eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Постоленко Ирина Геннадьевна

В 1980 г. генерацию студентов-психологов первого курса МГУ И.И. Ильясов привел на Комиссию по логике, методологии и психологии мышления. В том сезоне на ее семинарах обсуждалась концепция формирования умственных действий П.Я. Гальперина. Георгий Петрович разбирал эксперименты С.Г.Якобсон и Н.И. Непомнящей. Для студентов первого курса – по делу: методологическое образование пошло параллельно с профессиональным.

За год до того на факультете вместе с Ильясовым начал работать О.С. Анисимов. Два мастера оттачивали на нас, склонных к экспериментам студентах, концепты «Формирования учебной деятельности» и «Метода работы с текстом – язык схематизированных изображений». Вокруг этой активности образовался студенческий семинар, он работал до 1987 г. Курсовые и дипломную работу я писала у А.А. Тюкова по теме «Психологические аспекты решения задач в группе». Тема и эксперимент собирали и классические для общей психологии представления о мышлении как решении задач, и методологическую по происхождению культуру проведения нормативно-деятельностного эксперимента.

Первая большая игра, в которой я участвовала (И-30 в Горьком), была на передачу ОДИ. По инерции студенческо-семинарского существования работала в группе исследователей К.Я. Вазиной вместе с Н.Г. Алексеевым и Г.А. Давыдовой. Георгий Петрович клеймил нас: «Интеллигенция, знаете, как все правильно, ничего не делаете»! Принадлежа к генерации той игры, уроки опыта выхода в действие извлекаю и сейчас.

Первая ОДИ условно нашего поколения и на базе рижского семинара состоялась в 1986 г. («Организация жизнедеятельности отряда МЖК-2», Рига, рук. И.В. Злотников, методолог О.С. Анисимов). С 88-го по приглашению Злотникова и рижского семинара (А. Вилцанс, М. Строжев, И. Рошкалне, Б. Ярнов и др.) жила и работала в Риге: во Всесоюзном научно-исследовательском проектно-конструкторском институте экономики, информации и автоматизированных систем управления рыбным хозяйством (Западный филиал ВНИЭРХ) был создан сектор методологии управления, где мы (Г. Кисвянцев, С. Зайчик, В. Кулаков, Д. Мацнев, И. Злотников, А. Жеглайтис, В. Воропинов и др.) разворачивали проблематику реорганизации предприятий, проводя управленческие сессии в форме ОДИ, я ими руководила с июня 1988 г. Одновременно в Риге шли семинары по логике, методологии, управлению, философии хозяйства; кроме того, мы участвовали в играх С. Попова и П. Щедровицкого по программе «Школа управления».

В том июне в Елгаве на заводе РАФ после конкурса и отбора (его успешно прошли С. Танцоров, Б. Журавлев и др.) начала работать группа игротехнической подготовки ММАС; руководил ею Тимофей Сергейцев, а основным предметом было методологическое освоение и проектирование ОДИ в рамках социального действия. Через полгода мы провели игру нового поколения по теме «Общественная сессия по комплексному анализу социально-экологической и историко-культурной ситуации района Плещеева озера» (Переславль-Залесский; рук. Рифат Шайхутдинов). В июне 1988 г. Тимофей, Рифат и я (как секретарь) создали Клуб руководителей ОДИ, раз в год проводя заседания с обсуждением методологических оснований и прагматических контекстов игры.

Для меня этот период проб и освоения ОДИ как социально-политического действия и проблематизации управления закончился управленческой сессией в форме ОДИ по теме «Анализ вариантов хозяйствования ПО “Сахалинрыбпром” в условиях зоны свободного предпринимательства» (Южно-Сахалинск, декабрь-90). Во время игры это объединение было расформировано, коллектив игры (со мной включительно) утратил дееспособность, а игра была закрыта без реализации программы.

По итогам рефлексии нашего (группы коллаборантов) методологического образования, опыта проведения ОДИ и сдвижек в прагматике мы осознали необходимость переорганизации работ. Концептуальные основания программы (представлены на школе ММАС по методологии, Омск, июль-90) содержали заявку на разработку методологии гуманитарных дисциплин. Ядром концепта, по моей оценке, стала практика самоопределения с ее дисциплинарным, экспериментальным и технологическим оснащением, исходящим из методологических принципов ОД игры. Организационно-практические следствия: выделена экспериментальная площадка (Технический лицей Елгавы, рук. А. Городинский – эксперимент в образовании 1990-91 гг.), разработана Российско-американская программа по конфликтологии (Санкт-Петербург, рук. Р. Шайхутдинов – экспериментальная программа по конфликтологии 1991-93 гг.), создан «Центр здоровья будущих поколений» (Казань, 1996-98 гг., рук. И. Валитов – экспериментальная программа по здоровью). Методологическое проектирование и разработки (экспериментальные серии работ) осуществлялись в тактах программы и координации работ на площадках (руководитель-методолог Т. Сергейцев).

