eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Зубарев Геннадий Гаврилович

После морских скитаний я решил осесть на берегу, пошел работать преподавателем в Клайпедскую мореходку, где собрался молодежный коллектив талантливых преподавателей. То время было одним из лучших периодов моей жизни. Мы много работали, пытались расшевелить консервативную систему профессиональной подготовки, пытались организовать обучение в виде деловых игр, применяли т.н. формы активного обучения, но системы не создали.

Затем я переехал домой в Калининград и стал работать в политехникуме, хорошем советском учебном заведении, где готовили добротных специалистов среднего звена.

Были в политехникуме яркие личности, которые работали с удовольствием, интересно, применяли (кроме традиционной урочной формы) лекционно-семинарский метод (Шейн-блит А.Е.), формы и методы активного обучения, но в основном шла обычная работа по подготовке специалистов. А в середине 80-х гг. появилась К.Я. Вазина, которая попыталась всю эту консервативную систему расшевелить. Она запускала в разных регионах страны коллективную мыслительную деятельность (КМД) – игры с проблематизацией, самоопределением, распредмечиванием, анализом ситуации и т.д. Хорошая встряска для любителей спокойной жизни и хорошая поддержка новаторов. Несколько уроков в режиме КМД провел и я, учащиеся откликнулись с большим интересом – вместо объяснения материала, иногда не очень интересного, начиналось самостоятельное познание нового.

Кроме того, я преподавал во Всесоюзном ИПК руководящих работников рыбного хозяйства. У меня была хорошая теоретическая подготовка (Калининградский технический институт), 5 лет работы в море на судах загранплавания, 7 лет преподавания в Клайпедской мореходке. Не желая терять этот опыт и возможность работы с механиками-практиками, которые по опыту работы были выше меня, я организовал с ними в ВИПК обмен опытом, а не чтение лекций. Совместно со слушателями мы анализировали выходы из строя элементов судовой энергетической установки, делали выводы, находили решения и предлагали рекомендации, как действовать в таких или подобных аварийных ситуациях. В ВИПК я познакомился с А.П. Шинкаренко, который мне сказал, что в Калининграде проводится игра, аналогов которой не существует.

Так в 1987 г. я попал на ОДИ по передаче опыта. Она меня потрясла: все было настолько необычно, что поначалу я мало что понимал, тем более что методологи и игротехники говорили на чуждом мне языке, но из игры не вышел, и в отдельные моменты, «прозревая», понял, что такую мощную интеллектуальную работу такого количества людей я вижу впервые.

Прожитые на игре десять дней дали мне мощный импульс для переосмысления своего места в жизни и системы профессиональной подготовки молодежи.

И когда к нам в политехникум прибыл первый замминистра высшего и среднего специального образования РСФСР с представителем ЦК КПСС и зав. отделом науки обкома партии Калининградской области, было решено (в беседе с заместителями директора я высказал несколько соображений по изменению системы профессиональной подготовки специалистов среднего звена) провести выборы директора – наш уходил на повышение. После того, как разработанная мною программа развития политехникума была признана лучшей, директором избрали меня.

В этом качестве туго мне пришлось с партийными властями – они слабо понимали меня и мою самостоятельность. Но механизм окаянства (любимое словцо Георгия Петровича) во мне был уже запущен.

А в 88-м пришел ко мне В.В. Жаворонков, выпускник философского факультета МГУ. С этого и началось изменение всей жизни политехникума.

Направляя на ОД игры наиболее продвинутых преподавателей и сам в них участвуя, я поделился с Владимиром Владимировичем своими впечатлениями от них. Он оказался наиболее способным, с моей точки зрения, к восприятию и пониманию сути игры и вообще подхода ГП. После нескольких игр мы с Жаворонковым организовали даже педсовет в форме ОДИ.

Для многих преподавателей это был удар, но жаловаться им было некому, а я продолжал проводить педсоветы в той же форме, обсуждая такие, например, темы: «Как сформировать новый рынок образовательных услуг?», «Имидж колледжа», «Проектирование и запуск новой специальности», «Лицом к студенту», «На каких условиях жить будем?», «Организация индивидуальной работы студентов», «Профессиональное развитие преподавателей и сотрудников КТК», «Утверждение базовых ценностей и норм КТК и определение путей их формирования», «Психолого-педагогическая поддержка преподавателей и студентов», «Установка на проектировочную работу в колледже», «Научить учиться», «Моделирование профессиональной деятельности и формирование профессиональной культуры».

В итоге сформировалась группа новаторов, которые запустили механизм перевода политехникума в колледж. Были разработаны идеология, философия колледжа, переработаны учебные планы. В 1991 г. он был преобразован в колледж, а годом позже мы изменили и его структуру: вместо отделений организовали факультеты, вместо методических комиссий создали кафедры. Появился экстернат для первокурсников, которые за первый год осваивали программы 10-го и 11-го классов школы, после чего сдавали экзамены за школу и получали аттестаты. Появился предмет «Введение в специальность», где за первую неделю новобранцы знакомились с документами, которые будут регламентировать их деятельность, с преподавателями, с кабинетами и лабораториями, где они будут учиться и работать. Все это способствовало их самоопределению; к тому же, мы создали возможность перехода из одной специальности на другую.

Но самым важным «сухим остатком» стала организация проблемно-исследовательской лаборатории (сейчас лаборатория образовательных технологий), которая в режиме семинара бывших участников ОДИ и семинаров П.Г. Щедровицкого разрабатывает и реализует разные проекты развития КТК. Сейчас мы работаем над компетентностным подходом в модульном обучении.

Немного эмоций. Мне в жизни крупно повезло – я встретил Г.П. Щедровицкого: многого из того, что сделано в Калининградском техническом колледже, без идей и разработок Георгия Петровича просто не было бы. Сегодня же команда лаборатории работает на опережение в профессиональной подготовке молодежи и в ее развитии, а потому и мне как директору колледжа работа – в удовольствие.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17