толику его внимания и даже организовать совещание по проблемам образования в Сергиевом Посаде с его и его команды участием.

Однажды я оказался свидетелем эпизода, когда выпускник МГУ, не новичок в семинарах и играх, сказал Георгию Петровичу, что хочет быть его учеником. Жесткий по форме ответ по смыслу звучал так. Сначала, штудируя тексты классиков, пройдите программу философского, затем филологического факультета, причем чтение по второй программе должно быть равносильно проживанию, и уже потом приходите для разговора.

И я понял: чтобы в полной мере быть его учеником, надо развить в себе способность творчески участвовать в семинарах кружка. После чего еще больше зауважал участников первых этапов деятельности ММК, без которых не могла быть разработана база для игрового этапа СМД методологии.

Некоторые «ветераны» ММК называли последнюю команду Георгия Петровича пренебрежительно – игроделами, подчеркивая собственный высокий статус методолога, забывая, что настоящий методолог был один и именно он руководил этой командой. Их высокомерие (амбиции и самомнение, видение себя любимого в методологии, а не себя через методологию) сыграло злую шутку, в каком-то смысле похоронив движение.

Но и неофиты часто обманывались. Особенно те, которые после первой же игры были убеждены, что и они теперь обладают сверхзнанием. В послеигровой рефлексии их распирало желание продемонстрировать методологию окружающим, а затем создать свои «методологические» школы и проводить игры, на которых все участники прозреют, начнут мыслить, у них появятся свои цели... Они готовы были менять всех и вся.

С уходом ГП все постепенно стало исчезать. Я сказал бы, что движение развалилось без цементирующих действий ГП. Он был главным (и, по-моему, единственным) СМД методологом, лидером движения. Сейчас появились наследники, но нет лидера! Следовательно, нет и движения как продолжения идей ММК!

Движение жило и питалось играми и семинарами. Главное в его культуре – самоопределение и личная ответственность за будущее – свое, детей, страны.

Сегодня мы переживаем время нового витка в истории России: страна становится государством. На повестке дня – дело служения государству. Мы сталкиваемся с новыми вызовами, и ответ на них может обеспечить только новый виток активности движения (коллективного, корпоративного, но не семейного бизнеса) СМД методологии. Для чего и требуется лидер.

Назрела необходимость запуска учебного и аналитического процесса – процесса освоения наследия ГП. Необходима его интерактивная форма и команда методологов, способная заниматься этим коллективно, в том числе разработкой нового методологического инструментария, адекватного новой ситуации.

К слову, и реформа местного самоуправления, в которой (и в котором) мы так нуждаемся, также требует обеспечения СМД методологией, и это может стать этапом возрождения Движения.

В настоящий момент работаю консультантом при Главе г. Сергиев Посад.
 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17