 На этом шаге ОД игра стала использоваться как экспериментальная установка контроля материализации-идеализации, артификации различных типов самоопределения и продуктивного переноса принципов в методологически организованное проектирование (проекты «Отделение конфликтологии на философском факультете Санкт-Петербургского университета», 1993-1999 гг., «Лаборатория гуманитарных технологий в региональном проектировании» в РосНИПИУрбанистики, 1999-2007 гг., и др.).

Второй раз игра бралась как предмет экспериментирования – экспериментальные двуязычные ОДИ «Тенденции глобальных изменений и перспективы советско-американского сотрудничества в области прикладных исследований, образования и подготовки в конфликтологии», Пулман, Университет штата Вашингтон, октябрь-91, «Университеты: анализ образовательного потенциала и поиск ресурсов развития», Санкт-Петербург, август-92, рук. обеими играми Т. Сергейцев. Результатом стали экспериментальные образцы ОДИ и версии достижимых эффектов игры.

Третий раз игра декомпозировалась в специализированные прагматические режимы (прогнозная сессия «Социальные последствия программы приватизации», рук. Т. Сергейцев, Верховный Совет РСФСР, Москва, февраль-92; прогнозная сессия «Безработица: анализ ситуации, прогноз, последствия», рук. Р. Шайхутдинов; Служба занятости, Санкт-Петербург, март-92; курс «Новые формы государственного управления. Проблемы становления» и тренинг «Переговоры и структурные изменения», рук. Т. Сергейцев и Р. Шайхутдинов, Санкт-Петербург, июль-92; ОДИ «Самоопределение как гуманитарная практика» и тренинг «Планирование жизни», рук. Т. Сергейцев, Казань, апрель-98). Результатом была диверсификация продуктов на концептуально-технологической базе ОДИ.

В 1993-96 гг. на базе отделения конфликтологии философского факультета СПбГУ совместно с факультетом социологии университета штата Вашингтон был развернут проект (Р. Шайхутдинов, Т. Сергейцев, Р. Хауэл и автор данного текста) исследования ОДИ с задачей сопоставительного анализа подходов – американского collaborativ problem solving и ОД игры. Проект включал рефлексию опыта участия и проведения игр в разных социокультурных средах, серию интервью с их руководителями (А. Буряк, А. Зинченко, Д. Куликов, Н. Алексеев и др.), мастерскую по сравнению методов ОДИ и public involvment (ведущие И. Постоленко и Д. Вильямс), совместную разработку курса «Современные методы коллективной организации постановки и решения проблем» для студентов-политологов Кораблестроительного университета (Р. Хауэл, И. Постоленко, Санкт-Петербург), анализ литературы об ОДИ на английском языке, серию семинаров на нашем отделении конфликтологии по методу ОД игры, публикацию итогов в Paper the Annual Meeting of the Rural Sociological Society (Robert E. Howell, Irina G. Postolenko, Dmitri M. Rabkine; august-95, Washington D.C.) и альманахе «Кентавр» («Организационно-деятельностная игра как метод совместного планирования и решения проблем в бывшем Советском Союзе», Р. Хауэлл, И. Постоленко, Д. Рабкин).

Начиная с 2000 г. я веду мастерскую по проектированию ОД игр, семинаров, тренингов (Ф. Александров, Е. Чернова, Д. Бахтурин, С. Боровиков, А. Громов, А. Слугин и др.) под общим именем «Бюро политического дизайна». Совместно с А.П. Буряком мы провели мастерскую «Анализ ОДИ как образовательной практики» в рамках летней школы ШКП-2 («Управление человеческими ресурсами. Этика. Проектирование массового тренинга», Подмосковье, июнь-2003), решая задачу реконструкции принципиальных схем и актуальной прагматики ОДИ для нового поколения осваивающих игру.

Я считаю ОДИ великим изобретением XX века и как член научного совета «Института развития им. Г.П. Щедровицкого» инициирую работы по формированию архива ОДИ, программы исследований и следующего такта ее освоения. Альтернатива тоже просматривается – развернуть по стране терапевтические группы под именем «общество анонимных игротехников».

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17