eng
Структура Устав Основные направления деятельности Фонда Наши партнеры Для спонсоров Контакты Деятельность Фонда за период 2005 – 2009 г.г.
Чтения памяти Г.П. Щедровицкого Архив Г.П.Щедровицкого Издательские проекты Семинары Конференции Грантовый конкурс Публичные лекции Совместные проекты
Книжная витрина Корзина заказа Где купить Список изданных книг Готовятся к изданию
Журналы Монографии, сборники Публикации Г.П. Щедровицкого Тексты участников ММК Тематический каталог Архив семинаров Архив Чтений памяти Г.П.Щедровицкого Архив грантового конкурса Съезды и конгрессы Статьи на иностранных языках Архив конференций
Биография Библиография О Г.П.Щедровицком Архив
История ММК Проблемные статьи об ММК и методологическом движении Современная ситуация Карта методологического сообщества Ссылки Персоналии
Последние новости Новости партнеров Объявления Архив новостей Архив нового на сайте

Открытое письмо главного редактора альманаха «Кентавр» и сайта «Методология в России» Г.Копылова

Уважаемые коллеги!
Дорогие друзья!

Изменившиеся жизненные обстоятельства властно потребовали от меня того, что, вообще говоря, нужно было бы сделать еще пару лет назад: проанализировать ситуацию с альманахом «Кентавр». Сегодня мне понятно, что в прежнем виде я его делать не могу, а значит, есть удобный случай подумать над возможным переформатированием этого почтенного (15 лет) издания.

Некоторые пункты очевидны уже сегодня.

Главный из них – и это не подлежит обсуждению – отныне «Кентавр» становится полностью сетевым изданием. Физические затраты на даже такую минимальную полиграфию и на последующее распространение непомерны. Желающие могут распечатывать и переплетать тексты, которые будут появляться на прежнем месте – по адресу www.circle.ru/kentavr/.

  Но вот все остальное требует обсуждения. Нужен ли «общеметодологический журнал» сегодня и в каком виде – вот в чем вопрос.

То, что я понимаю по этому поводу, я изложу ниже, а далее задам вопросы читателям.

Замысел «Кентавра» был и есть следующий: представить методологическое в его актуальном существовании. То, как методология проявляется в текущих работах нескольких «групп прорыва» и отдельных методологов. Все остальное было лишь приложением к этой основной задаче.

При этом у меня было и есть свое понимание методологического, не могу сказать, что оно сильно артикулированное, но оказавшееся вполне достаточным для сборки по 2-3 раза в год номера журнала. Любопытно, что каждый номер собирался «как бы из ничего» - мне предлагали статьи, я сам, узнав о неких интересных работах, интервьюировал их участников, а в результате в каждом номере возникал некоторый контрапункт методологического содержания, некоторая заочная перекличка.

Теперь я, кажется, понимаю, в чем дело. Любая работающая группа, даже если она изначально пользуется методологическими принципами, имеет сегодня совсем немного времени для рефлексии собственного движения и осознания того нового для методологии (если оно есть), которое они нащупывают в собственной работе. Мои вопросы для журнала вызывали нечто вроде принудительной рефлексии – тем самым начинало выполняться одно из главных методологических требований: рефлексия и фиксация методологических принципов собственной работы. Следовательно, «передний край методологического»  задавался самим фактом существования журнала (и таким стилем его работы).

Так «Кентавр» создавал одну из реальностей существования методологии.

Теперь можно задать первый вопрос. Сегодня я убежден, что те группы и персонажи, на которых, как я привык считать, живет нечто методологическое, уже сместились. Да и формы существования (актуализации, реализации) методологии сегодня уже сильно поменялись. Конечно, никуда не делись группы Ю.Громыко и С.Попова, активно работает в Тольятти и Киеве А.Зинченко, а на регулярных семинарах по обсуждению Чтений или издательской политике собираются «корифеи и аксакалы», но есть и то, что я совсем не отслеживаю.

