eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Зубарева Татьяна Александровна

Так случилось, что суть моей жизни открылась мне в один из поворотных моментов развития страны, в год и дни путча 1991 года. В августе под Кемерово проходила Школа по методологии, которую по приглашению Вячеслава Лозинга проводил Петр Щедровицкий. Не знаю, какое из потрясений было сильнее – танки в Москве или методологическая дискуссия? Команда людей, ведущих дискуссию на непонятном для меня методологическом языке, вызывала недоумение и восхищение одновременно.   Можно было бы согласиться с мнением одного из участников Школы, что в 33 года в методологии уже делать нечего, но произошло обратное. Уже в следующем году я участвовала в лекциях Петра Щедровицкого по СМД педагогике в Пущино. А в мастерской Михаила Флямера и Сергея Зуева защитила проект «Город и развивающее обучение».

Еще через год, на игре в Новокузнецке («Новые образовательные технологии для свободных экономических зон») я поняла, что попала в методологическое движение и хочу принадлежать этой традиции мышления. Схема молодого Флямера «Замысел и замысливание» стала кульминацией понимания того, что существует мейнстрим: сообщество людей, решающих сложные мыслительные и социокультурные задачи путем использования определенного метода, у которого есть носитель и основатель – Г.П. Щедровицкий, а у него, в свою очередь, есть последователи, носители смыслов и схем, коллеги и соратники.

Чтобы проникнуть в тайны метода, нужно было окаянство и бесстрашие, потому что  даже не очень значимая, средненькая мысль, которую удавалось вынести с игры, позволяла понимать «глубже», видеть «больше и дальше». Из скромного методиста   станции юных техников я сразу попадаю в управление образованием города Междуреченска, в ограниченное число разработчиков программы развития образования Кемеровской области.

Вгрызаюсь в программу развивающего обучения, знакомлюсь с В.В. Давыдовым и  всеми, кто входил тогда в Международную Ассоциацию развивающего обучения: А. Воронцовым, И. Фруминым,  Б. Хасаном, А. Ароновым, Б. Зельцерманом. Сделать новое в те годы без опоры на методологию и на традицию ММК было невозможно. Поэтому расширяется круг чтения: сначала Э. Ильенков, потом Л. Выготский, В. Давыдов, Г. Щедровицкий.

В 1994 году я стала организатором ОД игры  в Междуреченске по теме «Разработка  контуров развития монокультурного города в условиях быстро меняющейся экономической и политической ситуации». Игру готовил и проводил Петр Щедровицкий. До нее надо было организовать проведение аналитических и экспертных работ на одной из крупнейших шахт страны «Распадская». Так я познакомилась с Тимофеем Сергейцевым, Дмитрием Куликовым, Ириной Постоленко. В рамках подготовки к игре экспертную работу по генплану города вела группа Олега Алексеева. Образовательный кластер исследовали Кирилл Зендриков, Наташа Рыбалкина. С предпринимателями работали В. Гершгорин,  Г. Блинов, социальную группу вел И. Минтусов.

 Так игра стала моим испытанием и новой возможностью. В качестве стажера я попала в Школу культурной политики. Предметом нашего образовательного крыла в Школе стали инновационные проекты и программы. В 1994 году Петр Щедровицкий и Всеволод Авксентьев начали разворачивать по стране программу «Открытое начальное высшее образование для российских регионов». В разных не самых крупных городах страны появились образовательные площадки. В Калининграде – «Лицей Канта», в Мирном (Республика САХА, Якутия), и Междуреченске – «Открытый колледж», в Бийске – «Гуманитарный лицей», где проводилась опережающая интенсивная методологическая подготовка старшеклассников и студентов первых курсов вузов. Школьникам читали лекции С. Котельников, П. Малиновский, П. Щедровицкий, С. Попов, А. Буряк.

Как следствие разворачивания масштабной образовательной программы появлялись специальные Гуманитарные Школы и другие локальные образовательные проекты, которые в свою очередь решали класс специальных управленческих и  исследовательских задач. Эти Школы могли быть локальными мероприятиями, периодическими событиями, циклами – такими, как Школа по педагогике, Школа Кадрового резерва Петра Щедровицкого, Школа по философии С.А. Смирнова в Новосибирске, Школа по конфликтологии Р. Шайхутдинова и И. Постоленко в Санкт-Петербурге. 

Спустя некоторое время они «перерастали» свой первоначальный статус и  становились новыми институтами открытого образования – такими, как Школа гуманитарного образования (ШГО) А. Попова, Центр Корпоративного предпринимательства Владивостока (ЦКП-В), созданный при учредительстве  группы предпринимателей и  М. Бариновой, Школа инновационных менеджеров, созданная при учредительстве Центра стратегических разработок «Северо-Запад» и по инициативе П. Щедровицкого, кафедра конфликтологии в Санкт-Петербургском университете, созданная    Р. Шайхутдиновым, И. Постоленко, Ф. Александровым и др.

Результатом реализации программ развития и развернутых для этой реализации образовательных программ, Школ и проектов можно считать становление авторских и инновационных школ в России.

В 1997 году я получила диплом (№ 26) выпускника ШКП; основной состав этого выпуска – «региональщики». Почти все из образовательных программ. Те, что в силу разных обстоятельств попали в «последний вагон» первого состава ШКП и уже не застали того периода, когда шел постоянно действующий семинар. Не удалось мне и «вживую» встретиться  с Георгием Петровичем. Основные методологические схемы осваивались мной на семейных играх Петра Георгиевича эпохи гуманитарных технологий и на Школах по методологии цикла «Управление развитием».

Поэтому про себя нынешнюю могу сказать, что гуманитарный технолог во мне случился. В сфере производства с помощью гуманитарных технологий можно решать стратегические, управленческие и кадровые задачи, что я и делаю. В этом становлении мне очень помогли Алексей Тупицын, Сергей Градировский, Дмитрий Шейман. Работала в группе Бориса Островского по разработке программы создания тренинг-центров современных управленческих компетенций. Десятилетие ушло на то, чтобы создать   образовательное учреждение в Междуреченске – инновационную школу, имеющую сегодня статус Федеральной экспериментальной площадки.

Вместе с Владимиром Гершгориным при поддержке Сергея Котельникова, Федора Александрова мы создали при Новокузнецком филиале-институте Кемеровского университета Школу для студентов по управлению проектами. Читаю студентам курс социально-гуманитарного проектирования.

Идея «кружковости», идущая от ММК, продолженная ШКП, сегодня стала частью социокультурной среды современного человека в России. Человека, живущего на мейнстриме. Как многие, кто хоть раз столкнулся с СМД методологией, мечтаю написать книгу. Верю, что это случится.

В обычной жизни – иерархии и страхи, в глубинах мысли – воли власть,

Желанье не отстать, успеть, движенье совершить, не опоздать с концептом.

А в жизни деловой – переговоры, уменье слышать и поймать ответ.

Зайти со стороны проблемы, чтоб враз снять несколько задач. 

Потом на некоторое время – забыть себя, забыть – зачем живу, 

Смотреть вперед и к образу стремиться, вокруг не замечая никого.

Мы постигаем схемы суть, чтоб быть, а не казаться!

Чтоб для других быть ориентиром?

Мы видим жизнь чуть быстрей: картиной целостной, в процессах и в прогнозах.

Не делим мир на плохо, хорошо, а лишь указываем направленье.

  В монастырях хранили раньше знание,

Теперь мысль требует к себе внимания и заботы. И век другой.

Хранилище сегодня фабрикой зовется, где мысль живет и схемой создается, 

Как в ММК усилием мысли, методом, игрой.

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17