Ну например, очень интересная работа, которая ведется в Минпромэнерго по выстраиванию системы PR-сопровождения деятельности министерства, по созданию экспертного пула – в ней явно есть методологическая составляющая. Но в чем она, какую новую форму (семинары, игры, стратегические центры…) жизни методологии эта работа может задать – я совершенно не знаю.

Все то же можно сказать относительно работы в АНХ, где около 30 выпускников в основном Тольятти выполняют целый комплекс работ по обеспечению образовательной реформы и по новым образовательным проектам.

Аналогично – то, что инициирует П.Щедровицкий в процессе реформирования атомного комплекса России. В этом огромном комплексе работ также по-новому живет методология – но как? Как живет и как это отследить?

Что-то очень интересное происходит с региональным программированием у «Роэл Консалтинг», где работает В.Марача, что-то – в общественном совете при министерстве регионального развития, что-то – в Единой России, что-то – в Лектории, и так далее – я здесь не ставлю целью назвать всех. А ведь есть еще и «провинция».

Цель моя – показать, что ставший уже стандартным охват тем и «признаков» методологического сегодня уже неадекватен. При этом, опять-таки, по жизненным обстоятельствам, мне совершить необходимую сдвижку не под силам.

Требуется некоторое объективизированное понимание «методологического XXI века» и некоторая технологизация его «вылавливания и фиксации».

Теперь второй вопрос – требуется ли? Интересны ли эти «группы прорыва» друг другу? Идентифицируют ли они себя с методологическим – или же каждый занимается некоторым интересным социокультурным проектом, но к методологии не имеющим отношения (только благодаря происхождению)? Это – ключевой вопрос: если эти новые формы не опознают (и не пожелают опознать) друг в друге методологическое, то весь проект с 55-летней историей может считаться проваленным. Потому что тогда не помогут ни тщательный анализ достижений, ни выверенная издательская политика – останется лишь надежда на какое-то следующее поколение, которое сможет что-то из этого взять и потащить в нужных для себя формах.

Но ведь это «взять и потащить» происходит и сейчас! Но нужно ли кому-либо понимание того, как сегодня живет методология как некоторая рефлексивное и идентифицирующее себя понимание того, что происходит в разных сферах? Интересно ли это кому-нибудь – и самое главное, друг другу?

(Самый характерный пример – рецензии. Сейчас выходит в год более 10 книг по методологической тематике (в основном издают их Фонд Развития, Ю.Громыко и А.Зинченко). Но ни одной рецензии, ни одного комментария в «Кентавр» не поступает. Читает ли их кто-нибудь? А если читает – то может ли как-то высказаться по прочитанному?)

Третий вопрос: и кто те люди, которые читают новые издания и работают в проектах - кто сейчас тот, кто в той или иной форме «тянет» методологию? На кого должен быть рассчитан журнал – на новичков, на старых участников проекта, или на активных молодых людей, ищущих «отмычку» к жизненному успеху и усилению себя?

Наконец, четвертая группа вопросов – форма. «Кентавр» был всегда журналом для серьезного чтения. Статьи, интервью, архивные материалы, дискуссии, рецензии – вот его жанры. Этого сейчас явно недостаточно. Они слишком серьезны и монологичны, малосовременны. Да и сам вопрос о форме методологического текста вообще не поставлен – я пользовался привычными жанрами. Каковы должны быть жанры и формы сетевого издания для поддержания интереса к методологии?

Коллеги! Эти четыре группы вопросов представляются мне решающими для дальнейшего существования «Кентавра» (да и сайта тоже). Приглашаю всех заинтересованных высказаться по этому поводу.

При этом прошу иметь в виду: самыми ценными будут тезисы, подкрепленные желанием их реализовать.

05/08/2006

 
© 2005-2012, Некоммерческий научный Фонд "Институт развития им. Г.П. Щедровицкого"
115419, г. Москва, ул. Орджоникидзе, 9, корп.2, под.5, оф.2. +7 (495) 775-07-33, +7(495) 902-02-17